Английские сказки

 

главная страница          содержание          следующая сказка

Робин Гуд

поиск  >>>>

   
       

народные сказки

мифы и легенды

сказки русских и советских писателей

сказки зарубежных писателей

народное творчество

послушать сказки

е-книги

игротека

кинозал

загадки

статьи

литература 1-11 класс

карта сайта

 

 

 
 

 

Двенадцать месяцев в году,
Двенадцать, так и знай!
Но веселее всех в году
Веселый месяц май.
Так начинает балладу о вольном шотландском стрелке Робин Гуде странствующий музыкант - глимен , и слушатели его - все больше крестьяне  - затаили дыхание. Вокруг зеленый Шервудский лес.
Когда-то давно, - поется в балладе, - здесь скрывался от врагов - королевских стражников, лесничих и злого шерифа - Робин Гуд со своими лучниками.

Робин Гуд

 

Много верных помощников было у Робин Гуда: и верзила по кличке Маленький Джон, и веселый монах Тук, и отважный тощий лучник

 

Много верных помощников было у Робин Гуда: и верзила по кличке Маленький Джон, и веселый монах Тук, и отважный тощий лучник , и другие. кто не хотел терпеть власть короля, богатых феодалов и жадных аббатов.
Вместе с лесными молодцами  Робин Гуд всегда спешил на выручку добрым людям - вилланам ( так звали крепостных  крестьян в Англии) и не давал спуску их притеснителям.

 

О том, как Робин Гуд спас трех сыновей вдовы.

 

    Из леса вышел Робин Гуд,
Деревнею идет.
И видит - старая вдова
Рыдает у ворот.

 

- Что же случилось с твоими сыновьями, добрая женщина? - спросил Робин.
   - Сэр Стефен дознался, что это они, - отвечала старуха. - Он  дознался,
что они зажгли костер, на котором сгорели все свитки и грамоты  вотчинного
суда. Они хорошие мальчики, мои сыновья. Как три молодых  дубочка!  А  сэр
Стефен схватил их и угнал в Ноттингем, и шериф их повесит теперь.  Говорят
люди, что ты никогда не оставлял виллана в беде. Помоги  мне,  спаси  моих
мальчиков, стрелок!
 

 

 

 

- Хорошо, - сказал Робин. - Ступай домой и  не  плачь.  Я  спасу  твоих
сыновей.
   Он поднял старуху на ноги и обернулся к стрелкам.
   - Принеси мой лук, Давид Донкастерский. Ну, молодцы, кто хочет со  мной
в Ноттингем?
   Но стрелок, которого звали Давидом Донкастерским, не тронулся с места.
   - Тебе нельзя в Ноттингем, Робин! - воскликнул  он.  -  На  Ватлингской
дороге вчера стоял герольд и кричал, что  шериф  объявил  за  твою  голову
награду.
- И дорого стоит моя голова?
   - Двадцать марок обещает шериф всякому, кто доставит тебя  в  Ноттингем
живым или мертвым.
   - Неправду ты говоришь, Давид, -  повел  бровями  Робин.  -  Я  был  на
Ватлинге и сам. Я слыхал, что кричал глашатай. Двадцать марок шериф обещал
за мертвого Робин Гуда, десять марок всего - за живого! Ты  говоришь,  как
трус, Давид!
 

 

 

 

Веселый стрелок взял свой лук и колчан, в котором  среди  других  стрел
блестела серебряная стрела, подарок лорда шерифа. Его  товарищи  двинулись
за ним, а дрозды свистали в  ветвях,  щебетали  синички  и  коноплянки,  и
пестрые дятлы стучали над головой.
На широкой дороге повстречался Робину нищий, одетый в  лохмотья.  Робин
скинул с плеч свой зеленый плащ  и  отдал  его  побирушке,  а  сам  поверх
малиновой куртки  накинул  рубище,  в  котором  было  больше  прорех,  чем
разноцветных заплат.
 

 

 

 

Когда стрелки подошли к Ноттингему, у городской стены они  увидели  три
виселицы и большую толпу народа.
   Поминая Христово имя и почесываясь,  как  это  делают  вшивые  бродяги,
Робин Гуд протиснулся вперед.
Три сына вдовы, связанные  веревками  по  рукам  и  ногам,  стояли  под
виселицами, и шерифова стража в блестящих кольчугах, с копьями, с датскими
топорами и с луками в руках окружала их. Шериф сидел  на  высокой  скамье,
покрытой сарацинским ковром, рядом с ним сидели присяжные и сэр Стефен.
   Священник с распятием подошел к сыновьям вдовы; библия на железной цепи
болталась у его колена; он  предложил  осужденным  принять  перед  смертью
святое причастие.
 

 

 

 

Но старший из сыновей отвернулся от исповедника и  сказал  громко,  как
смелый человек:
   - Святой отец, ты говоришь так, будто мы уже мертвы. Но мы еще живы,  и
господь не допустит, чтобы нас лишили жизни за правое дело.
   И средний сын отвернулся от священника и сказал:
   - Плохо ты служишь господу богу, если служишь шерифу ноттингемскому.  -
Потом он подмигнул вилланам, стоявшим в толпе.  -  А  палача  у  них  нет!
Глядите, он выпил  для  храбрости  слишком  много  и  никак  не  сладит  с
веревкой.
Тут все в толпе рассмеялись, потому что палач и вправду  был  пьян.  Он
хотел потуже затянуть петлю на веревке и продел в нее ногу, как в  стремя,
а петля затянулась, точно силок. Палач упал на спину и не  мог  подняться:
он дергал ногой, но не  мог  оборвать  веревку.  Стражники  поволокли  его
прочь, а священник подошел к третьему сыну вдовы.
   Младший сын тоже не принял причастия. Он посмотрел на  далекий  зеленый
лес и расправил широкие плечи.
   - Я помню за собой только один грех, святой отец, и в нем  охотно  тебе
покаюсь. Я грешен в том, что слишком долго терпел. Давно  мне  нужно  было
сбросить с плеч ярмо и уйти в леса, к свободному Робин Гуду.

 

 

Веселому  Робину  пришлись  по  душе  эти  слова.  Он  получше  прикрыл
лохмотьями свой лук и подошел к шерифу.
   - Какую плату положишь ты палачу за работу, благородный лорд? - спросил
он шерифа.
   Ральф Мурдах выпрямился, и глаза его радостно блеснули.
   - Клянусь, сам бог послал тебя, нищий? Я подарю тебе  за  работу  новый
кафтан, без единой прорехи, и тринадцать пенсов серебром.
 
- Тринадцать пенсов! - воскликнул Робин. -  Тринадцать  пенсов  за  три
веревки, тринадцать пенсов и новый кафтан! А сколько заплатишь ты  мне  за
эту стрелу, шериф?
   Перед самым носом шерифа сверкнула  стрела  с  наконечником  и  перьями
красного золота. И шериф откинулся назад, побледнев так сильно, будто  эта
стрела вошла ему в  ребра.  Робин  стряхнул  с  себя  лохмотья  побирушки,
малиновая куртка вспыхнула на солнце.

 

 

 

 

Он пустил серебряную стрелу в  небо,
и по этому знаку со всех сторон из толпы кинулись к  виселицам  молодцы  в
зеленых плащах.
   - О-хо-хо! - закричал отец Тук. - С нами бог и святые угодники!
   Дубина завертелась над его головой и пошла щелкать по железным колпакам
шерифовых стражников. Стрела летела выше и выше в синее небо, а  Маленький
Джон и повар Артур из Бленда уже расчистили дорогу к помосту,  на  котором
стояли  три  сына  вдовы.
Священник  бросился  на  колени,   как   щитом,
прикрывшись распятием, и прямо через него перемахнул старший сын, скидывая
с рук разрубленную веревку.
   Только тут, блеснув золотом, стрела упала с неба и воткнулась в помост,
как молния, схваченная на лету.
   Говорят, что в драке семеро лучше пяти и  пятеро  лучше  трех,  и  это,
конечно, верно. Стрелков было четыре десятка, а  шерифовой  стражи  -  сто
человек. Но кольчуга крепче линкольнского  сукна,  датский  топор  тяжелее
дубины, вот почему очень скоро люди шерифа железной стеной окружили своего
господина и стали теснить лесных молодцов.
- Веселей, веселей, ребята!  -  покрикивал  Робин  Гуд.  -  Не  жалейте
колпаков и кольчуг!
   - Ко мне! -  раздался  голос  Скателока  из-под  кучи  тел.  -  Клянусь
крестом, я поймал их начальника!
   Отец Тук, бросив дубину, навалился грудью на стражников, подмявших  под
себя  Скателока.  Начальник  стражников,  вывернувшись  из  рук   стрелка,
взмахнул  ножом  над  широкой  спиной  монаха,  но  опрокинулся  навзничь,
пробитый стрелой.

 

 

Робин Гуд, спешивший на выручку Скателоку и  Туку,  обернулся,  дивясь,
откуда прилетела стрела. На перекладине виселицы сидели двое: тощий лучник
в лисьей шапке и шерифов стрелок, состязавшийся с Робином на стрельбище.
   Оба, с луками в руках, спокойно  смотрели  сверху  на  свалку,  выбирая
мишени.
   - Эге! И ты тут! Учишься бить навскидку, приятель? - рассмеялся Робин и
едва успел отскочить в сторону из под сверкнувшего над его головой топора.
   Он ответил врагу ударом ножа; клинок скользнул по кольчуге, но стражник
упал, сшибленный с ног тяжелым кулаком.

 

 

Из городских ворот  вырвался  конный  отряд;  шпоря  лошадей,  всадники
скакали на помощь шерифу. Тогда звучный рог Робина покрыл шум схватки.
   - К лесу, ребята! - крикнул Робин.
   И его молодцы, как подхваченные  ветром  зеленые  листья,  запрыгали  и
понеслись по дороге.
Толпа  горожан,  собравшаяся  вокруг  виселиц,  чтобы  посмотреть,  как
повесят  сыновей  вдовы,  давно  растаяла.  Только  кучка  крестьян  из-за
поворота дороги следила за ходом битвы. Теперь  пришло  время  для  стрел.
Тот, кто раньше других успел выбраться из свалки, натягивал лук в ожидании
товарищей.
   - Стойте, Маленький Джон остался!
   - Он ранен, Робин!
   - Бейте по лошадям! - скомандовал Робин, надеясь задержать верховых.

 

 

 

 

Вместе с Муком и сыновьями вдовы он повернул назад и, подхватив с земли
чей-то меч, врезался в толпу стражников.
   Маленький Джон отбивался от наседавших на него врагов,  стоя  на  одном
колене; из другого колена у него хлестала кровь. Тощий  лучник  и  шерифов
стрелок принимали на себя направленные против него  удары,  и  вся  ярость
стражников обрушивалась на изменившего шерифу воина.
   - Не робей, Джон, держись! - крикнул Мук.
Робин, прорвав кольцо нападавших, с такой силой ударил мечом одного  из
стражников, что тот, покатившись, сбил с ног другого. Мук  помог  младшему
сыну вдовы взвалить на плечи  Маленького  Джона.  Тощий  лучник,  Робин  и
шерифов стрелок загородили товарищей и так, отбиваясь, пятились  до  самой
дороги.

 

 

 

 

Между тем всадники, стройная колонна  которых  рассылалась  под  первым
роем стрел, совладали с прянувшими в  сторону  лошадьми  и  во  весь  опор
понеслись на стрелков.
   Четверо всадников отделились от колонны и поскакали наперерез Робину  и
Муку.
   - Бегите! - крикнул Робин товарищам. - Спасайте Джона,  я  справлюсь  с
ними сам.
Тощий лучник, Мук и сын вдовы с Джоном на плечах  пустились  вперед  по
дороге к лесным молодцам. Но  шерифов  стрелок  ослушался  приказания.  Он
остался рядом с Робином, и сразу два лука послали в неприятеля смертельные
стрелы; двое всадников упали с коней.
   Теперь стрелять уже было поздно.
   С опущенными копьями, привстав в стременах, приближались воины шерифа.

 

 

 

 

Робин Гуд не успел поднять меч; отбросив  лук,  он  ждал  врага.  Копье
устремилось в его открытую грудь.  Но  тут,  словно  подкинутый  пружиной,
стрелок отпрыгнул назад, рванув  на  себя  копье.  Всадник,  не  ожидавший
такого толчка, перелетел через голову лошади.
А когда он вскочил на  ноги,
Робин сидел уже на его месте в седле, с луком в руках. Стрела  просвистала
-  и  последний  всадник  выронил  копье.  Но  выстрел  запоздал  на  одно
мгновение: шерифов стрелок лежал уже на земле, обливаясь кровью.
   - Клянусь святой девой, они заплатят мне за этого молодца! - воскликнул
Робин, пуская вскачь жеребца.
   Догнав своих стрелков, он спрыгнул с копя: лесные стрелки  не  привыкли
сражаться верхом.
 
Первый натиск врага удалось сдержать. Теперь стрелки бежали по  дороге,
то и дело останавливаясь, чтобы послать стрелу в преследователей.
   - Они хотят отрезать нас от леса! - крикнул Эльфер, который  все  время
дрался наравне с другими стрелками. - Ближе к лесу, ближе к лесу, друзья!

 

 

 

 

Младший сын вдовы задыхался под тяжестью Маленького Джона.
   - Бросьте меня, спасайтесь сами! - взмолился Маленький Джон.
   Но Мук сердито прикрикнул на него, перехватывая его у сына вдовы:
   - Ты знай помалкивай, дьявол!
Давид Донкастерский бросился между передним всадником и отцом  Туком  и
упал с рассеченной мечом головой.
   Так отступали стрелки все дальше и дальше по дороге,  а  шерифовы  люди
теснили их справа и слева, не подпуская к лесным тропинкам.
   Стрелы лесных молодцов летели реже, потому что  у  многих  уже  колчаны
были пусты.
Тощий лучник выпустил последнюю стрелу.
   - Слушай, Робин, - сказал он, - по левую руку, за тем вон пригорком,  -
дорога к замку Ричарда Ли. Мой отец будет рад укрыть у себя твоих молодцов
от шерифа.
   - Так это ты и есть Энгельрик Ли? Хорошего  сына  родил  твой  отец!  Я
охотно верну ему беглеца!

 

 

 

 

Прежде чем всадники успели отрезать им путь, стрелки, перескочив  через
ров, понеслись по узкой тропе к Вирисдэлю.
   Старинный замок гостеприимно раскрыл перед ними ворота, подъемный  мост
прогромыхал цепями, и гранитные стены укрыли от врага  Робин  Гуда  и  его
веселых друзей.
- Отец, прости, что я привел к тебе гостей, не спросясь, - сказал тощий
лучник, обнимая отца.
   - Я рад доброму Робину не меньше, чем тебе, мой сын, - ответил  рыцарь.
- Я думал навестить тебя в Шервуде, стрелок. Ведь завтра год со днем с тех
пор, как ты помог мне спасти этот замок от йоркского аббата.

 

 

Английская баллада.  М. Гершензон художник А. Максимов 

 

 

следующая сказка

 

 

   
 
     
     
     

 

лавная страница

содержание

следующая сказка

Рейтинг@Mail.ru