Таджикские сказки

главная страница          содержание          следующая сказка

Рыбка Гульдор.

     
       
Жил-был рыбак. Однажды пришел он на берег реки, забросил удочку в воду и поймал рыбку. Рыбка была не простая, а рыбка Гульдор, вся покрытая цветами с головы до хвоста; красивее ее не было ничего на свете. Обрадовался рыбак, снял с крючка рыбку Гульдор и залюбовался ею, а она вдруг выскользнула у него из рук и уплыла.С тех пор рыбак и радость потерял. Он покинул свой дом, сколотил себе лачугу у самой реки; днем и ночью он сидел у воды и удил.  Но никогда больше рыбка Гульдор не попадалась ему. Так он и умер на берегу реки.

Рыбка Гульдор

У этого рыбака был сын. Когда он подрос, сказал матери: — Пора мне заняться каким-нибудь делом. Скажи мне, чем занимался мой отец, и я буду делать то же самое.
— Ой, сынок,— отвечала ему мать,— не спрашивай меня, чем занимался твой отец. Поищи себе что-нибудь другое.
Но мальчик хотел во что бы то ни стало узнать, что делал его отец. Тогда мать сказала, вздыхая:
— Если ты хочешь знать, что сгубило твоего отца,— посмотри на крышу! Сын посмотрел на крышу и увидел отцовские удочки.
— Так мой отец был рыбак!— воскликнул он.— И я тоже хочу рыбачить! Он достал с крыши удочки, счистил ржавчину с крючков, смазал их маслом.
Наутро он сказал матери:
— Испеки мне лепешек — я иду ловить рыбу.
— Ох, сынок, не ходи на реку!— уговаривала его мать, но не отговорила; напекла ему лепешек и проводила в путь.— Поскорей возвращайся, сынок!

 

 

Сын рыбака пришел на берег реки и закинул удочку в воду. И тотчас же удочка задрожала и опустилась на дно. Юноша дернул удочку и вытянул рыбку. Рыбка была не простая, а рыбка Гульдор, вся покрытая цветами с головы до хвоста; цветы на ее чешуе сверкали под лучами солнца; красивее ее не могло быть ничего на свете. Сын рыбака схватил рыбку, завернул в мокрый платок и побежал домой.
— Мать, посмотри, что я поймал!— закричал он.— Взгляни скорее — вот рыбка Гульдор!
Мать удивилась, услышав это, но когда увидела рыбку Гульдор, пришла в восторг от ее красоты.
— Нет, такую рыбку нельзя ни сварить, ни зажарить, — сказала мать.— Давай пустим ее в наш хауз на дворе.
И они пустили рыбку Гульдор в хауз на дворе и стали любоваться, как она плавала там, вся покрытая цветами с головы до кончика хвоста, блестя и сверкая под лучами солнца.

 

 

Позвали соседей и показали им рыбку Гульдор. Все любовались рыбкой до вечера, пока не зашло солнце и рыбка не ушла на дно спать.

 

 

Рано утром, едва рассвело, постучали в ворота. Сын рыбака открыл калитку и увидел перед собой слуг падишаха, вооруженных с ног до головы.
— Наш господин узнал, что ты поймал рыбку Гульдор, красивее которой нет на свете,— сказали слуги падишаха.— Наш господин приказывает тебе немедленно доставить рыбку Гульдор во дворец.
Нечего делать: сын рыбака положил рыбку на блюдо с водой, накрыл тряпкой и понес во дворец.

 

 

Падишах приказал пустить рыбку Гульдор в хауз. В чистой воде хауза рыбка стала плавать взад и вперед, и цветы на ее чешуе сверкали под лучами солнца. Падишах веселился, глядя на рыбку, и говорил гордо:
— Ни у кого на свете нет такой рыбки Гульдор! На всем свете нет ничего красивее моей рыбки Гульдо
р.
Падишах приказал сделать для рыбки Гульдор красивый восьмиугольный хауз из разноцветной сафьяновой кожи, чтоб, взяв его за углы, можно было, по желанию падишаха, переносить рыбку на любое место. В сафьяновом разноцветном хаузе рыбка казалась еще красивее, и падишах заставлял слуг носить рыбку за собой повсюду.
Однажды к падишаху явился гость из далекой страны. Падишах показал ему рыбку Гульдор и сказал:
— На всем свете нет ничего красивее моей рыбки Гульдор! Чего мне желать еще?!
— Да будет падишах еще счастливее!— отвечал гость из далекой страны.— Ни у кого на свете нет такой рыбки в бассейне из сафьяновой кожи. Но дочь падишаха Чин-Мо-Чина красивее рыбки Гульдор. Если бы посадить здесь рядом принцессу Чин-Мо-Чина с золотыми серьгами — вот тогда вам нечего было бы больше желать!

 

 

Рассердился падишах, созвал своих вазиров и придворных и приказал немедленно добыть ему принцессу Чин-Мо-Чина с золотыми серьгами.
Но придворные и вазиры только смотрели друг на друга и не двигались с места, потому что никто не знал, где найти принцессу Чин-Мо-Чина.
Тут они вспомнили про сына рыбака, поймавшего рыбку Гульдор, и сказали:
— Вот кто должен добыть падишаху принцессу с золотыми серьгами! Ведь это он поймал рыбку Гульдор.
Привели сына рыбака к падишаху. Падишах велел ему поскорее добыть принцессу Чин-Мо-Чина, которая красивее самой рыбки Гульдор.
— Ну, что ж ты стоишь, как столб!— закричал падишах.— Отправляйся! Или я велю отрубить тебе голову!

 

 

 

 

Юноша простился с матерью и пошел неизвестно куда. Долго он шел. Увидел — валяется на дороге старый кауш и отшвырнул его ногой. Вдруг из-под кауша выбежал большой муравей и сказал:
— Благодарю тебя, что ты помог мне освободиться. Кауш придавил меня, и я уже думал, что мне конец. Возьми мой ус. В трудную минуту подожги его, и я приду к тебе на помощь.
Юноша поблагодарил муравья и завязал подарок в уголок поясного платка.
Через несколько дней пришел сын рыбака к широкой реке. Над рекой — одной ногой на этом берегу, а другой на том — стоял великан.
Он спросил рыбака:
— Откуда идешь, странник?
— Я иду из страны туркестанского падишаха.
— Не знаешь ли ты молодого рыбака, который поймал рыбку Гульдор?— спросил великан.
— Я тот самый рыбак.

 

Над рекой — одной ногой на этом берегу, а другой на том — стоял великан.

 

 

 

— Тебя-то я и жду!— воскликнул радостно великан.— Много лет уже я стою над рекой, и мне предсказано, что я смогу сойти с места только тогда, когда меня освободит рыбак, который поймал рыбку Гульдор. Вот теперь, наконец, я свободен! Куда ты идешь?
— Иду искать принцессу с золотыми серьгами, дочь падишаха Чин-Мо-Чина,— ответил рыбак.— Не поможешь ли ты мне перебраться через реку?
Великан наклонился к реке и стал пить воду.
Скоро на дне не осталось ни одной капли, и рыбак свободно перешел по сухому дну на другой берег. Потом великан выпустил воду обратно и пошел вместе с рыбаком.
Шли они, шли, через несколько дней подошли к подножию холма. Там стоял богатырь с кетменем в руках. Он ударял кетменем и сразу снимал половину холма, а потом опять насыпал его. Путники подошли ближе и поздоровались с кетмен-щиком.

 

 

 

 

— Откуда вы и куда идете?— спросил он.
— Я иду из страны туркестанского падишаха искать принцессу с золотыми серьгами, дочь падишаха Чин-Мо-Чина,— сказал сын рыбака.
— О, если ты из страны туркестанского падишаха, не знаешь ли ты молодого рыбака, который поймал рыбку Гульдор?— спросил кетменщик.
— Я тот самый рыбак!
— Наконец-то ты пришел!— вскричал богатырь.— Я проглядел Есе глаза, смотря на дорогу и поджидая тебя. Много лет уже я стою здесь и то насыпаю этот холм, то разрываю его. Мне предсказано, что так будет, пока меня не освободит рыбак, который поймал рыбку Гульдор. Вот теперь я могу положить кетмень на плечо и отправиться вместе с вами.

 

 

 

 

Сын рыбака обрадовался такому сильному товарищу и продолжал свой путь вместе с двумя богатырями.
Шли они, шли и через несколько дней издали увидели высокий минарет.
— Эй, рыбак! Вот куда тебе надо идти! Здесь город падишаха Чин-Мо-Чина!
Подошли они ближе, видят: верхушка минарета уходит в самое небо. Весь он сверкает разноцветными камнями, которые вделаны в его стены. Наверху минарета расхаживает барабанщик с барабаном. Внизу стоит стражник с саблей за поясом.
Подойдя к седому стражнику, сын рыбака вежливо поздоровался с ним. Старик спросил:
— Кто ты, откуда пришел и что тебе надо?
— Я пришел из страны туркестанского падишаха за принцессой с золотыми серьгами,— сказал сын рыбака.
— Много приходило за нашей принцессой молодцов вроде тебя, но все они уходили ни с чем!— сказал стражник.
— Отец, прошу тебя, скажи, как мне повидаться с падишахом?—сказал сын рыбака.

 

 

 

 

— Я отопру двери. Там на стене ты увидишь надпись, скрепленную печатью падишаха. Это три задачи, которые должен решить тот, кто хочет получить падишахскую дочь. Прочти и подумай: под силу ли тебе это сделать. Потом поднимись на минарет, ударь три раза в барабан и жди.
Сын рыбака прочитал надпись, побежал по лестнице вверх, схватил палицу и так ударил в барабан, что он разлетелся вдребезги. Оглушительный треск барабана разбудил падишаха, и он приказал немедленно ввести к нему барабанщика.
— Эй, молодец, видно, ты не испугался моих условий, раз стал бить в барабан!— сказал падишах рыбаку.— Тысячи людей старались выполнить мои желания, но не могли. Ты еще молод — советую тебе отказаться от задуманного.

 

 

— Пусть будет что будет!— сказал сын рыбака. — Отступать не в моем характере. Я хочу получить принцессу с золотыми серьгами.
— Но понял ли ты, насколько трудны мои задачи? — сказал падишах. — Подумай: ты должен проспать в моей медной бане, раскаленной докрасна, целую ночь — это первое. Ты должен обогнать моего самого быстроходного верблюда — это второе. Ты должен за одну ночь разобрать по сортам кучу разных зерен — это третье.
— Все понятно,— сказал сын рыбака.— У меня есть только одна просьба.
— Говори.
— Со мною два товарища — можно мне не разлучаться с ними?
— Мне все равно, кто будет с тобой,— сказал падишах,— лишь были бы выполнены мои требования.

Падишах приказал ввести рыбака с его товарищами в медную баню, раскаленную докрасна. Рыбак не мог вытерпеть жары и закричал:
— Я горю!
Но богатырь-водохлеб заранее набрал полный живот воды. Он стал поливать водой баню. Она остыла, и жар не причинил никому вреда.
Прошла ночь. На заре отперли баню и удивились: рыбак и его товарищи были живы и невредимы.
Быстро распространилась в народе молва о том, что рыбак из Туркестана решил первую задачу падишаха.

 

 

 

 

На другой день падишах велел посадить на быстроходного верблюда слугу и дать ему бурдюк для воды. Другой бурдюк он дал рыбаку и сказал:
— Вот с этого места, в одно время с верблюдом, ты должен пойти за восемь верст к реке, набрать воды и вернуться обратно раньше него.
По знаку падишаха верховой на верблюде и пеший рыбак отправились к реке. Кетменщик пошел с ними. Как только они вышли за город, кетменщик ударил два раза кетменем и насыпал перед верблюдом высокий холм. Пока верблюд с трудом взбирался наверх и спускался вниз, рыбак успел добежать до реки и набрать воды в бурдюк. Когда он вернулся, кетменщик быстро разбросал земляной холм, и рыбак пришел к падишаху на несколько часов раньше верблюда.

 

 

 

 

И опять среди народа пошла молва о том, что туркестанский богатырь выполнил и второе условие падишаха.
На третий день падишах приказал перемешать меру пшеницы, ячменя, овса, кукурузы и сказал рыбаку:
— Нынче ночью, до зари, разбери эти зерна и разложи по кучкам. Да смотри, чтоб ни одно зерно не попало не в ту кучку!
— Эту работу могли бы сделать только муравьи, — говорили в народе.
Эти слова напомнили юноше о муравье, которого он освободил из-под кауша на дороге.
Когда наступила ночь и все ушли, юноша развязал узелок своего поясного платка, где спрятан был муравьиный ус, достал его и сжег.

 

 

 

 

 

В тот же момент в земле рядом с ним открылась трещина, и из нее быстро поползли муравьи. Их было тысячи, и они живо принялись растаскивать зерна.
Утром, взяв с собой своих вазиров, падишах пошел к рыбаку и был удивлен, что и третья его задача выполнена. Быстро разнеслась повсюду весть об этом, и народ радовался, что рыбак из Туркестана выполнил все три приказа падишаха.

 

 

 

 

Тогда падишах приказал нарядить юношу в дорогие одежды и готовиться к свадьбе.
— О падишах! Я — бедняк и сам выберу себе невесту. А принцессу с золотыми серьгами я должен отвезти туркестанскому падишаху.
Эти слова понравились падишаху Чин-Мо-Чина, и он приказал снарядить с дочерью много слуг и целый караван подарков.
Получив принцессу с золотыми серьгами, сын рыбака и его товарищи отправились в путь.
Ехали, ехали они, доехали до высокого холма. Кетмешцик ударил кетменем раз-другой — и холма как не бывало: перед ними лежала ровная дорога.
— Теперь, друг, давай распрощаемся,— сказал кетмешцик рыбаку.— Рад был служить тебе. Будь счастлив и помни обо мне!
Огорчился юноша — не хотелось ему расставаться с таким верным другом, но перечить ему он не мог.

 

 

 

 

Через несколько дней сын рыбака доехал со своим караваном до широкой и глубокой реки. Водохлеб поставил одну ногу на один берег, другую — на другой, нагнулся к реке и стал пить воду. Скоро на дне реки не осталось ни одной капли. По сухому дну рыбак со своим караваном перешел на другой берег.Тогда водохлеб выпустил из себя воду обратно в реку и сказал:
— Дальше я не пойду с тобой — останусь на своей земле. Рад, что мог сослужить тебе службу. Будь счастлив и помни обо мне!
Жаль было сыну рыбака расставаться и с этим другом, но он не мог заставить его покинуть родные места.
Падишах устроил дочери Чин-Мо-Чина пышную встречу и тут же объявил, что женится на принцессе с золотыми серьгами. Отпраздновали богатую свадьбу.

 

 

На другой день падишах посадил принцессу с золотыми серьгами рядом с собой на золотой трон и спросил своих вазиров:
— Ну, теперь мне нечего больше желать?
— Теперь тебе нечего желать,— отвечали вазиры,— такой принцессы с золотыми серьгами нет ни у кого на свете!

 

 

А на третий день принцессе Чин-Мо-Чина стало скучно у туркестанского падишаха. Она стала злиться, плакать и топать ногами, а самого падишаха выгнала из комнаты. Чтобы ее успокоить, падишах приказал принести ей в сафьяновом хаузе рыбку Гульдор, всю покрытую цветами с головы до хвоста, красивее которой нет на свете.
Но принцесса с золотыми серьгами еще громче закричала, еще сильнее затопала ногами, схватила рыбку Гульдор и швырнула на улицу.
Тут ее нашел сын рыбака, завернул в платок и пошел к реке.
— Лучше уж тебе плавать глубоко на дне, чем забавлять падишаха и принцессу Чин-Мо-Чина,— сказал сын рыбака и пустил рыбку Гульдор в быструю реку.

Художник Л. Сычев