Иранские сказки

 главная страница          содержание           следующая сказка

Рассказ о пророке Сулеймане, птице Симург и предопределении судьбы

     

 

   

Сидел однажды могущественный Сулейман на троне в окружении людей и пери, дивов и джиннов, птиц и животных, и из трепетного благоговения перед его несказанной мудростью никто не решался вымолвить слово. Одна лишь птица Сар, взмахнув крылом, издала некий странный звук. Разгневался Сулейман и повелел наказать ее за непочтительность.
— О великий посланник бога! — взмолилась птица Сар.— Яви милосердие рабу твоему! В том,
что сейчас произошло, нет моей вины: ведь каждое мое движение предопределено судьбой.
Стоявшая неподалеку птица Симург вознегодовала :
— Что за вздор несет сия непристойная! Все разглагольствования о судьбе — сущие выдумки. К ним прибегают грешники, дабы оправдать свои безнравственные поступки. Вот я, например, не верю ни в какую судьбу.
Эти слова птицы Симург пришлись явно не по душе Сулейману, однако не успел он и слова вымолвить, как с небес спустился пророк Гавриил и предстал пред всемогущим владыкой.
И сказал пророк:
— О мудрый Сулейман! Не сокрушайся по поводу недостойных речей птицы Симург. Скоро ей представится случай убедиться в противном. Да будет тебе известно, что нынешней ночью у падишаха Восточных земель родился сын, а у падишаха Западных земель родилась дочь. Волею судьбы они в будущем соединятся, и у них, невенчанных, родится сын. И как бы ни стремился весь мир помешать этому предопределению судьбы, ничто уже не способно его изменить. Скажи об этом птице Симург и послушай, что она на это тебе ответит.
Сулейман призвал птицу Симург и в присутствии всей своей свиты обратился к ней с такими словами:
— Нам ведомо, что ты не веришь в судьбу. Пусть так. Но что ты скажешь по поводу такой истории: нынешней ночью у падишаха Восточных земель родился мальчик, а у падишаха Западных — девочка. Мне доподлинно известно, что, когда они достигнут брачного возраста, у них, невенчанных, родится сын. И никто и ничто в мире не может помешать этому, ибо так предопределено судьбой.
— Сущая нелепость! — воскликнула птица Симург. — Как это судьба мальчика из Восточных земель может сочетаться с судьбой девочки из Западных!
Услышав подобные речи, Сулейман до крайности разгневался.
— Неучтивая! Счастье твое, что я облек тебя властью над всеми птицами! Иначе не избежать бы тебе наказания за сии дерзкие слова! Откажись немедля от этих нелепостей и никогда более не сомневайся в незыблемости предначертаний судьбы.
— О всесильный владыка! — отвечала птица Симург. — Я не позабыла, что ты — наместник бога на земле, а я — всего лишь его жалкая рабыня. Однако кривить душой я не стану. Если ты пожелаешь, я готова попытаться изменить судьбу этих двух молодых людей. Вот тогда мы посмотрим, кто из нас прав.
Выслушал Сулейман Симурговы речи и в присутствии всей своей свиты предложил через пятнадцать лет, когда новорожденные достигнут брачного возраста, проверить, кто был прав: пророк Гавриил или Симург. Сей договор по приказу Сулеймана был записан золотыми буквами, и птица Симург в тот же час отправилась в путь. Вскоре она достигла Западных земель, отыскала дворец падишаха и там, в прекрасном саду, на особом возвышении увидела в нарядной колыбели девочку. Многочисленные няньки и кормилицы хлопотали вокруг новорожденной. И так они были увлечены своими хлопотами, что не заметили, как подлетела огромная птица и, схватив колыбель с девочкой на глазах у перепуганных нянек, унесла в поднебесье.
Едва печальная весть достигла ушей падишаха, как он тотчас же созвал свое войско и повелел во что бы то ни стало вернуть ему любимое чадо. Воины старательно целились в птицу, однако посланные ими стрелы пролетали то справа, то слева от нее, и ни одна ее не задела. А птица Симург тем временем поднималась все выше и выше над облаками и вскоре совсем скрылась из виду.
Долго летела птица Симург, вот уже семь рек промелькнули внизу, и достигла она наконец высоченной горы, где никогда доселе не случалось
бывать ни одной птице. Соорудила птица Симург на дереве домик, наподобие большого скворечника, поставила туда колыбельку и стала заботливо ухаживать за девочкой. Ночью и днем она неотступно находилась при ней, всячески холила ее да лелеяла. «Пока девочке не минет пятнадцать лет, — думала птица Симург, — я буду скрывать ее от людских глаз, а когда истечет условленный срок, доставлю ее к Сулейману в целости и сохранности, пусть тогда Сулейман и его приближенные уверуют в мою правоту и перестанут утверждать, будто нельзя изменить того, что предназначено судьбой».
Шли годы. Девочка росла в полной уверенности, что она родилась от птицы и что во всем мире нет никаких живых существ, кроме нее и птицы Симург. Птица же Симург так сильно привязалась к девочке, что не могла пробыть без нее ни минуты. Когда девочке минуло пять лет, птица Симург поняла, что с годами девочка станет редкостной красавицей.
Пока прервем рассказ про девочку и птицу Симург и послушаем, что было с мальчиком из Восточных земель.
Едва мальчику исполнилось пять лет, его отец — падишах — стал брать его с собой на охоту. И мальчик так пристрастился к охоте, что она стала любимым его занятием. Шло время, и вот однажды, — а было мальчику в ту пору семь лет, — захотелось ему поохотиться. Стал он просить отца отпустить его на охоту, а падишах так любил своего единственного сына, что не нашел в себе сил ему отказать, и, повелев запастись едой на целый месяц и поручив сына заботам своего приближенного, проводил их в дорогу. Взяли они с собой ловчих птиц и покинули дворец. Шли они без отдыха, пока не достигли реки. Тут они сели на корабль и поплыли вниз по течению к тому месту, где река была особенно широкой и над водой выступали острова, поросшие густым лесом. Шахзаде облюбовал один такой остров и, забыв об отдыхе и сне, предался охотничьей страсти.
Через пять дней на острове не осталось ни единой птицы. И тогда шахзаде решил отправиться на другой остров.
Снова сели они на корабль и поплыли дальше. Вдруг небо затянуло тучами, сверкнула молния, загремел гром, и на землю хлынули потоки дождя. Заходили по реке громадные волны, и вскоре корабль оказался разбитым в щепки, а все находившиеся на нем очутились в пучине вод. Один лишь шахзаде уцелел. Он ухватился за какой-то кусок дерева и благодаря этому спасся. Долго носило его по волнам и наконец прибило течением к незнакомому берегу.
Печальный и одинокий, сидел шахзаде на берегу реки, предаваясь своим горестным думам. Вдруг видит — плывет корабль, а на нем множество народу. Когда корабль подплыл к берегу, шахзаде вскочил на ноги и склонился перед толпившимися на борту людьми в почтительном поклоне.
Те принялись расспрашивать его:
— Ты кто такой и как сюда попал?
И шахзаде поведал им свою печальную историю :
— Корабль, на котором я плыл, потерпел крушение. Все ехавшие на нем погибли, и только одному мне посчастливилось остаться в живых. Однако спасение мое не сулит мне ничего доброго. Ведь я молод и неопытен и не знаю, как быть дальше. Если кто-нибудь из вас согласится взять меня с собой, я стану ему покорным и преданным слугой.
Сказав так, шахзаде горько заплакал. Люди изумились его благородным речам, а один из них — как выяснилось позже, бывший приближенный Сулеймана — приласкал мальчика и сказал:
— Не печалься! Я согласен взять тебя в услужение.
Шахзаде поблагодарил своего благодетеля, скинул с себя дорогие шахские одежды и, облачившись в платье простого слуги, стал старательно
прислуживать своему господину. Между тем тот так расположился к юному слуге, что полюбил его словно сына и доверил ему все свои богатства.
По прошествии длительного времени прибыли они в Египет.
— О сын мой, — молвил однажды обратись к шахзаде благодетель, — уже два года, как ты находишься у меня в услужении. Однако до сей поры я не имел случая чем-либо тебя одарить.
Ответствовал шахзаде:
— Никакие ваши дары не способны приумножить моей благодарности к вам. Если бы у меня была тысяча жизней, то все их до единой я готов был бы отдать за вас.
И сей ответ пришелся весьма но душе господину.
Вскоре, по прибытии в Египет, шахзаде отправился на базар и, продав свой золотой пояс и единственную, сохранившуюся у него после кораблекрушения жемчужину, выручил некоторую сумму денег, и на эти деньги он время от времени делал скромные, но вместе с тем изысканные подношения своему господину, и тот не оставался к ним равнодушным.
В один сулящий удачу час шахзаде обратился к своему благодетелю с такой речью:
— Да продлится ваша жизнь, мой досточтимый повелитель! Мною овладело неодолимое желание отправиться к истоку Нила. Прошу вашего благословения на сие путешествие.
Опечалился благодетель и стал увещевать своего прислужника:
— Ты еще мал, исток же Нила находится далеко в Западных землях. Тебе одному туда не добраться.
Но шахзаде с твердой почтительностью все снова и снова повторял:
— Я обязательно должен осуществить этот свой замысел.
И тогда господин понял, что не в силах поколебать волю шахзаде, и сказал ему так:
— Поступай как знаешь, я не стану противиться. — Затем извлек из кармана какой-то белый сверточек и, вручая его мальчику, добавил:
— Возьми, это может пригодиться тебе в пути. Шахзаде поблагодарил своего благодетеля
и спросил:
— А что это такое? И тот объяснил:
— Порошок этот достался мне из сокровищницы великого Сулеймана, а твои истинно вегикая честность и преданность побуждают меня отдать его тебе. Волшебное свойство порошка состоит в том, что принявший его обретает способность понимать язык всех живых существ.
Шахзаде проглотил порошок, затем, склонившись в почтительном поклоне, поблагодарил своего господина и, простившись с ним, отправился в дорогу. Проделав длинный путь, он достиг некоего города, расположенного в прекраснейшем месте на берегу Нила. Здесь он решил отдохнуть, а зао/що и полюбоваться красотой природы и утолить голод плодами сказочных растений. Внезапно его взору предстали деревья с золотой листвой. Шахзаде подошел ближе и увидел, что сами деревья обернуты белой тканью. Шахзаде вознамерился было потрогать деревья, но передумал, решив, что в них кроется какая-то тайна и для разгадки ее потребуется немалое время.
Не успел шахзаде так подумать, как услышал какой-то шум и, обернувшись, увидел направлявшегося к дереву шаха в окружении своей свиты. Шахзаде решил спрятаться и посмотреть, что будет дальше.
А шах и семеро его визирей расположились неподалеку от того места, где прятался шахзаде, и принялись обсуждать свои дела. И тут шах, обратясь к визирям, молвил:
— Некоторое время тому назад я повелел вам разгадать тайну дерева, обернутого белой тканью. Однако вы до сей поры, видно, ее не разгадали. Если в ближайшее время вы не выполните этого моего повеления, я прикажу вас казнить.
Поначалу визири пришли в замешательство, но потом старший среди них осмелился заговорить. Склонившись в почтительном поклоне, он сказал:
— Да пребудешь ты владыкой всего мира, достойнейший наш повелитель! Много лет кряду служил я твоему отцу, а теперь верой и правдой служу тебе. Однако за всю свою долгую жизнь мне не довелось повстречать человека, которому была бы ведома тайна золотого дерева. Если желание твое узнать ее столь неодолимо, позволь нам удалиться из дворца на некоторый срок, дабы посвятить себя разгадке той тайны. Быть может, тогда твоя любознательность будет удовлетворена.
Подумал шах и дал визирям на разгадку тайны месячный срок и к тому же предупредил, что, в случае неудачи, им не избежать смертной казни.
Сказал так шах, сел на лошадь и ускакал. Визири же тоже, не теряя времени, сели на лошадей и отправились исполнять высочайшее повеление.
Не успели визири отъехать от дворца на почтительное расстояние, как им повстречался шахзаде.
— Откуда ты родом и куда держишь путь? — спросили визири.
— Родом я из Восточных земель, а путь держу в Западные, — ответствовал шахзаде.
Удивились визири.
— Что заставило тебя пуститься в столь трудное путешествие? — спрашивают.
А шахзаде им в ответ:
— Меня охватило неодолимое желание узнать, откуда берет свое начало Нил.
И тогда один из визирей сказал так:
— Сей отрок одержим любопытством, подобно нашему повелителю, и задался столь же труднодостижимой целью.
— Возможно, вы и правы, — почтительно возразил шахзаде, — но я не могу вернуться домой, не исполнив задуманного.
Понравилась визирям решимость шахзаде, и они позвали его с собой.
А шахзаде согласился и отправился с ними вдоль берега Нила. Вскоре они увидели некоего
человека, который был занят тем, что косил зрелую и недозрелую пшеницу и бросал ее в реку. Подивились визири и поехали дальше. Немного погодя они увидели трех человек. Один из них черпал ковшом из колодца воду, другой — сидел, держа в руках кувшин, а третий — наливал из ковша' воду в этот кувшин, не решаясь ни единым глотком утолить свою жажду. Опять подивились визири и поехали дальше. И тут повстречали они некую птицу, которая, покинув гнездо, никак не могла снова забраться в него. Потом на пути им попался уже не маленький козленок, все еще сосущий молоко матери. А спустя некоторое время дорогу преградила змея, жалившая всякого, кто проходил по этой дороге. Вслед за змеей им повстречались два мясника. Один из них продавал жирное мясо, другой — тощее, и большинство людей покупало мясо как раз у второго.
Много странного еще довелось увидеть визирям. Так, продолжая путь, повстречали они двух человек, которые, поймав газель, никак не могли поделить ее между собой, а потому, схватив один за передние ноги, а другой за задние, тянули ее каждый в свою сторону. Проехав чуть дальше, они заприметили человека, набравшего огромную вязанку хвороста, которую он и так не мог уже поднять, однако ему все казалось мало. Миновав еще часть пути, подъехали они к дастархану и там увидели нескольких человек, сидящих за трапезой. Они наперебой потчевали друг друга различными яствами, но сами ничего не ели. Потом они увидели группу людей, которые, сгрудившись вокруг висящего полотна белой ткани, старались разорвать его в клочья. И наконец, навстречу им попался седовласый старец, согнувшийся под бременем жизненных невзгод в три погибели.
— Какие дела привели вас в наши края? — спросил он визирей.
И те ответили ему так:
— Много странного и удивительного повстречалось нам в пути. Не объяснишь ли ты нам, что
все это означает? — И поведали визири старцу обо всем увиденном.
— Мне очень жаль,—сокрушенно сказал старец,—но я ничем не могу быть вам полезен. — Сотни лет живу я здесь, но как объяснить увиденное вами — не знаю. Вот разве что мой старший брат сможет вам помочь.
Распрощались визири со старцем и продолжили свой путь. Ехали они, ехали и повстречали еще одного старца. Выказав ему должное почтение, визири приступили к расспросам.
Выслушал старец речи визирей и сокрушенно покачал головой. Вот уже сто семьдесят лет живет он на белом свете, а все еще не может объяснить, почему так странно поступают порой люди. Потом, подумав немного, он сказал, что неподалеку от этих мест живет его старший брат, который, возможно, разрешит их сомнения.
Обрадовались визири и отправились на поиски старшего брата. Долго они искали его, а когда наконец нашли, немало подивились, ибо оказался он вполне еще бодрым и моложавым. Визири почтительно приветствовали его, а тот в ответ спро-сил, кто они такие и зачем к нему пожаловали.
И тогда визири так отвечали:
— Мы едем издалека и во время своего долгого пути видели много странного и удивительного. Объясни нам все это, если можешь.
— Поведайте же мне обо всем, что вас заботит, — сказал тогда старец.
И визири приступили к рассказу:
— Видели мы, например, золотое дерево, ствол коего обернут белой тканью, а плоды излучают сияние. Не известно ли тебе, что это за диковинное дерево ?
Старец охотно принялся объяснять:
— Слышал я еще от своего отца, будто в незапамятные времена городом, в коем произрастают диковинные деревья, правил некий шах, славившийся своей справедливостью во всем мире. Во времена его царствования один человек арендовал
у другого землю, а когда принялся ее пахать, обнаружил зарытый там большой клад. Не долго думая, отправился человек тот к владельцу земли и рассказал о своей находке. Однако владелец земли, человек не менее безупречной честности, ответил ему так:
— Этот клад твой. Ведь я сдал землю тебе в аренду, и теперь то, что ты в ней найдешь, по праву тебе и принадлежит.
Однако арендатор все еще проявлял нерешительность. Тем временем история эта достигла ушей шаха, и шах повелел немедля привести к нему владельца земли и арендатора, а когда те явились и поведали шаху о чудесной находке, один из приближенных выступил вперед и сказал, что клад должен принадлежать шаху, ибо шах является единственно неоспоримым его владельцем. Сам же шах с этим не согласился. Он поинтересовался, есть ли у владельца земли и у арендатора дети, а когда узнал, что у одного есть сын, а у другого дочь, повелел тотчас же доставить их во дворец и поделил клад между ними поровну. И настолько справедлив и милостив был тот шах к своим подданным, что по прошествии недолгого времени из каждого зерна, которое посеял арендатор на своем участке, выросли деревья с золотыми стволами и золотыми листьями. Весть об удивительных деревьях дошла до шаха, и он пожелал увидеть их собственными глазами. Шах был изумлен великолепием деревьев, а сопровождавшие его приближенные стали убеждать своего повелителя в необходимости собрать с деревьев золото для пополнения казны.
Однако шах воспротивился.
— Аллах всевышний! Стану ли я брать то, что мне не принадлежит?!
Подумали приближенные и решили, что коли шах не желает принять золото в казну, оно должно принадлежать владельцу земли, ибо золотые деревья выросли на его земле. Но тот в свою очередь сказал, что плоды по праву принадлежат не ему, а тому, кто пахал и поливал землю. Арендатор
тоже не счел себя вправе завладеть золотом, объяснив это тем, что он сеял лишь пшеницу, а в золото она превратилась благодаря справедливости и мудрости всемогущего шаха, и поэтому его надлежит отнести в шахскую кладовую. Шах возрадовался подобной честности своих верноподданных и повелел обернуть стволы всех этих деревьев белой тканью, дабы они всегда напоминали людям о справедливости и бескорыстии.
Теперь я объясню вам второй случай. Некий человек, косивший зрелую и недозрелую пшеницу и бросавший ее в реку, был не кто иной, как ангел смерти. По воле Аллаха он безжалостно губит и молодых и старых, никого не щадя. В третьем случае человек, который сидел у колодца, подставив другому пустой кувшин, олицетворял собой людей, которые обогащаются за счет других, а богатство, нажитое таким путем, как известно, не идет впрок, и потому они не могут передать его по наследству своим детям.
Случай с птицей, которая покинула гнездо, а забраться в него снова не может, напоминает о том, что сказанного не воротишь, ибо слова подобны пущенной из лука стреле.
Далее случай, когда не маленький уже козленок продолжает сосать молоко матери, а та при этом все больше тощает и теряет силы, напоминает неразумного шаха, обирающего своих подданных, думая, что сила его в богатстве. Только он ошибается, ибо не может быть сильным правитель, нещадно грабящий свой народ.
Случай со змеей, лежавшей посреди дороги и жалившей проходивших по ней путников, должен напомнить о пагубности земных страстей. И все-таки люди продолжают бездумно им предаваться.
В случае с двумя мясниками под жирным мясом подразумевается своя жена, под тощим — чужая. И мужчины добродетелям своей жены неизменно предпочитают пороки чужой. Случай с газелью, которую два человека, ухватившись один за передние, а другой за задние ноги,
тянули каждый в свою сторону, напоминает алчность людей, старающихся урвать себе хоть малую толику богатства.
Дальше. Человек с вязанкой хвороста подобен грешнику, который и так уже не может разогнуть спину под тяжестью своих грехов, однако и остановиться не в силах, и к прежним своим грехам добавляет все новые и новые.
Люди, сидевшие у дастархана и наперебой потчевавшие друг друга различными яствами,— не кто иные, как ученые-мудрецы, которые любят поучать других, сами же этих поучений не приемлют.
Вот вам толкование всех ваших загадок.
Визири поблагодарили старца и спросили:
— Вы ведь старший из трех братьев. Почему вы кажетесь моложе всех остальных?
И тот вот как им ответил:
— Старше всех выглядит самый младший из нас, потому что у него жена сварливая и бестолковая. Дома у него ссоры да беспорядок, вот почему он поседел и состарился прежде времени. Жена второго брата переменчива нравом. То она заботлива и ласкова, то зла и лжива, поэтому часть волос у него на голове черная, а часть — седая. Я же черноволосый и бодрый потому, что жена моя — любящая и добрая да к тому же еще и отменная хозяйка.
Выслушали визири ответы старца, поблагодарили его надлежащим образом и собрались в обратный путь. Шахзаде же, распрощавшись с ними, отправился дальше.
Долго брел он по незнакомым дорогам и достиг наконец ворот большого города. Шахзаде вознамерился было войти в ворота, однако внезапно дорогу ему заступил незнакомец.
— Откуда ты родом и куда держишь путь? — спросил он.
И шахзаде ответил:
— Родом я из Восточных земель, а следую в Западные. Хочу добраться до истока Нила.
— Тебя ждет трудный и далекий путь,— учтиво сказал незнакомец. — Окажи мне честь, заночуй в этом городе, а завтра пойдешь дальше.
Незнакомец привел шахзаде к себе в дом и перво-наперво предложил вымыться в бане. Шахзаде охотно согласился — помылся, выстирал свою одежду, надел чистое платье и, довольный, вернулся к своему хозяину. Тот же оказался столь гостеприимным, что шахзаде с удовольствием пробыл у него целую неделю. А надо сказать, что комната, отведенная шахзаде, выходила окнами на лужайку, где паслись осел да буйволица. И однажды шахзаде подслушал ш разговор (дело в том, что, проглотив порошок, полученный некогда в дар от благодетеля, он стал понимать язык живых существ).
А осел с буйволицей вели вот какой разговор.
— Как ты поживаешь? — спрашивает осел.
— И не спрашивай, — отвечала буйволица.— На мою долю выпали такие тяжкие муки, каких не довелось испытать ни одному живому существу. Ума не приложу, как мне быть. Работать я не могу, а не работать хозяин мне не позволит. Нет больше никаких сил! Чуть свет меня выгоняют в поле и заставляют пахать, и так мне приходится трудиться до поздней ночи. Да к тому же еще меня и не покормят досыта.
Выслушал осел жалобы подруги и говорит:
— Надо что-нибудь придумать, чтобы ты могла отдохнуть хоть несколько денечков.
Обрадовалась буйволица:
— Именно на твой ум я и рассчитываю. Буйволицыны слова придали ослу уверенности,
и в голове у него тотчас созрел план.
— Нынешней ночью, — заговорил он наставительным тоном, — воздержись от еды. Поутру увидит хозяин, что ты не притронулась к корму, и решит, что ты заболела. Вот ты и сможешь отдохнуть.
Обрадовалась буйволица и принялась благодарить осла за мудрый совет.
Разговор осла с буйволицей немало позабавил шахзаде. Дослушав его до конца, он весело рассмеялся. А молодой хозяин решил, что шахзаде смеется над его бедностью, и очень огорчился.
Шахзаде поспешил исправить неловкость и принялся его утешать.
— Ты ко мне так добр, — сказал он, — как же я могу себе позволить подобную неблагодарность?! Мне попросту вспомнился смешной случай, который произошел со мной еще в детстве.
На следующее утро слуга собрался было выгонять буйволицу в поле, но увидев, что заданный с вечера корм остался нетронутым, отправился за советом к хозяину.
Выслушал хозяин рассказ слуги и велел вместо буйволицы взять осла.
Тогда осел понял, что допустил оплошность — услужил буйволице, зато себе причинил зло. Однако делать нечего, пришлось ему самому идти в поле. Вечером осел вернулся чуть живой. Едва слуга привязал его, как обычно, по соседству с буйволицей, та подступила к нему с расспросами.
— Ну, как ты провел день?
— Сегодняшним днем я доволен, — отвечал осел. — Ведь мне не часто выпадает удача с утра до вечера пастись на лугу.
— А хозяин ничего не говорил обо мне?
— Как же, говорил. Сказал, если ты и сегодня не станешь есть, придется тебя зарезать, не то ты совсем отощаешь.
Заволновалась буйволица.
— Что же мне делать? — спрашивает. А осел ей в ответ:
— Я думаю, тебе не следует больше прикидываться больной, и тогда ты легко избежишь беды. Уж лучше жить и работать, чем не работать и умереть.
А буйволица, она и есть буйволица. Где уж ей разгадать хитрость осла! И она снова принялась благодарить осла за мудрый совет.
Шах заде опять рассмеялся, чем немало смутил своего гостеприимного хозяина.
— О любезный гость, над чем ты сейчас смеешься? — спросил он.
И шахзаде сказал ему следующее :
— Аллах свидетель, я смеюсь не над тобой. Мне вспомнилась одна смешная история.
Тут жена хозяина пожелала во что бы то ни стало узнать, какую историю вспомнил шахзаде, и пригрозила мужу, что, если он ее не выведает, она повесится.
И озабоченный хозяин повел такой разговор:
— О любезный гость! Надеюсь, тебе хорошо известно, сколь любопытны женщины. Вот и моя жена ничем других не лучше. Ради Аллаха скажи, что тебя давеча так насмешило ?
Призадумался шахзаде, а потом говорит:
— Стоит мне рассказать вам, над чем я смеялся, и меня тотчас же настигнет смерть. Однако, если вместо того, чтобы рассказывать, напишу я все на бумаге, смерть меня минует.
Хозяйка тотчас же отправилась за чернилами, а тут как раз из-за хлебной корки повздорили петух и собака.
— И не стыдно тебе! — сказала в сердцах собака. — Тебя кормят как следует, а мне лишь изредка выпадает счастье утолить голод отбросами, Видать, ты такой же бессовестный, как твой хозяин.
— Как же умный человек может быть бессовестным? — возразил петух.— Нет на свете человека умнее моего хозяина!
— Вот уж умным его никак не назовешь,— огрызнулась собака. — Ради каприза этой глупой женщины он готов погубить такого славного юношу! Ведь если тот расскажет, почему смеялся, его тотчас настигнет смерть. Но, даже зная об этом; хозяин не сумел унять свою любопытную жену.
Слышавший весь этот разговор шахзаде снова рассмеялся, а хозяин рассердился уже не на шутку.
— Любезный гость! — воскликнул он. — Долго ли ты будешь меня морочить?
— Как же мне не смеяться над смешным! — отвечал шахзаде. — Если ты дашь клятву свято хранить тайну, то я открою ее тебе.
Хозяин поклялся, и тогда шахзаде сказал:
— Я выпил снадобье, которое помогло мне обрести способность понимать язык птиц и животных, но я должен скрывать это от женщин. Если же какая-нибудь женщина узнает мой секрет, то я тотчас умру. Сейчас, пока мы вдвоем, я могу рассказать тебе, что меня так насмешило. Знай же, о брат, сначала я смеялся, когда осел давал советы буйволице, а потом, когда собака поносила тебя, ссорясь с петухом.
Выслушал хозяин рассказ своего гостя, схватил толстую палку и бросился на жену, крича: «Какое тебе, женщине, дело до того, над чем смеются мужчины?»
Жена испугалась, заплакала и стала просить у мужа прощения.
На следующий день шахзаде простился с добрым хозяином и отправился дальше. Путь его снова пролегал вдоль берега Нила. Ехал он, ехал и наконец увидел часовню, а у дверей часовни благообразного старца. Шахзаде почтительно приветствовал старца, тот же в свою очередь полюбопытствовал, откуда шахзаде родом и куда держит путь.
И шахзаде ответил так:
— Родом я из Восточных земель, а путь держу в Западные. Хочу узнать, откуда берет свое начало Нил.
— Что же побудило тебя предпринять столь трудное путешествие? — снова полюбопытствовал старец. И юноша признался, что следует велению своего сердца.
Старец пожелал ему доброго пути и на прощанье сказал.
— О юноша, спустя два-три дня ты выйдешь на берег реки и увидишь там огромную птицу.
Уцепись покрепче за ноги этой птицы, и она понесет тебя над горами и реками прямо к железной земле. Там ты расстанешься с птицей и дальше пойдешь пешком. Когда ты оставишь железную землю позади, путь тебе преградит золотая гора, увенчанная куполами и зубцами, словно стены крепости. Зубцы те из чистого золота, а кроме того изукрашены жемчугами и бриллиантами. В той горе есть четыре отверстия, и из каждого течет прозрачная вода. Омойся в той воде и сотвори молитву. И проси всевышнего, дабы он помог тебе достигнуть желаемого. Только не забудь помянуть в своей молитве меня. Когда ты исполнишь все, как я тебе велю, отправляйся в обратный путь той же дорогой. Достигнув железной земли, ты увидишь ту же самую птицу, и она опять принесет тебя сюда. Однако меня уже не будет в живых. Ты захорони мои останки, совершив все положенные обряды, а потом отправляйся дальше.
Простился шахзаде со старцем и пошел по дороге, им указанной. А когда пришел к берегу реки, то, как и говорил старец, увидел огромную птицу. Уцепился шахзаде покрепче за ноги той птицы, и она понесла его над горами и реками к железной земле. Тут он отпустил птицу и дальше пошел пешком. А когда железная земля осталась позади, путь ему преградила золотая гора, увенчанная куполами и зубцами. Шахзаде вознамерился было подняться на эту гору, но вдруг до его ушей донесся некий таинственный голос: «Не пытайся достигнуть вершины горы, в противном случае тебя ждет гибель. Эта гора не простая, а волшебная, и высятся на ней купола рая, в коих вертится колесо судьбы. Нет тебе надобности туда стремиться, ибо ты уже достиг, чего хотел».
Шахзаде скинул одежду, совершил омовение и вознес молитву Аллаху, прося его о помощи. Когда же он окончил молитву, то увидел, как с вершины горы к нему спускается гроздь винограда. А затем снова послышался таинственный голос: «Перед тобой фрукты из райских кущей,
и стоит тебе их вкусить, как тебе никогда больше не понадобится пища земная».
Шахзаде собрался уже в обратный путь, но тут его одолело сомнение. «Так я и не узнал, что за вода течет из отверстий в горе».
Не успел он об этом подумать, как таинственный голос возвестил: «И вода эта течет из райской обители и дает начало четырем рекам: Нилу, Фуроту, Дажлалу и Джайхуну».
Шахзаде мысленно возблагодарил старца, ибо все свершилось так, как тот предсказывал. Когда он вернулся на железную землю, там его уже поджидала огромная птица. Она перенесла его через горы и реки и опустила на землю неподалеку от знакомой часовенки. Шахзаде поспешил взглянуть на старца и нашел его мертвым.
Захоронил юноша останки старца, совершив все положенные обряды, и отправился дальше. По прошествии недолгого времени встретил он одного человека. Был тот человек дьяволом, принявшим человеческий облик. Поздоровался дьявол с шахзаде и спрашивает:
— О юноша, откуда ты держишь путь и благоприятны ли были твои странствия?
А шахзаде ему в ответ:
— Благодаря милости Аллаха я достиг желаемого и вернулся целым и невредимым. — И шахзаде показал дьяволу гроздь райского винограда.
Взглянул дьявол на гроздь и увидел в ней виноград четырех цветов — белый, словно молоко, черный, зеленый и красный. Опустил дьявол руку за пазуху, достал большое красивое яблоко и, протягивая его шахзаде, сказал:
— Это яблоко меня просил передать тебе благочестивый старец.
Взял юноша яблоко и только откусил кусочек, как виноград куда-то исчез. Дьявол со смехом сказал:
— Я тот самый дьявол, который изгнал Адама из рая. Мне важно было не допустить, чтобы ты съел райский виноград. А теперь можешь отправляться на все четыре стороны.
Горько сожалел шахзаде о случившемся, однако исправить ничего не мог.
Опечаленный, пошел он дальше и вскоре достиг берега реки. В течение семи дней ему не встретилось ни одного обиталища людей, питаться приходилось только сушеной рыбой. И вот на исходе седьмого дня он увидел плывущий по реке корабль и стал взывать к корабельщикам о помощи. Те услышали его призыв и приняли в свою компанию. Потом корабельщики приступили к нему с расспросами, кто он такой да откуда, и шахзаде вот что им рассказал:
— Отец мой был купцом, и я отправился с ним в плаванье, но в пути нас постигло кораблекрушение, и все погибли. В живых остался один только я.
Корабельщики отнеслись к его судьбе участливо и предложили юноше оставаться с ними.
Возрадовался шахзаде.
— Да будет так, — весело воскликнул он.
По прошествии нескольких дней внезапно разыгралась буря, корабль разбился о скалу, и все корабельщики погибли. Уцелел один лишь шахзаде да еще три лошади. Вскоре одна из лошадей расшиблась, и шахзаде ее прирезал. Он содрал с нее шкуру, мясо же высушил на солнце и стал им питаться. Шли за днями дни, шахзаде обошел все окрестности, однако ничего необычного не обнаружил. «Не подняться ли мне на эту гору? — подумал он однажды. — Может быть, там я найду что-нибудь интересное?»
Преодолев множество препятствий, карабкаясь с камня на камень, шахзаде достиг наконец вершины горы и увидел, что гора эта возвышается до небес, а на вершине ее растет огромное дерево. Однако день уже клонился к вечеру, а шахзаде так устал, что улегся прямо на земле под тем деревом да и заснул.
А как раз на этом дереве в домике, подобном скворечнику, жила дочь падишаха Западных земель со своей названой матерью-птицей.
Увидела дочь падишаха спящего шахзаде, и столь юным и прекрасным показался он ей, что она полюбила его в тот же миг и, снедаемая страстью, пригнувшись к нему, нежно прошептала: «Что за прекрасное создание!» Ведь она никогда доселе не видывала ни одного живого существа, а тем паче людей, и думала, что на свете существует только эта гора да она со своей матерью-птицей. Она сорвала с дерева плод и осторожно бросила его в юношу. Тот встрепенулся, открыл глаза и сквозь густую листву увидел прекрасную девушку, способную своей красотой затмить сияние луны. И шахзаде полюбил ее с первого взгляда.
— О красавица, — спросил он, обратясь к девушке,—как ты здесь очутилась?
— Я дочь птицы Симург, — отвечала ему девушка, — и я здесь живу.
Удивился шахзаде.
— Симург — это птица, а ведь ты из человеческого рода.
— А что такое человеческий род?
— Взгляни на себя, ведь ты совсем не похожа на птицу.
— Никогда доселе я не видела ни одного живого существа и всегда считала, что птица Симург — моя мать.
— Пусть Симург достанет тебе зеркало,— посоветовал шахзаде, — и ты в него поглядишься.
— А что такое зеркало? — спросила она.
— Как тебе объяснить? Вот когда ты увидишь зеркало, тогда поймешь.
— Не можешь ли ты подняться ко мне? — попросила девушка.
— Среди тысячи таких, как я, не сыскать человека, который смог бы одолеть столь высокое дерево! — возразил шахзаде.
— В таком случае, — сказала девушка,— укройся где-нибудь на время. Сейчас должна прилететь птица Симург, и если она тебя увидит, то, чего доброго, погубит.
Шахзаде отправился на берег реки, залез в лошадиную шкуру, однако мечты о прекрасной девушке не давали ему покоя.
Когда прилетела птица Симург, девушка сказала :
— Мне скучно одной, достань мне хотя бы зеркало.
Птица Симург тут же принесла ей зеркало. Всю ночь проплакала девушка от любви к шахзаде. Птица Симург же с наступлением утра улетела на поиски пищи.
Оставим пока девушку и птицу Симург, а тем временем расскажем о шахзаде. Итак, снедаемый страстью, шахзаде долго бродил по пустыне, а потом снова отправился на вершину горы. Несказанно обрадовалась девушка, увидя шахзаде. Она показала ему зеркало, и шахзаде сказал:
— Взгляни в зеркало, и ты увидишь свое отражение.
Посмотрела девушка в зеркало и поняла, что ничего общего с птицей Симург у нее нет, а, скорее, похожа она на шахзаде. И тогда она подумала: «Видать, все, что говорил шахзаде,— истинная правда».
Шахзаде уже не мог совладать с охватившей его любовной страстью.
— Моя любимая! — воскликнул он. — Судьбе угодно, чтобы были мы вместе. Когда прилетит Симург, скажи, что тебе здесь тоскливо, и попроси отнести тебя к реке якобы для того, чтобы ты могла полюбоваться ею и побродить по берегу.
Предложение шахзаде пришлось девушке по душе. Так до позднего вечера вели они любовную беседу, а когда наступила пора вернуться птице Симург, отправился шахзаде на берег реки, залез в лошадиную шкуру и снова провел всю ночь в мечтах о любимой.
Девушка же стала с нетерпением ждать возвращения птицы Симург.
Едва птица опустилась возле их жилища, девушка бросилась к ее ногам со словами:
— Сегодня я взглянула в зеркало и впервые увидела свой облик. И сердце мое охватила тоска. Ведь я — существо земное, а провела всю жизнь на дереве. Прошу тебя, когда ты полетишь к Сулейману, отнеси меня на берег реки, чтобы я могла немного развлечься.
Птица согласилась исполнить просьбу девушки и, когда наступило утро следующего дня, сказала:
— Подожди немного, я только слетаю к реке и выберу подходящее для тебя место, а потом вернусь за тобой.
Прилетела птица Симург к подножью горы, где паслись две лошади шахзаде. Увидела она лошадей и удивилась: «Откуда взялись здесь эти существа? Уж не из реки ли они вышли?» Она привязала лошадей к дереву и полетела за девушкой.
Оставшись одна, девушка робко приблизилась к лошадям и стала гладить их по шее.
Обратясь к девушке, птица Симург сказала:
— Побудь здесь до моего возвращения. Когда птица Симург улетела, шахзаде вылез
из лошадиной шкуры и подошел к девушке. И он обнял ее и поцеловал. Это был счастливый день, равного которому он не знал в жизни. Так свершилось предопределение судьбы. Шахзаде соединился с девушкой. Любовным утехам предавались они до позднего вечера. Когда же пришло время возвратиться птице Симург, шахзаде снова спрятался в лошадиную шкуру, а девушка пошла к лошадям.
Дома птица Симург спросила:
— Ну, как ты развлекалась? И девушка радостно ответила:
— За всю прежнюю жизнь я ни разу не испытала подобного наслаждения. Прошу тебя завтра отнести меня туда опять.
И прошла ночь, и девушка не сомкнула глаз. А утром птица Симург снова отнесла ее к реке. И не успела улететь, как шахзаде тотчас же вылез из лошадиной шкуры, и влюбленные снова предались любовным утехам.
Между тем в душе птицы затаилась тревога.
Девушке вот-вот минет пятнадцать лет, и скрывать ее здесь все эти годы от людей стоило птице Симург больших хлопот. Не худо бы увезти ее в другое место, дабы не случилось какой-нибудь беды и не пропали даром все ее многолетние старания. А покуда решила птица Симург подготовить под деревом место для лошадей, чтобы девушка могла услаждать ими свой взор, не покидая своего жилища.
Вечером птица Симург повела с девушкой такой разговор :
— О дитя мое, я думаю, тебе не следует отправляться завтра к реке.
Опечалилась девушка, загрустила, но делать нечего, пришлось ей повиноваться. Осталась она одна дома и весь день провела в слезах. А шахзаде понапрасну прождал свою любимую, и, так и не дождавшись ее, взобрался на вершину горы, где жила девушка, и приблизился к дереву, и стал шептать:
— О луноликая, неужели тебе наскучило со мной? Почему ты покинула меня?
Тут девушка поведала ему обо всем, что сказала птица Симург.
— О красавица, пленившая мое сердце! Когда вернется птица Симург, пади к ее стопам и моли, уж, если не хочет она отпускать тебя к реке, пусть позволит хотя бы гулять под деревом.
Опечаленный, воротился шахзаде к подножью горы. Тем временем прилетела птица Симург и, увидев девушку в слезах, пожелала узнать, что повергло ее в печаль. Тогда девушка сказала так, как велел шахзаде, и попросила снова отнести ее к реке.
— О свет очей моих, — молвила птица Симург, — поверь, я пекусь лишь о твоем счастье.
Успокойся. Завтра поутру я привяжу лошадей к этому дереву, и ты снова сможешь любоваться ими, а один раз в неделю я позволю тебе с ними поиграть.
Птица Симург привела лошадей, привязала их к дереву, а сама улетела. Шахзаде, увидев под деревом привязанных лошадей, спросил у девушки, что это означает, и, выслушав ее ответ, сказал:
— Покуда ничего не говори птице Симург, а по прошествии некоторого времени я что-нибудь придумаю.
С той поры девушка раз в неделю спускалась вниз, и они с шахзаде предавались любовным утехам. Так минуло сорок дней и сорок ночей, и однажды девушка, обратясь к шахзаде, молвила :
— О любимый! Когда тебя нет со мной, мне кажется, все вокруг окутано мраком. Не можешь ли ты сделать гак, чтобы мы никогда не разлучались?
Задумался шахзаде, а потом сказал:
— В этом деле возможен лишь один выход: я зарежу лошадь, залезу в ее шкуру и брошусь в реку. А когда прилетит Симург, ты попроси ее достать лошадь из воды и принести в твое гнездо. И тогда мы всегда будем вместе.
Шахзаде сделал все так, как они условились. Когда же птица Симург вернулась домой, девушка заплакала и поведала ей о своей печали.
Выслушала птица Симург ее рассказ и говорит :
— Не печалься. Утро вечера мудренее. Завтра я что-нибудь придумаю.
И когда наступило утро, птица Симург отправилась к реке и, вытащив из воды лошадиную шкуру, отнесла ее девушке. Печаль девушки словно рукой сияло.
Оставив девушку в гнезде, птица Симург полетела к могущественному Сулейману, а шахзаде тем временем сбросил с себя лошадиную шкуру, и они предались любовным утехам. Но
вот минул положенный срок, и пришла пора девушке родить. И по милости Аллаха она родила сына.
Аллах послал к Сулейману пророка Гавриила, и тот велел Сулейману спросить птицу Симург, как та распорядилась судьбой дочери падишаха западных земель.
И могущественный Сулейман, обратясь к птице Симург, сказал :
— Ну, как распорядилась ты судьбой той девушки?
— Я сделала все, как обещала,— отвечала ему птица Симург.
Тогда Сулейман повелел доставить девушку во дворец, а сам в окружении людей и пери, дивов и джиннов, птиц и животных воссел на престол. Птица Симург завернула девушку в лошадиную шкуру и принесла во дворец. Сулейман же усадил птицу Симург на отведенное для нее место и спросил:
— Удалось ли тебе изменить судьбу дочери падишаха Западных земель и сына падишаха Восточных земель?
— О посланник Аллаха! — отвечала птица Симург. — Пятнадцать лет тому назад я унесла эту девушку на гору Каф и поселила ее на самом высоком дереве, где она пребывала в полном одиночестве.
Тогда Сулейман сказал:
— Разверни лошадиную шкуру и ты увидишь, кто из нас прав.
Когда птица Симург развернула лошадиную шкуру, там оказались дочь падишаха Западных земель, сын падишаха Восточных земель и еще их ребенок.
Склонясь в почтительном поклоне, шахзаде обратился к Сулейману с приветствием:
— Мир тебе, о посланник Аллаха!
— Да будет мир с вами! — ответствовал Сулейман.
Тут могущественный Сулейман обернулся к птице Симург и молвил :
— Ну, теперь ты видишь, Симург, что предопределение судьбы неотвратимо. Следуя нашему уговору, я волен тебя так наказать, чтобы это послужило уроком для всех моих подданных.
Услышав эти слова, птица Симург затряслась от страха, а потом, расправив крылья и жалобно крича, воспарила ввысь.
А мудрый и великодушный Сулейман соединил подобающим образом судьбу шахзаде и девушки. И известил о том их родителей...