В. Косарев

 главная страница          содержание          следующая сказка

Сказка о Борще-Богатыре
 
     
     
   

Долго ли коротко ли гостили кирзуны в Опорске, может день, а может и десять, мы не ведаем, да только ничем дурным не прославились. Как подменил их кто – с людьми русскими сдержаны, в речах приветливы, во взорах дружественны, а товары все лучших сортов. А Соловец всегда с послом рядом и глаз с него не спускает. Глянет вроде посол, нет купца, а только моргнет – вот он! Бдителен купец с кирзунами, хоть и грамоты мирные читал.

Скоро кончились подарки, и велел Баргур посольству город покидать и на лодки грузиться. Говорит Соловцу:

- Хорош твой город, купец, чист, светел да приветлив, и сам ты хозяин радушный, а вот получается, что ехал я на море, а попал на озеро. Дай ты мне с Борщем Ивановичем увидеться?

Нахмурился купец:

- Вот вроде с тобой говорю, а вроде как не с тобой! Нельзя к воеводе, вот поправится, тогда приезжай!

- Эх, купец, хотел я тебя обрадовать, да видно не судьба. Есть со мной лекарь знатный, по всей империи кирзунской первый. Истинный кудесник! Ты когда слышал, чтобы наш император болел?

Соловец честно молвил:

- Да с детства, сколь себя помню, живет ваш Девятиглазый долго и всегда здоровее быка!

- Во-от, купец! Может, коль дружба такая между нами, дашь ты моему лекарю с Борщем повидаться, а я уж так и быть, с тобой побуду?

Подумал Соловец и решил, пусть кирзун под охраной дружинников зайдет к воеводе, да сразу и выйдет без задержек. Ведь сколько уж средств перепробовали, а все не впрок!

Свистнул Баргур в толпу и вышел перед ними тот самый старичок. Скромненький, бедненький, с бородкой жиденькой. Стоит, на ветру качается и не смотрит даже, и кувшинчик свой облезлый к груди прижимает.

Повели дружинники городские кирзунского лекаря, о тот еле плетется, да все что-то в кувшинчик приговаривает. Заметил это десятник, тряхнул старика так, что кости брякнули:

- Ты, что, бестия, там шепчешь, а?

А тот съежился как цыпленок под дождем и отвечает дрожащим голосом:

- Хароши слова гаварю, здаровье гаварю, здаров бык будет ваевода.

Пришли они в дом Борща, стали в горнице перед входом в спальню, где воевода маялся. Старичок сразу приосанился, обутки свои дряхлые скинул, и из-за пазухи коврик вытащил, ветхий как сама древность, а на нем знаки всякие магические нарисованы.

Расстелил он коврик пред порогом и опрыскал его из кувшинчика. Тут у всех, кто рядом стоял, и все это видел, глаза на лоб полезли. Коврик засветился сиянием красочным, заискрился и обратился в ткань мягкую дорогую с вышивкой.

Бережно кирзун свой коврик поднял, встряхнул и повернулся к дружинникам:

- Захадить можно?

Велел десятник опочивальню Борщевскую от лекарей да прислуги освободить, – так об этом кирзун попросил, говорит, лечения иначе не выйдет. Затолкали его ребята в спальню и двое с палашами вслед за кирзуном вошли.

Лежал Борщ Иванович на трех перинах, на трех подушках, от болезни сизый, и стонал басом. Рядом Ксения верная вся в слезах.

Кирзунский лекарь подскочил к воеводе, словно рысь, набросил свою тряпицу на тело богатыря. И забормотал что-то непонятное с шипением да придыханием.

И тут чудо случилось!

Поднялся с постели Борщ Иванович, глаза в удивлении, руками лицо щупает, зубами щелкает, и понять ничего не может. А тряпица волшебная словно приклеилась к нему, тело обвивает и цветами разными сверкает.

- Что за диво? – басом молвит воевода – эта как же, братцы? Чую, силы ко мне возвращаются! Эге-гей!

А старик кирзунский проворно коврик свой с тела Борщева снял, свернул бережно и за пазуху спрятал, и с поклонами, с поклонами украдкою из избы вышел.

Встал совсем с постели Борщ, подушки скинул и жену свою обнял:

- Отмучился я, любимая Ксения, нет теперь во мне хвори! Готов хоть с тигром бороться!

Налетели тут дружинники к воеводе, ликуют, по плечам широким его хлопают, а тот и рад как ребенок.

А тем временем старик с волшебным ковриком да кувшинчиком серой мышкой тихонечко-тихонечко по улочкам проскользнул и на лодках кирзунских затаился.

Соловец с Баргуром распрощались и заверились, что впредь вражды меж ними не будет. Слово твердое скрепили рукопожатием крепким.

Погрузилось посольство кирзунское и отчалило.

 

   

продолжение >>>

     
   
     
     

 

главная страница

содержание

cледующая сказка

Рейтинг@Mail.ru