Нганасанские сказки

 главная страница          содержание          следующая сказка

Озеро смерти.

     

 

   

У Боро-тала оленей много. Жена у него и дочь. Сына нет. Всех трое. У девки жених есть - Хунси-тала. Рядом, в другом чуме, живет, девку сватал. Боро не хочет давать. Век просит Хунси-тала. Два чума век рядом стоят.

У Хунси-тала мать есть, отец. Всех тоже трое. Говорит как-то весной Боро-тала:

- Оленья копаница, чумище старыми стали. Надо подвигаться.

Немного аргишили. С нового чумища легким чумом за дикими ушли Боро и Хунси. Вместе ушли. С ними девка, дочь Боро. Две старухи и один старик остались. Боро и Хунси по пятьдесят лучших оленей поймали. Всего сто. Аргишили.

Боро впереди поехал. Хунси запасных оленей гонит. Сразу три аргиша прошли. Чум поставили и дневали. Поехали диких гонять. Девка одна в чуме осталась. Боро и Хунси уехали за дикими каждый особо.

Боро долго ехал. Солнце низко стало, а он все едет. Диких не видал. Вечером семь комолых диких увидел. Доска для  скрадывания*100  у него есть. С ней пополз к диким. Так долго полз, что тепло ему стало и взмок от пота. Посмотрел в дыру (бойницу) доски.

- А где дикие?

Нет диких. Нигде нет. На копанице, где были дикие, большой живой налим бьется на снежных застругах. Протер глаза Боро - нет налима. На том месте женщина сидит. С правой стороны волосы себе чешет.

"Даром женщиной стал - тебя убью", - подумал Боро. Просунул ружье в дыру доски. Нацеливаясь, посмотрел: женщины уже нет, пусто. Опять семь комолых диких ходят. Одного из них застрелил. Опустил, положил на санку и обратно поехал. Чума как-то скоро дошел. Низовой ветер несет снег. К чуму близко подъехав, привязал оленей и пошел к чуму. Хочет по смотреть, как его товарищ пришел. Но сам почему-то ружье зарядил и пополз к чуму, как будто дикого скрадывает. Подойдя к чуму близко, просунул ружье в бойницу доски. Думает: "Даром это, что я товарища убью".

Видит чум в дыру доски. Подходил он к нему со стороны тундры. Видит, от чума человек идет и кричит:

- Эй, товарищ! Меня не убивай!

Встал тогда Боро на ноги. Отпустил оленей и подошел. Ничего не сказав, лег спать. Утром встал. После чая говорит:

- Даром я старый, ум-то есть все-таки у меня. Это приходит время моей смерти, по-моему. Дикие как-то ум мой испортили. Я умру. До времени своей смерти я дожил. Ты мою дочь просил? Возьми ее. Олени пусть вместе будут. Мою старуху ты храни.

В этот день опять вместе аргишили. Четыре белых комолых быка запряг Боро. На четырех белых быков черные пояса надел и красные лямки. Перед аргишем поехал.

Въехал на высокое место и остановился. Долго стоял. Что увидел? Впереди землю черную, как летом, без снега, видно. Перед тем местом, где он стоит, большое озеро есть. Льда на этом озере нет.

Два яра есть на этом озере. На одном из Яров и стоит Боро-тала. Другой яр прямо напротив за озером. Так остановившись, сидит на санке. Товарищи его подъехали. Зять подошел. Говорит Боро:

- Мое время умереть настало. Мои предки всегда здесь умирали. Уже тогда, когда я диких увидел, мною бог овладел. Этого озера этот бог - налим. Ты отсюда уходи, как только перестанешь меня видеть. Меня перестанешь видеть - и возвращайся.

Посреди озера белая пена крутится. Вода в омуте крутится то в одну, то в другую сторону. Боро поднялся на ноги. Закричал на оленей и хореем их ударил:

- Мой путь над водой вы видите.

Видят Хунси и его жена: спрыгнул Боро вместе с оленями с яра в озеро и по воде, как по земле, поехал. Доехал до яра за озером.

Все время кричит Боро:

- Озеро! Съешь меня! Раскрой свое горло.

От того яра повернул обратно и опять к первому яру приехал. Взад и вперед по озеру меж ярами ездит. Еще раз вернулся и наехал на омут. На омут наехал и сразу исчез. Из омута семь белых пузырьков*101 показалось. Два скоро исчезли, пять еще видно.

Женщина, дочь Боро, говорит мужу, Хунси-тала:

- Мой отец так говорил мне: если ты сегодня меня возьмешь, семь детей будет у нас. Но двое из них все равно в этом озере погибнут.

Тут из омута женщина показалась, которую видел старик в бойницу доски, когда охотился на диких. Теперь она левую половину волос чешет. Другая половина волос уже причесана.

Сидит эта женщина на воде, сжав вытянутые ноги, и чешет волосы. Говорит эта женщина:

- Два белых пузырька вы мне сами отдайте. Самый старший сын ваш моим паем будет впредь. Теперь в чум поезжайте. Парня жалеете? Не жалейте. Его народа на земле много будет.

Женщина на яру просит баруси:

- Пусть ты бог, ухо есть у тебя, рот есть. Даром ты баруси - ухо есть у тебя. Когда время придет детей отдавать - пожалей нас. Лучше собаку или оленя возьми. Детей отдав, я очень мучиться буду.

Жена-баруси все волосы чешет:

- Если одного пожалеешь, потом трех надо будет.

- Почему по-иному не сказала? Почему так остро говоришь? Не стану я давать детей!

- Даром не дашь! У меня руки долгие - везде достану.

Так сказала и исчезла. Вернулись в свой чум муж и жена.

Поехали домой - женщина аргиш ведет, мужчина оленей гонит. Пришли в большой свой чум. Стали жить вместе пять людей. Потом старики, отец и мать Хунси и жена Боро, умерли. У Хунси и его жены ребят много родилось. Но оленей мало стало. Только на аргиш осталось. Шесть парней выросли. Седьмая, младшая - дочь. Самый средний сын - шаман. Бубна нет, парки шаманской нет, только говорит, как шаман. Ночью во сне шаманит. Ночью шаманит и говорит:

- Время моей смерти приходит. Увезите меня к озеру. Не увезете меня к озеру, я совсем пропаду.

Говорят ему мать и отец:

- Как увезем тебя к озеру? Наш отец там умер, худое это место. Не уходи туда. За тебя мы четыре оленя и три собаки унесем.

Аргишили к озеру. Недалеко от него, близ маленького озера, на речке, чум поставили. Продолбили прорубь для воды.

Вечером шаман с братьями и отцом и матерью, всего девять людей, поехали к озеру. Взяли с собой оленей.

Оленей запряженных и санки на яру оставили. Сами с яра к воде пешком спустились. Трех собак и четырех оленей связали. Говорит мать озеру:

- Мне сыновей жалко. Пусть собаки твоей долей будут.

Бросили собак и оленей в воду. Стали подниматься на яр к санкам. Что-то слышно стало. Омут опять крутится. В омуте налима видно стало. Говорит налим:

- Сперва вам сказано было, что сына вашего надо. Почему жалеете, не даете? Старшего сына связали бы и бросили. Ваш отец позади меня сидит и так говорит.

Женщина не перестает просить:

- Отпусти сына! Собак, оленей возьми. Парня-то жалко!

Налим исчез. Вышли на яр и опять что-то слышат. В омуте женщину видят. Говорит она:

- Парня вам жалко? А отец ваш говорит так: "Самого старшего сына и самую младшую дочь давайте".

Говорит тогда Хунси:

- Этот баруси нас не отпустит. Сын пусть вперед выйдет, сам баруси просит.

Вышел парень вперед. Стали с яра отец, мать и сам он просить баруси пожалеть их. Вдруг под парнем яр обвалился, упал он в воду и исчез. В воде ничего не видно. Тут мать нож, которым оленей кололи на берегу, откуда-то выхватила и грозит женщине на озере:

- Пусть ты бог! Пусть ты человек! Подойди сюда. Я тебя ножом одолею. Иди сюда!

Женщина на озере руку подняла:

- Мою руку видишь! Хоть уйдете вы в свой чум, достану, что мне надо. Вместе в ваш чум придем.

Это сказала и исчезла. Вернулись в чум. Мать с дочерью на одной санке ехали. Мать стала оленей распрягать, девочка в чум ушла. Взяла в чуме котел и за водой пошла. Наполнила котел водой. Мать пошла к ней, чтобы помочь поднять котел и унести его в чум. Когда она подходила помогать, девочка на ее глазах упала в прорубь. Мать хотела удержать ее, но пусто в руке! Шарит в воде - ничего нет. Говорит мать тогда:

- Ничего не надо бросать в озеро. Ничего от этого нет пользы.

Все время жили на этом месте, не аргишили. Шаман шаманил и говорил:

- Впереди нам еще худо будет.

Два сына еще в чуме умерли. Остались сам Хунси, его жена, дочь Боро, их сын-шаман и еще два сына. Те, другие два парня, от голода умерли. Ни одного оленя не осталось, всех съели Никакого промысла не могут найти. Шаман все время шаманит. Ничего не помогает. Куропатки не могут добыть. Шаман говорит:

- Наших отца и мать сами убивать будем. Одного озеру отдадим, другого отдадим, чтобы промысел был нам.

Никуда не ходят из чума. Голодные лежат в нем, силы нет. Шаман лежал, лежал и ушел на улицу. Близ чума нашел диких -  важенку и пороза. Этих диких убил он, и съели они их. Утром на другой день увидели, что отец и мать умерли ночью. Два диких - пороз и важенка - это была цена отца и матери. Так сказал шаман.

После этого стали много диких добывать. Шаман себе бубен сделал, парку шаманскую сделал. Пошел как-то шаман диких искать и чум юраков нашел. К этим юракам парились. Шаман себе в жены юрацкую девку взял. После этого все трое жить стали хорошо. Очень хороший промысел нашли. Очень богатыми стали. Все.

 
   
     
     
   

 

 

главная страница

содержание

следующая сказка

Рейтинг@Mail.ru