В. Косарев

 главная страница          содержание          следующая сказка

Сказка о Борще-Богатыре
 
     
     
   

Кто бывал в Опорске-городе, тот историю эту знает, а кто не бывал и даже мимо не проезжал, тот садись удобно и слушай...

…На самом юге земли русской, рубежом с империей кирзунской, течет могучая и быстрая река Ус. Воды в ней широкие, светлые да скорые, да рыбой разнообразной богатые. А на самой середине этой буйной реки образовался большой остров, длинный и широкий, берегами высокий, лесом поросший, камнем ограненный. И видится так, будто вся Россия на этот остров опирается. Оттого и назвали его остров Опор.
Издавна селились на Опоре люди служивые да торговые, смелые да отчаянные и головы за Отечество не жалеющие. Выстроили люди на Опоре белый город-крепость Опорск, со стенами высокими, палатами просторными и улицами широкими.
Промышляли жители рыбой и зверьем, ремеслами и искусствами, выращивали фрукты и овощи, жили мирно и счастливо, и в ссорах да пьянстве замечены не были. А соседство с империей кирзунской научило людей Опорских всяким оружием владеть, с луков метко стрелять и мечи крепко в руках держать.
Кирзуны – народ мелкий, коренастый, многочисленный и каверзный, лицами желтый, а душой черный. Жили кирзуны торговлей, охотой и рыбалкой, воровством да грабежом, городов отродясь не строили, обитали в хижинах из шкур и сами ходили в шкурах. Было у каждого кирзуна по сорок жен и сорок лошадей, а кто побогаче, так всего по семьдесят. И немало бед земле русской приносили кирзуны. А пакостили всё мелко да гадко, а поймаешь кирзуна за занятием недобрым, так он в крик, мол, не я это и вообще меня здесь не было.
Бывало, захотят хитрые кирзуны рыбки нашей половить да соболей опорских промышлять, как весь город вставал на защиту и давал подлым отпор. Оттого завели в Опорске постоянное войско, где служили воины-богатыри, сильные и смелые, и решимости полные. А воеводой над ними назначен был чудо-богатырь Борщ Иванович.
Ростом Борщ Иванович был до облаков, красотой своей на всю Россию известный, – лицом в ясное солнце, руки как деревца толщиной, ноги, как столбы точеные. И силушкой обладал небывалой, – на правое плечо кобылу садит, на левое жеребца, и даже не подогнется. Служил Борщ-богатырь исправно, воеводил славно и судил справедливо. И было бы все хорошо, кабы не случай один.

А свершилось это на начале лета.

Город-Опорск проснулся поутру, окна растворил, улицы вымел и приготовился ко дню обычному, как вдруг! послышались крики страшные:

- Караул! Убивают! Ой, люди добрые, помогите!

Бежала по улице любимая жена Борща Ивановича, красавица писаная Ксения и голосила на весь Опорск. И от крика ее громкого и пронзительного даже воробьи попрятались.
Народ дела побросал, из домов повыскакивал, купцы лавки от страха закрывают, не воры ли? Мастеровые ей под ноги бросаются, остановить хотят, а та мчится без оглядки, так что пыль за ней коромыслом. Такого переполоха навела Ксения, что давно Опорск не знал.
Удалось людям остановить беглянку, да и то если бы не перегородили телегой дорогу, убежала бы до самой Москвы.
Окружили ее мужики да бабы и спрашивают, что стряслось-то, отчего учинила сумбур такой и ералаш?
Упала к людям в объятия Ксения, плачет, захлебывается, причитает и ни слова не понятно – бульканье одно да сырость.

Вышел тут видный купец Соловец свет Емельянович да как гаркнет:

- Цыц, дуреха! А ну утрись и говори, что за беда?

Примолкла сразу Ксения от крика Соловецкого, поняла, что люди ей добра лишь желают, и давай рассказывать:

- Муженек мой Борщенька с катушек двинулся, бесится как ретивый бык, крушит посуду и мебеля все в доме изломал!

И опять в нытье свое ударилась, как медведица подраненная, у-у да у-у!

А Соловец хлюпанья Ксениного не замечает и снова за допрос принимается:

- А с чего Борщ Иванович такой? Не ты ли напроказила?

Чуть примолкла Ксения и молвит:

- Что ты, что ты, я не виновата! Я его с ног до головы обхаживаю, себя не жалея, в любви он у меня всегда и в ласке!

И снова за свое у-у-у!

Соловец тоже за свое:

- А может, воевода наш медом али пивом опился, и с похмелья неистовствует?

Тут божиться стала Ксения:

- Не-не-не, вот вам крест, и в рот этой пакости отродясь не брал, разве что только на свадьбе нашей чарочку пригубил и все!

И вновь на весь город завыла. Что ты будешь с глупой бабой делать!

Понял Соловец, что дело надо на месте решать и созвал весь народ к Борщеву дому идти и воеводу всем миром успокаивать.

продолжение >>>

     
   
     
     
     
     

главная страница

содержание

cледующая сказка

Рейтинг@Mail.ru