Саамские сказки

 главная страница          содержание          следующая сказка

Тала-медведь и великий колдун.

     

 

   

ПОВАДИЛСЯ вокруг стойбища Тала-медведь ночью шататься. Ходит тихо, голоса не подаёт, за камнями таится — выжидает: глупый ли оленёнок от стада отобьётся, щенок ли за стойбище выскочит, ребёнок ли.

Однако как ни таись, а следы на снегу остаются. Увидали матери те следы, сказали детям:

— Не катайтесь поздно при луне с горки! Тала-медведь близко. Схватит, в свою тупу унесёт, на обед задерёт.

Луна взошла, а непослушные дети всё с горки катаются.

Вылез из-за камня Тала-медведь, раскрыл свой мешок — кису, поперёк дороги поставил, а сам подальше залёг.

Покатились ребята с горки да в медвежью суму влетели! Схватил Тала суму, на плечи взвалил, идёт домой, радуется: «Полную кису ребят несу! Вкусно поем!»

Шёл, шёл, устал, повесил суму на еловый сучок, сам под ёлкой лёг и захрапел.

Висят ребятишки в суме, шепчутся:

— Что делать будем? Тала нас съест! Один, самый маленький, мальчик спрашивает:

— Есть ли у кого нитки-иголки?

— Есть, есть, у девчонок есть!—отвечают ему.

Достал мальчик складной нож, распорол суму, детишек на волю выпустил, приказывает:

Достал мальчик складной нож, распорол суму, детишек на волю выпустил, приказывает:

— Живо камни таскайте, в суму кидайте! Натаскали ребята камней, в суму накидали, и мальчик туда же залез. Велит:

— Теперь зашивайте и домой бегите! Зашили дети суму и домой побежали. Проснулся Тала-медведь, потянулся, спрашивает:

Все ли вы там в моей кисе живы?

Все, все живы! — отвечает мальчик.

Взвалил Тала кису на плечи да так и сел:

— Ох, тяжело! Зато хватит вкусного мяса надолго!

Едва дотащил Тала кису до дома. Залез на земляную крышу, кричит в дымовую дыру своей хозяйке-медведице: — Эй, Талахке, готовь большой берестяной котёл! Я много вкусного мяса принёс!

Повесила Талахке над очагом большой берестяной котёл, воды налила, огонь развела.

— Готово! — кричит.— Давай мясо! Тряхнул Тала кису — камни посыпались,

котёл разбили, вода пролилась, огонь погасила. Дым столбом стоит.

Взревела медведица, а Тала наверху не слышит. Ещё раз кису тряхнул — выскочил из неё мальчик, сел в сторонке, в руке ножичек зажал, ждёт, что дальше будет.

Вошёл Тала в дом, на хозяйку рычит:

— Почему котёл разбит, почему очаг погас, почему мясо не варится?

А Талахке ему в ответ ревёт:

— Зачем вместо мяса камни кидаешь? Смотрит Тала: правда, камни лежат. Удивился, говорит:

— Однако вон сидит один вкусный парнишка. Давай хоть его сварим.

Тут мальчик как чиркнет ножом о камень так, что искры посыпались, как закричит:

— Стой на месте, Тала-медведь! Мой отец колдун, моя мать колдунья, мой дедка колдун, моя бабка колдунья, а я из всех самый великий колдун! Это я из ребят камни сделал!

Ух ты! — удивился Тала.— Не стану я варить тебя, великого колдуна. Только ты за это из камней снова мясо сделай! Я голодный, жена моя Талахке голодная, сынок мой Талашка в люльке спит голодный!

— Что ж,— говорит мальчик,— это можно. Тащи большой медный котёл, тащи хворост, огонь разжигай!

Побежал Тала за медным котлом, побежала Талахке за хворостом. А мальчик камни из дома выкинул, один только себе оставил, выхватил из очага головешку, в тряпку завернул да поверх Талашки в люльку положил. Сидит, люльку качает. Прибежал Тала — принёс котёл, прибежала Талахке — принесла хворост.

— Давай скорее ребят, будем обед варить! Отвечает им мальчик:

— Тут ваш сын Талашка заплакал. Пока я с ним возился, все ребята разбежались. Зато теперь крепко спит Талашка! — И показывает головешку в люльке.

Заревела Талахке-медведица, заревел Тала-медведь:

— Ой, беда! Загубил ты нашего сына Талашку, сделал из него головешку!

Чиркнул мальчик ножом по камню так, что искры посыпались, закричал:

— Мой отец колдун, моя мать колдунья, мой дедка колдун, моя бабка колдунья, я сам великий колдун! Могу из головешки снова Талашку сделать! Только отнесёшь меня за это, Тала, домой!

— Отнесу, отнесу, сейчас отнесу! Сунул мальчик головешку под печь, ткнул

кулаком в бок Талашку, тот проснулся и заорал во всё горло.

Радуется Тала, радуется Талахке, всего Талашку облизали. А мальчик вскочил на плечи медведю, сел верхом, говорит:

— Неси меня домой!

Понёс Тала. Донёс до озера, где саамы рыбу ловят, говорит:

— Беги дальше сам. Боюсь дальше идти! А мальчик чирк ножичком:

— Мой отец колдун, моя мать колдунья, мой дедка колдун, моя бабка колдунья, я сам великий колдун! Это озеро я сделал! Хочешь — из тебя такое же сделаю?

— Не хочу, не хочу! — затряс головой Тала и так побежал, что быстрей ветра до стойбища добежал.

Тут саамы схватили Талу, связали:

— Попался, трусливый Тала! Зачем наших детей воруешь?

Тонким голосом заревел Тала:

— Развяжите меня! Отпустите! Я скажу вам, что делать, чтобы медведи ваших детей не воровали.

Развязали саамы Талу, ждут, что он скажет.

— Первое: дети должны слушаться матерей. Второе: у них должно быть храброе сердце. Третье: при встрече с медведем надо смотреть ему прямо в глаза,— сказал так и убежал в лес без оглядки.

С тех пор саамы с малых лет не боятся медведей. Встретят Талу в лесу, храбро посмотрят прямо в глаза, и не трогает их Тала, уходит. Ну, а кто матери не слушается, того медведь утащит. Тот сам виноват.