Кетские сказки

 главная страница          содержание          следующая сказка

Колбасам и хунь.

     

 

   

У колбасам — дочь, у хунь — сын. Колбасам уговаривает:

— Подружка, — говорит, — давай искупаемся!

Они вниз к реке спустились. Колбасам уговаривает:

— Подружка, — говорит, — скорей ныряй!

Хунь нырнула. Колбасам рысью подскочила, сына хунь схватила и унесла. Куда-то принесла, воспитала его. Когда он вырос, она ему лук сделала и послала на охоту.

— Сынок, — она говорит, — ты на южную сторону этого озера не ходи1, там подальше есть сенль.

Он ушел, следы оленей нашел, выследил их и убил восемь штук. Когда темнеть стало, он обратно пошел, белок добыл и двух глухарей. Потом он отправился домой. Пришел, белок снял, положил их, вошел в чум, сел, чаю выпил и лег спать. Он поспал, утром встал, выпил чаю, снова ушел, снова оленей нашел и убил десять штук.

Потом он подумал о том, что утром ему говорила колбасам: «Ты, — она говорила, — на южную сторону этого озера не ходи!» Он не послушался, все-таки пошел! Он вперед поглядел — пар из земли выходит. Он к этому месту подошел, вниз посмотрел — с сеткой маленькая колбасам, оказывается, туда ушла3. Он лыжи снял, о землю ударился, горностаем стал, залез на землянку и вниз смотрит4 — маленькая колбасам там как раз похлебку готовит. Он из-за пазухи мозговую кость вытащил и в котел сбросил. Колбасам поварешку вынула и облизала.

— Мама, откуда это у нашей похлебки такой навар?

Хунь ответила:

— Кормильца, моего сына, твоя мать увела5. Хоть бы теперь откуда-нибудь мой сын пришел и послушал.

Он вниз посмотрел: та, которая рассказывает, вроде бы его мать. Потом он с землянки спустился, о землю ударился, свои лыжи надел, домой пошел, луком по дереву ударил. Лук сломался. Он его отбросил, а половину взял. Потом он домой пошел, домой вернулся.

— Мама, мой лук сломался.

Его мать сказала:

— Завтра другой лук сделаем!

Он чаю выпил и лег спать. Поспав, он утром встал, выпил чаю
и ушел. Он от дерева кусок крени отколол, обратно пошел, домой вернулся и полозья надставлять стал. Он все полозья приделал и отправился дрова заготовлять. Он много дров натаскал, нарубил, в одну кучу сложил. Потом он ушел, к лиственницам подошел, надрезал
и много смолы набрал. Он домой вернулся — нет клейницы. Он снова ушел, с березы кору содрал и обратно пошел. Домой вернулся и клейницу сделал. Потом он костер развел, клейницу в огонь поставил. Клейница в огне загорелась.

— Мама, — говорит, — моя клейница загорелась.

Мать его быстро выскочила:

— Где она? — спрашивает.

— А она, — он отвечает, — в огне стоит.

Его мать быстро в огонь залезла. Он рогатину взял и затолкнул ее
в огонь. А она закричала:

— Пель, пель, пеель! Мои букашки все сгорели6.

Она сгорела. Он тогда взял рогатину и разрубил колбасам на мелкие куски. Потом он ушел, на южную сторону озера пошел. Снег
и дождь раздувало. Он вперед глядит — землянка стоит. Он подошел, лыжи снял, о землю ударился и ястребом обернулся. Маленькая колбасам вышла, вверх смотрит — ястреб сидит. Она зашла в чум:

— Мама, там наверху ястреб сидит.

Мать вышла, стала кидать в него палками, но так и не попала. Ястреб далеко отлетел. Колбасам вошла в чум и похлебку готовить стала. Женщина обернулась — человек входит. Хунь поняла, что это ее сын вернулся. Маленькая колбасам наружу вышла. Сын сказал:

— Мама, — говорит, — эту колбасам я убью.

Его мать ответила:

— Ты эту колбасам не тронь. Я ее воспитала, я по своей воле ее воспитала, ты ее не трогай.

А сын говорит:

— Она вырастет и нас съест.

А мать говорит:

— Ну ладно, уведи ее.

Сын ее увел на малую ходьбу*. Когда они на место ночевки пришли, они похлебку сварили. Поели, у них похлебка осталась; они ее не вылили, а налили в пим колбасам и легли спать. Утром, когда рассвело, дров не оказалось. Он пошел дрова заготовлять и совсем ушел. Он небольшую деревяшку взял и этой палкой то одно дерево ударит, то другое ударит. Колбасам догадалась, что он не дрова заготовлять пошел. Она его в одном пиме догонять стала. Когда она его впереди увидела, она из земли гриб вытащила, ему вслед кинула, но не попала. Он подошел к реке и сказал:

— Раз уж про меня в сказке чудеса рассказывают — пусть я через реку переправлюсь!

Глядит — жердь от чума в воду упала. Он на жердь сел и переправился. Колбасам на полено села. А он говорит:

— Вези ее так, чтобы кричала, вези так, чтобы перевернулась.

Водяные колбасам за ноги стащили и съели ее. А сын хунь на гору к матери поднялся; они вершины двух лиственниц соединили и здесь чум построили. Все птицы к его дымовому отверстию прилетают. Сам он такой же маленький, как птица.

Сказке конец.