Нганасанские сказки

 главная страница          содержание          следующая сказка

Чайки.

     

 

   

Два человека потерялись. Они пасли оленей и заблудились. И так измучились, и даже есть им было нечего. И вдруг навстречу им три чума.

Заходят в первый чум. В нем похороненная женщина сидит.

Она говорит:

- Ой, гости пришли, нечем вас угостить. Видно, хозяева мои ничего не оставили мне есть на могиле.

(Когда мертвые умирают, если им мяса не оставят, то они на том свете голодные, говорят.)

Заходят во второй чум. Там тоже такая женщина сидит. Она ни слова не сказала, и они вышли оттуда.

Заходят в третий чум. Там женщина сидит и говорит:

- Кушайте, что у меня есть, но огня у меня нет, видно, хозяева*84 мои мне спичек не оставили. Ну, чем ходить голодными, нате немного жиру.

Один, младший, съел этот жир. Когда они вышли, старший говорит:

- Зачем ты взял это? Что-нибудь, ей-богу, с нами случится, если ты у мертвого взял кушать.

Старший заставляет друга бросить этот жир, а тот жир спрятал в рукавицу и нарочно говорит, что его бросил.

Потом идут, идут - видят: еще один большущий чум. И слышат бубен - видно, шаман шаманит.

Заходят - действительно шаман шаманит, а огонь еле-еле видно. И что они между собой скажут, огонь все время трещит после их слов.

И шаман говорит:

- Наверное, к нам гости пришли, потому у нас огонь трещит!

Тот парень, который взял жир, увидел девушку и сел рядом с ней. И все время щиплет ее.

Она кричит:

- Ой, ой, бок колет!

Ее отец говорит шаману:

- Ну кто же это к нам пришел, как же ты не видишь, шаман?

Шаман говорит:

- Между двумя нгоа (дверями; на том свете две двери) сидят два гостя. Одному скоро будет счастье, выйдет на свой свет.

У другого в рукавице есть загадка, и он просит, чтобы ее угадали.

Тот, у кого в рукавице жир, услышал эти слова и говорит товарищу:

- Пойдем скорее!

Когда они вышли, товарищ говорит:

- Что у тебя в рукавице? Дай-ка я посмотрю.

Он говорит:

- Нету, нету ничего, пустая рукавица.

Он не показал, и так они идут дальше.

Видят: стоит еще большой чум. И слышно, как в нем галдят, галдят.

Тот, у кого нет жира в рукавице, слушает и думает: "Это какие-то особенные люди; кажется, что это даже не люди".

Другой ничего не слушает, идет и идет.

Потом первый говорит:

- Пойдем мимо, не зайдем в этот чум.

А тот говорит:

- Нет, зайдем, посмотрим, какие люди живут.

- Ну зайдем, но ты будешь первым заходить.

- Ну все равно, буду и первым заходить.

Как только они зашли, то увидели, что в чуме полно чаек*85.

Умный говорит:

- Ну, я говорил, что это не люди, а ты не слушал.

- А что ты боишься?

Как их увидели чайки, то сразу замолчали.

Умный видит, что сидят на разных бобо против друг друга две маленькие хорошенькие пестрые чайки. И думает про себя: "Видно, девушки, что ли, они".

Потом выскочила одна большая чайка и что-то забормотала. Умный думает: "Однако, она говорит моему товарищу: „Садись около одной пестренькой чайки"".

Отправил своего товарища, тот сел там. После этого чайка опять что-то забормотала.

Умный думает: "Видно, она говорит, чтобы я сел около другой пестрой чайки".

И он тоже пошел и сел. Потом спать стали ложиться. Умный как устроился, то всю ночь не мог заснуть. А тот его товарищ крепким сном уснул.

Умный потом чуть-чуть уснул и слышит, что какой-то гам, шум в чуме или на улице около чума. Проснулся и сел. И видит, что чайки все напали на его товарища и разорвали его на куски.

И он сидит, плачет и говорит:

- Что это вы делаете, зачем?

А те говорят:

- Иди, иди ты домой, мы тебя не тронем, потому что ты ничего плохого по дороге не делал. А твой товарищ у мертвых жир брал, девушек щипал, и поэтому мы его разорвали и съедим.

Так и отправился тот домой и, видно, доехал благополучно.

И все, кажется.