Сборник

 главная страница         содержание          следующая сказка

Детство Мишастика.

     
     
    Оказывается, до чего же трудно быть медвежонком. Все почему-то считают меня маленьким и глупым. Но это не так! Я уже давно не маленький и совсем не глупый!
А еще со мной постоянно приключаются какие-то невероятные истории, и я никак не могу понять, почему они не происходят со взрослыми. 
Может быть раньше, когда они еще были детьми, с ними тоже происходили смешные случаи. Только, скорее всего, они их сейчас не помнят. Но это ничего… Например, я тоже уже не помню, как родился. 
Может быть, появившись на свет, я сразу стал кувыркаться через голову. Ведь кувыркаться через голову - это мое самое любимое занятие! Раз – и кувыркнулся. Взрослые смотрели на меня и думали: «Какой он смешной, этот малыш Мишастик! Смешной и глупый». Хотя, может, они ничего такого и не думали, и я вовсе не кувыркался через голову, а смирно лежал у мамы на лапах. 
Но, чтобы ты не считал меня выдумщиком, я буду рассказывать тебе только те истории, которые хорошо помню, которые действительно происходили со мной.

ИСТОРИЯ, в которой Мишастик узнал, что он - медвежонок

В одном лесу, в одной берлоге жили мама-медведица и ее сынок – медвежонок. Медвежонка звали Мишастик, и он был самым славным медвежонком во всем мире. Это потому, что у него была пушистая шкурка, блестящие глазки, влажный любопытный носик, красный язычок и острые когти, чтобы рыть землю и лазить верх и вниз по деревьям.
Только пока медвежонок еще ни разу не рыл землю и не ползал ни по одному дереву. Все потому, что он был еще маленьким, совсем малышом. Но все равно он оставался самым славным медвежонком во всем мире. Так ему часто говорила его мама-медведица. Наверное, все мамы считают, что только их малыши самые лучшие на всем белом свете. 
Медвежонок Мишастик был таким маленьким, что даже пока толком не знал, что он медвежонок, а не котенок или утенок.
Конечно, он мог раз и навсегда запомнить то, что он именно медвежонок, но сделать это было очень трудно. И не только потому, что он такой несмышленый кроха, просто мама-медведица его сама постоянно запутывала. Не специально, конечно. Так уж у нее получалось. 
Вот проснется медвежонок утром, сделает потягушечки передними лапками и заулыбается маме. Мол, смотри, мама, я уже проснулся!
И мама-медведица тоже заулыбается в ответ, возьмет его на ручки и скажет ласково: «Доброе утро, мое солнышко!».
«Значит, я – солнышко», - тут же решит медвежонок и начнет улыбаться еще больше. Он же солнышко, а солнышко всегда всем улыбается.
А в другой раз мама-медведица скажет: «Ах, ты моя, рыбка!» и Мишастик, посчитав себя таковой, сразу начнет двигать всеми лапками, чтобы случайно не утонуть в колыбельке.
Иногда мама-медведица называла его «мой зайчик» или «мой сладкий» и это тоже было приятно слышать. Но вот, чтобы мама назвала его «мой медвежонок» - этого Мишастик еще ни разу не слышал. 
Вот лежит медвежонок в колыбельке, смотрит, как мама пеленки стирает и думает: «Кто же я на самом деле? Солнышко, рыбка или зайчик?».
Хотел он было об этом маму спросить, но вспомнил, что он еще малыш и разговаривать пока совсем не умеет. А узнать, кто ты самом деле ой как хочется…
Тогда Мишастик потеребил себя за ушко. Потом пощупал свой любопытный влажный носик, посмотрел на свои острые коготки, бурую пушистую шубку, высунул язычок, зевнул, чихнул и… догадался: «Так я же медвежонок! У меня и ушки, как у медвежонка, и шубка, и носик и даже коготки – все как у настоящего медвежонка. Значит, я – медвежонок! Ура!!!». И он очень обрадовался своей догадке, только маме об этом не стал говорить. Потому что, как тебе уже известно, он еще малыш и разговаривать пока не умеет. 
Так медвежонок Мишастик узнал, что он медвежонок, а не солнышко или рыбка. Но не смотря на свою догадку он еще долго оставался для мамы-медведицы и солнышком, и рыбкой, и зайчиком. А также котенком, и иногда даже утенком, когда мама купала его в ванночке.
Но он не обижался, а только хитро-хитро улыбался, потому что теперь-то твердо знал, что он на самом деле медвежонок. Самый настоящий медвежонок. И никакой не котенок или зайчик.


ИСТОРИЯ, в которой Мишастик научился рычать

Каждое утро, сразу после завтрака, мама-медведица выводила медвежонка на прогулку. Хотя, наверное, будет правильнее сказать: вывозила Мишастика на прогулку. Для этого у мамы была специальная медвежачья коляска, в которую она сажала медвежонка и возила его по лесу. 
Таким образом, маленький медвежонок Мишастик гулял на свежем воздухе и с любопытством рассматривал деревья, голубое небо и разных птичек. Когда же вокруг него ничего интересного не происходило, то он просто спал в колясочке или сосал любимую соску.
На прогулке они встречали разных зверей, которые непременно говорили им: «Здравствуйте!». 
Мама Мишастика была воспитанной медведицей, и поэтому она тоже здоровалась со всеми знакомыми. Она говорила им: «Доброе утро!». Ну а, медвежонок Мишастик никому ничего такого не говорил, он только сопел носиком. Поэтому вскоре все лесные звери решили, что у такой хорошей мамы-медведицы растет такой нехороший невоспитанный сын. Который даже «Привет!» и то сказать не соизволит.
Маму-медведицу это сильно расстраивало. Она часто вздыхала: «Ну почему ты у меня такой молчаливый? Посмотри, птички чирикают, щенята тявкают, телята мычат. Что же ты у меня все время молчишь?».
Так и остался бы медвежонок навсегда молчаливым, если бы однажды с ним не приключилась вот такая история.
Решила мама-медведица своего сына доктору показать. Вдруг это болезнь у него. Может доктор что-нибудь посоветует, отчего Мишастик выздоровеет и заговорит.
Сначала лесной доктор в белом халате, со слушалкой на груди осмотрел у медвежонка язык, потом горлышко и ушки. Покачал головой и начал учить Мишастика говорить протяжное «а-а-а-а» и «о-о-о-о». Только у Мишастика ничего не получалось. Он либо молчал, либо по-прежнему сопел носиком. И никаких тебе протяжных «а-а-а-а» или «о-о-о-о».
Доктор только развел в недоумении руками и сказал: «Уникальный случай! Если сейчас одно горькое лекарство ему не поможет, то значит его молчанию уже ничего не поможет». И тут же он выписал маме-медведице рецепт на горькое лекарство.
Пошли медвежонок с мамой в аптеку. 
Только до этого мама сказала доктору: «Спасибо!», а медвежонок опять-таки ничего не сказал. Такой он был молчаливый.
Катится коляска с медвежонком по лесу, сидит в ней Мишастик ни живой, не мертвый. Дрожит. Очень уж ему боязно. Тебе, спрашивается, понравится горькое лекарство пить? 
Вот и лесная аптека с большим зеленым крестом показалась. Открыто каждый день с утра до вечера. 
Мама-медведица оставила медвежонка возле аптеки, а сама пошла с по рецепту «говорящее» лекарство покупать.
Сидел медвежонок в коляске, сопел носиком и соску сосал. Все про горькое лекарство думал. 
Тут откуда ни возьмись прилетела божья коровка. Пожужжала она вокруг медвежонка немнож-ж-жко и села прямо на его носик. Налеталась за утро, устала. Подумала, что нашла удобный черный камешек, и решила присесть на него ненадолго. Сидит она у медвежонка на кончике носа, крылышки чистит.
Такая наглость совсем не понравилась медвежонку. Нисколечки! Не для того он тут, чтобы всякие божьи коровки без спросу на его нос садились крылья себе чистить!
Замахал медвежонок на божью коровку лапками, а божья коровка решила, что это просто свежий ветерок дует. Не испугалась и с места своего не сдвинулась. Вот какая глупая была божья коровка!
Тогда медвежонок стал крутить головой из стороны в сторону, но божья коровка все равно никуда не улетала. Она даже обрадовалась: надо же, какой приятный ветерок укачивает ее на черном камушке! Вот какая глупая была божья коровка! 
Почистив крылышки, как ни в чем не бывало, она принялась чистить свои ножки. А их у нее много – ровно шесть.
Еще больше разозлился медвежонок на божью коровку. Так сильно на нее разозлился, что даже сам не заметил, как открыл рот и… зарычал: «Р-р-р!».
Услышала это «р-р-р!» божья коровка, испугалась и быстро-быстро улетела с мишкиного носа. И все другие букашки, которые гуляли в это время по лесу, тоже услышали «р-р-р!» медвежонка, испугались и спрятались кто куда. Вот как громко и страшно прорычал медвежонок!
Мишастику очень понравилось рычать. Он повеселел и еще раз прорычал свое «Р-р-р!». Только на этот раз уже радостно. «Р-р-р!». Как здорово! 
«Р-р-р!» - это тебе не какое-то там «а-а-а» или «о-о-о».
Тут и мама-медведица из аптеки вышла. Услышала она, как ее сын старательно рычит, выбросила в урну для мусора уже ненужное лекарство, и стала медвежонка на радостях целовать и обнимать. Не ожидала она, что у нее медвежонок окажется такой молодец. Сам рычать научился. Без чьей-либо помощи.
Ну а, чтобы ты не переживал, что из Мишастика потом вырос злой рычащий медведь, я тебе честно скажу: сейчас Мишастик очень редко рычит. Он хорошо знает, что быть злым и пугать маленьких плохо.
Так что, если медвежонок вдруг зарычит, то только для того, чтобы сказать всем «Пр-р-ривет!» или «Здр-р-равствуйте!». И никто этого «р-р-р!» в лесу больше не боится. Даже та глупая божья коровка.

 

ИСТОРИЯ, в которой Мишастик чуть не остался без горшка

Как у каждого ребенка, у медвежонка Мишастика был свой горшок. Тот самый, в котором манную кашу никто не варит, но, тем не менее, все прекрасно понимают о каком именно горшке идет речь.
Да-да… Самый обыкновенный ночной горшок. Правда, для Мишастика его горшок не сразу стал ночным. Сначала он был и утренним, и дневным, и вечерним и только потом, ночным. 
Медвежонок Мишастик не любил эту посудину. Терпеть ее не мог. 
Может потому, что металлический горшок был холодным?
Нет, мама-медведица его специально подогревала, чтобы на теплом сидеть можно было. 
Может он был некрасивым горшком?
Напротив, на нем были нарисованы миленькие синие цветочки и белые бабочки.
А может на нем было неудобно сидеть? Одно неловкое движение – и ты уже сидишь на полу со спущенными штанами?
Нет! Вовсе нет!
Все дело было в том, что медвежонку просто не хотелось ходить в свой горшок. Ни за какие медовые коврижки!
Особенно Мишастик не любил, когда мама-медведица специально усаживала его на горшок перед сном или после чая. «Давай-ка сделаем пи-пи» - говорила она. 
А если не хочется? А если больше нравится в штанишки?
Что поделаешь, Мишастику нравилось писать именно в штанишки.
Он всегда был доволен, если писал в штанишки раньше, чем мама успевала посадить его на горшок. Ну а, маме-медведице такие «мокрые сюрпризы», разумеется, не нравились. Она качала головой и вздыхала. 
Если мама все же ловила сына до того, как он преподнесет ей очередной «мокрый сюрприз», то прежде чем в горшок с бабочками и цветочками что-то попадало, проходил целый час, а то и больше.
При этом мама-медведица и песенки ему пела, и сказки рассказывала, и в ладушки с ним играла, а недовольный медвежонок все сидел и сидел на горшке, кряхтел и думал, когда же маме надоест ждать его «пи-пи». Неужели у нее дел других нет? 
Однако стоило маме на секундочку отойти или отвернутся, как Мишастик быстренько соскакивал с горшка и тут же журчал в свои штанишки.
«Какой непослушный у тебя горшок, - сказала однажды мама во время очередного высиживания на горшке. – Совсем тебя не слушается. Смотри, не будешь его ничем радовать – убежит от тебя к другому медвежонку и всем про тебя в лесу расскажет. Скажет: какой глупый этот медвежонок Мишастик, даже меня, горшок с цветочками, не уважает. А ведь ему уже скоро год. Позор! Что же из него вырастит?.. Вот что твой горшок всему лесу говорить будет».
Не понравилось Мишастику, что его горшок про него всякую ерунду и неправду говорить будет, и тут же наполнил его чуть ли не до краев.
Обрадовалась мама и сказала: «Запомни, медвежонок! Свой горшок каждый день радовать надо».
Но на следующий день медвежонок забыл про свой непослушный горшок и написал по привычке в штанишки. Бегает он по берлоге в мокрых штанах, смеется. Вот какой я хитрый!
И тут Мишастик вспомнил про горшок, смотрит – а горшка-то нет.
Мишастик и под кроватью его поискал, и на полке, и в шкафу – нигде горшка не было. Убежал. К другому медвежонку.
Сидит он полу, плачет, глазки лапками трет.
Тут мама подошла, взяла сынишку на руки, покачала и сказала: «Не плачь! Я твой непослушный горшок у двери успела поймать. Он как раз примерял панамку, удрать хотел. Смотри, в другой раз не забывай про него, а то и в правду убежит, и не ты, ни я его больше не поймаем».
Вытер медвежонок Мишастик слезки, поставил горшок под своей кроваткой и с этого момента больше никогда не писал в штанишки. Боялся, что горшок опять к кому-то убежит и будет всем про него всякие небылицы рассказывать.


ИСТОРИЯ, в которой мама Мишастика оказалась самой красивой.

На детской лесной площадке всегда интересно. Здесь столько качелей-каруселей, чтобы можно качаться весь день подряд без отдыха. Сначала на одной качели, потом на другой. Надоело качаться – катайся с горки или лепи куличи в песочнице.
В это время мамы самых разных зверят собираются под грибком на скамеечке, обсуждают проделки своих деток, вяжут носки и приглядывают за малышами. Как бы кто-нибудь не расшиб себе нос, не вывозился в грязи или кого-то не обидел.
Вот как-то встретились на детской площадке медвежонок, олененок и вороненок. Решили они подземный ход рыть. Вооружились лопатками, и давай в песке тоннель копать. Копают, стараются. Песок во все стороны летит, кому на голову попадает, кому на лапы, а кому и на хвост.
Отряхнутся ребята и продолжают дальше тоннель рыть. Выкопали они глубокую-преглубокую яму, сидят на дне, и что дальше делать не знают. Копать тоннель больше нельзя – земля стала твердой, как камень. А из ямы самим не выбраться. 
«Давайте так, - предложил олененок. – Чья мама первая прибежит, та и будет самая быстрая мама из наших мам».

Стали они хором мам своих звать.
Не прошло и минуты, как над ямой показались рога мама-оленихи. Обрадовался олененок тому, что у него мама самая быстрая оказалась, затопал копытцами. 
«Что тут у вас стряслось? - спросила мама-олениха, заглядывая вглубь ямы. - Я так перепугалась, что принеслась к вам как ветер».
Следом подлетела мама-ворона, а самой последней – мама-медведица. Вытащили они из ямы малышей и строго-настрого запретили им такие тоннели не рыть. Не то кто-нибудь обязательно в яму упадет и вылезти из нее без помощи не сможет.
«Мы больше так не будем», - пообещали зверята и стали в любимую игру играть. «Дочки-матери» называется. Медвежонок был папой, олененок мамой, а вороненок как будто их сынок. Налил олененок из лужицы в кукольную посудку водицы, смешал с песком и протягивает вороненку: «Ешь, сынок, на завтрак кашу-малашу».
«Не буду я эту грязь есть. Мама говорит, что от грязи в животе черви заведутся. Сами свою малашу ешьте! Я не буду» – обиделся на них вороненок.
«А ты понарошку ешь», - подсказал медвежонок.
«Вот еще! Я по-настоящему есть хочу».
«И я!» - поддержал его олененок.
«Ну и я тогда тоже», - вздохнул медвежонок.
«Давайте тогда наших мам нас покормить попросим, - сказал хитрый вороненок. – Кого первым накормит, та мама будет самой заботливой». 
Очень уж вороненку не понравилось, что у олененка мама самой быстрой оказалось. Вот и задумал он хитрость.
Снова мамы побросали свои дела и разговоры и подбежали к деткам. Выслушали они их и стали искать, чем же малышей накормить. Мама-медведица сказала: «Я пошла в магазин за молоком для своего медвежонка». Мама-олениха сказала: «Я пошла свежую травку для своего олененка искать». А мама-ворониха сказала: «А я никуда не пойду. Нельзя малышей одних оставлять. Я и тут, в земле, букашек найду».
И, правда, она очень быстро букашек нашла. 
Сидит вороненок мушек и букашек уплетает, радуется тому, что мама самой первой его накормила. Значит мама-ворона – самая заботливая.
После обеда зверята снова собрались на детской площадке. На сей раз они взяли не лопатки с ведерками, а карандаши и бумагу.
«Давайте рисовать», - предложил медвежонок.
«Давайте, - согласился вороненок. – А кого?»
«Наших мам, - сказал олененок. – Потом посмотрим, у кого мама самой красивой получится».
Зверята разложили бумагу и начали рисовать портреты своих мам. Не спешат, стараются…
Первым закончил рисунок олененок.
«Моя мама самая красивая, - сказал он. – Посмотрите, какие у нее длинные рога».
Вторым свой рисунок показал вороненок.
«Нет, это моя мама самая красивая, - сказал он. – Посмотрите, какие у нее переливающиеся перья на хвосте».
Медвежонок показал свой рисунок последним: «Вот она. Моя мама. Видите, какая у нее пушистая шубка».
Так чья же мама стала самой красивой мамой?
Что ни говори, а мама Мишастика оказалась самой красивой. И олененок и вороненок, как не хотели этого признавать, но все-таки признали.
У олененка на рисунке были только две кривые линии-рога, потому что копытцем рисовать очень неудобно. У вороненка мама была похожа на черный клубок, потому что крылом тоже не очень удобно рисовать. Зато у медвежонка получился замечательный портрет. На его картинке у мамы-медведицы были и голова с ушами, глазами, носом и языком, и туловище с руками и ногами. Вот какая красивая получилась у медвежонка мама.
Только Мишастик не стал своим рисунком перед вороненком и олененком хвалится. И задаваться тоже не стал. Ведь не всем ребятам дано красиво рисовать. 
А олененок и вороненок с этого дня больше никогда не спорили, чья мама лучше. Потому что каждый из них все равно считал, что только его мама самая хорошая на свете.


ИСТОРИЯ, в которой Мишастик впервые попробовал ягоды.

Пока Мишастик был маленьким, едой ему служило только молоко. На завтрак – молоко, на обед – молоко, на ужин – тоже молоко. И представь себе, на полдник медвежонок Мишастик вместо вафель с соком также получал стакан молока.
Молоко Мишастик очень любил. 
Бывало, купит мама-медведица пакет молока, принесет домой и начнет свежим молоком сыночка кормить. Стакан нальет – медвежонок выпьет и добавки попросит. А потом еще и еще. Так за один присест пакет молока и выпивает.
Поэтому маме-медведице приходилось опять в магазин за новым пакетом молока отправляться.
Однажды она решила: «Наверное, хватит Мишастика одним молоком кормить. Сварю-ка я ему сегодня манную кашу с маслом».
Как решила, так и сделала. Сварила она манную кашу. Целую кастрюлю.
Медвежонок Мишастик попробовал кашу, скривился, поморщился. Отодвинул тарелку и сказал: «Не нравится!».
Залез в холодильник и все оставшееся в кувшине молоко выпил. До самой последней капельки!
Мама-медведица только руками развела.
В другой раз мама сварила для медвежонка суп с грибами. Густой, наваристый и аппетитный.
Медвежонок даже пробовать его не стал, понюхал-понюхал и опять к холодильнику за молоком побежал. «Вкусней молока, - говорит, - все равно ничего нет».
Мама опять только руками развела. Стала она думать, как же ей научить Мишастика другую пищу есть.
День думала, другой. Наконец придумала.
Вот пошли они однажды на прогулку в лес. Гуляли-гуляли и, как говорится, нагуляли себе аппетит. То есть проголодались страшно.
«Я есть хочу! – сказал медвежонок. – Дай мне, мама, молока».
Мама только всплеснула лапами: «Ой! А я его дома забыла. Давай лучше ягод и орехов поедим».
«Что я белка что ли», - пробурчал Мишастик, и не стал орехи с ягодами есть. А этих орехов и ягод вокруг было видимо-невидимо. С каждого кустика свешиваются, сами в рот просятся.
Мама-медведица только плечами пожала, и стала орехами с ягодами лакомится.
Лакомится и приговаривает: «Ах, какая вкусная малина! Ах, какая сладкая черника! Ах, какие спелые орехи!».
Сидел медвежонок на пенечке, смотрел как мама обедает. А самому все больше и больше кушать хочется.
«Ладно, - решил он. – Поем я ваши противные орехи с ягодами».
Протянул лапку, сорвал с куста ягоду малину. Зажмурился крепко-крепко и в рот положил. 
«Вот это да! Сладкая» – удивился Мишастик тому, что малина так сильно ему понравилась. И тут же давай ягоды за обе щеки уплетать. А потом и чернику попробовал: «Вкуснота-то какая!»
Когда медведи наелись до отвала, то собрали в лукошко немного ягод и поспешили домой. 
Вечером, перед сном Мишастик насыпал себе в мисочку красных ягод, залил их доверху молоком и стал ужинать. Ужинает и думает: «Все равно ничего вкуснее молока нет. Разве, что ягоды… с молоком».

 

ИСТОРИЯ, в которой Мишастик узнал про дождик в очках.

Мишастик рос очень любопытным медвежонком. Каждый день он приставал к маме-медведице с вопросами: «А почему солнце светит?», «А почему ветер дует?», «А почему малина сладкая, а лимон кислый?». И таких «а почему?» у него в запасе было еще очень много.
Мама-медведица хоть и была умной, начитанной медведицей, но все же не знала ответов на все «а почему?». И, правда, почему, например, небо голубое?
Тогда Мишастик стал задавать свое «а почему?» всем маминым гостям, которые навещали их в берлоге или встречались во время прогулки. Но и мамины знакомые тоже не знали ответы на все «а почему?», которых с каждым днем становилось все больше и больше.
Однажды в лесу начался дождь. Не простой дождь. На лесной тропинке образовались лужи, которые пузырились под дождем, словно вода в кастрюле на плите. От луж шел пар. А между тучками светило солнце. 
Мишастик сидел у окна и смотрел на капельки, падающие на стекло. Они капали и капали, собирались в узенькие ручейки и скатывались вниз, на подоконник. 
«Интересно, - размышлял Мишастик, - а почему идет дождь? Откуда он падает?».
И он спросил об этом маму, которая штопала в кресле дырявые носки.
«Дождь идет из туч, – ответила мама. – Посмотри, все небо в этих тучах».
«А как же он идет, если ножек у него нет? Одни капли!» - не унимался Мишастик.
«Это только так говорят, что дождь идет. На самом деле капли воды просто падают с неба на землю», - сообразила мама, надеясь на то, что на этом все-таки вопросы сына иссякнут. Но не тут-то было! Следом появились другие вопросы: «А откуда капли взялись в тучах? А почему они в тучках не держаться? А что будет, когда все капли попадают на землю? А почему сейчас на улице дождь и солнце светит? Ты же говорила, что, когда дождь – все небо должно быть в тучах?»…
Совсем мама-медведица запуталась, из сил выбилась, отвечая на его вопросы. Особенно трудным дался последний. Даже голова немного заболела. 
Но тут к ним в дом пришла бабушка медвежонка Мишастика. Кто-то кто, а бабушки всегда все знают. На то они и бабушки!
У нее в руках был синий зонтик с золотыми рыбками.
Мишастик обрадовался бабушке, спрыгнул с подоконника и подбежал ее обнимать.
«Ах, ты мой хороший! - ласково сказала бабушка, гладя внука по голове. - Я принесла тебе пирог с малиной. Как только испекла, так к тебе, Мишастик, и пришла».
«Это хорошо!» - обрадовался медвежонок и принялся уплетать их с молоком. 
Дождь в лесу не прекращался.
«Бабушка, а ты знаешь, почему сейчас дождик идет, и солнышко светит? – спросил Мишастик. - Так ведь не бывает?!»
«Бывает, бывает… Это непростой дождик, а слепой», - улыбнулась бабушка. 
«Слепой? Ух, ты! А как это?» - оживился медвежонок.
«А вот так. Все дождики как дождики. Этот затяжной осенний, этот ливневый с грозами, этот грибной. После него всегда грибы большие вырастают. А этот, который сейчас по лесу бродит, слепой. Ну ничегошеньки он, бедняжка, не видит. День за днем по свету ходит и все время плачет, несчастный. Капли его, не просто капли, как у других дождей. Это его слезы».
«Кто же его обидел?»
«Никто. Он родился слепым. С этой слепотой с ним постоянно всякие неприятности получались. То во время футбольного матча стадион зальет, то в чей-нибудь дом по ошибке заплывет и тут же диван, кресла, ковры и занавески вымочит. 
Начал он видеть только тогда, когда доктор прописал ему очки. Дождик сразу стал таким же, как все дождики из его семьи. Надо лес полить, чтобы трава хорошо росла, и деревья напились – прятал он солнышко, чтобы работать не мешало, нагонял вместе с помощником ветром тучек тьму тьмущую и поливал землю из всех своих сил. 
Как-то раз увидел он бабочку неописуемой красоты, зазевался, засмотрелся, поплыл за ней и сам не заметил, как где-то очки свои потерял. Теперь слепой дождик ходит по свету, ищет, где он очки обронил и плачет горючими слезами. Даже солнца слепой дождик не замечает. Вот и получается, дождик по лесу идет и в то же время солнышко светит». 
«Чудеса!» - поразился Мишастик, которому сразу стало дождик жалко. Хотел он пойти дождику очки найти, но мама с бабушкой не разрешили. Сказали, что Мишастик еще маленький и в лесу может легко заблудится. Потеряться. Тогда придется им вместо очков для дождика, медвежонка разыскивать. 
Тем временем слепой дождик еще недолго плакал над лесом. Выплакал все слезинки и маленькой тучкой поплыл на закат. 
Бабушка сказала, что это он очки свои нашел, вот больше и не плачет.

ИСТОРИЯ, в которой Мишастик очень расстроился

С самых пеленок медвежонок любил соску-пустышку. Может она и покажется тебе несладкой и в таком занятии, как сосание соски ты тоже ничего путевого не найдешь, но Мишастик относился к соске иначе.
Он с ней просыпался, с ней засыпал. С пустышкой он сидел на горшке и ковырялся в песочнице. Даже перед тем, как полакомится молочком, маме-медведице приходилось упрашивать медвежонка выплюнуть соску хотя бы на время.
А о том, чтобы выбросить ее насовсем, и речи не могло идти. Медвежонок сразу начинал мотать головой и неодобрительно рычать. Р-р-р…
Мама соску и горчицей мазала, и перцем посыпала, медвежонок все равно не расставался с ней. Вытрет грязную соску о наволочку или занавеску и снова ее в рот положит. Ходит по берлоге, сосет свою соску как ни в чем не бывало.
«Чудная у меня мама, - размышляет Мишастик. – Сначала сама мне соску давала, а теперь отбирает».
Мама-медведица не сдавалась. Решила она попробовать хитростью отучить Мишастика от соски.
«Давай меняться, - сказала как-то она. – Я тебе мороженое на палочке, а ты мне свою соску».
Хотел было Мишастик согласится на такой обмен. Уж очень ему захотелось мороженого, но сначала спросил: «А зачем тебе моя соска? Что ты с ней делать будешь?».
«Я ее хорошенько помою, и положу на солнышко сушится» - ответила мама и протянула Мишастику мороженое на палочке.
Медвежонок еще немного подумал и согласился. Все-таки жарко сегодня, а мороженое такое холодненькое и вкусное. К тому же мороженое из молока делают, которое Мишастик просто обожал. Как тут не соблазниться?
Пока медвежонок мороженое трескал, мама-медведица потихонечку соску в сундук спрятала. Думала, поищет-поищет, не найдет, да и забудет про пустышку раз и навсегда. 
Медвежонок мороженое съел и палочку несколько раз облизал. До чего же оно вкусное было!
Хотел он по привычке соску с подоконника взять, смотри - а соски-то и нет. На полу тоже нет. И в буфете нет. Неужто украли?
Расстроился медвежонок, погрустнел. Побежал он к маме про беду свою рассказывать. 
«Давай ее поищем», - сказала мама, и стали они вместе соску в берлоге искать. Искали-искали, весь дом верх дном перевернули, да так и не нашли.
«Наверное, это ветерок к нам в дом залетел и соску твою с собой унес», - предположила мама.
«Тогда я пойду, найду ветер и заберу у него свою соску», - решительно сказал медвежонок.
«Ты же не знаешь, где он живет, - возразила мама-медведица. - И тебя я одного никуда не отпущу. Мал ты еще по лесу бродить!».
«Тогда пошли вместе со мной соску искать!»
«Ну, уж нет, - не согласилась она. – Смотри, сколько у меня еще дел. И коврики почистить, и посуду помыть, и шарф тебе на осень связать. Мне некогда за ветром бегать».
Напрасно медвежонок весь вечер хныкал и упрашивал маму отпустить его. Мама была упрямой и непреклонной. 
Грустным и расстроенным медвежонок лег спать…




ИСТОРИЯ, в которой Мишастик сбежал из дома.

Утром, когда мама-медведица еще крепко спала, Мишастик на цыпочках вышел из берлоги и побежал искать ветер, чтобы соску у него свою забрать. Потому что если позволить каждому ветру безнаказанно воровать, то так и без последних штанов остаться можно.
В каком направлении искать ветер, Мишастик не знал, но решил, что надо обязательно идти по тропинке и никуда с пути не сворачивать. Иначе, как предостерегала мама, можно легко заблудится в лесу. И тогда ты потеряешься и больше никогда ни соски, ни дома, ни мамы не увидишь.
В лазурном небе приветливо светило солнышко. Оно ласково играло лучиками на шубке медвежонка. Где-то рядом задорно журчал ручей, а проснувшиеся птицы распевали дивные песенки про лето, красоту и свободу.
«Вот поймаю ветер, уж я ему покажу! Сперва заставлю его мою соску вернуть, а потом задам ему хорошую трепку», - грозился медвежонок. Впрочем, сам он еще не совсем хорошо представлял, каким образом можно поймать воришку. 
Шел он шел по тропинке, пока не проголодался. Помнишь, он так торопился из берлоги убежать, что даже не позавтракал. 
«Наверное, мой животик хочет молочка», - решил он, прислушиваясь к урчаниям. Но молоку, понятно, было взяться неоткуда. Таким образом, в мишкином меню оставались только ягоды, и медвежонок стал думать над тем, где бы ему эти ягоды найти.
Он сел посреди тропинки и обхватил голову лапами, чтобы случайно какая-нибудь умная мысль, касающаяся еды, не упорхнула от него. Как бывало уже не раз…
Вдруг откуда-то сверху на него упала шишка.
«Ой!» - только и смог произнести медвежонок, потирая ушибленное место. Рядом с ним приземлилась еще одна шишка.
Мишастик посмотрел на дерево, под которым сидел. Прямо над ним, на ветке сидела белка. Саму белку медвежонок не видел, потому что ветка была толстой и скрывала ее. Ему был виден только роскошный рыжий хвост.
«Это ты там шишками в меня кидаешься?» - громко и на всякий случай грозно спросил Мишастик.
Белочка показала ему свою удивленную мордочку, засмеялась и кинула в него еще одну шишку. К счастью, она не попала в цель.
«Эй! Ты зачем это в меня кидаешь? Не видишь - я думаю» - обиженно сказал Мишастик. – «Сейчас как залезу на дерево, так тебя поколочу! Будешь знать, как шишками в меня бросать!»
Белочка снова засмеялась: «Попробуй меня сначала поймать!». И она с легкостью перепрыгнула на соседнюю ветку, а с нее – на еловую ветку, что была повыше. 
Медвежонок недовольно заворчал и полез следом на ель. Ты, наверное, знаешь, что все медведи почти с самого рождения умеют лазить по деревьям. Вверх и вниз. Только не очень они это занятие любят. Все-таки на земле просторнее, и медведи не такие пугливые звери, чтобы прятаться от всех обидчиков на верхушках деревьев.
Лезет медвежонок на дерево. Только-только до ветки, где белка сидит, доберется, как проказница тут же на ветку повыше перепрыгивает. Так они и перебирались с ветки на ветку, пока не забрались на остроконечную макушку ели. Дальше ни ползти, ни прыгать было некуда.
«Теперь-то ты от меня никуда не денешься!» - обрадовался медвежонок и протянул лапу, чтобы белочку схватить.
Белка зацокала, показала Мишастику язык и… с легкостью перепрыгнула на соседнее дерево, оставив медвежонка ни с чем.
«Так не честно», - заскулил медвежонок. И такая досада его взяла, что стал он на макушке ели раскачиваться из стороны в сторону. Туда-сюда, туда-сюда… Вскоре ель не выдержала: под тяжестью медвежонка верхушка обломалась и Мишастик с треском полетел вниз, обратно на тропинку.
«Мама!» - крикнул медвежонок и больно ударился о землю. Даже искры из глаз посыпались и слезы полились. Вот как было больно.
«Ты что? Плачешь?» - услышал он тревожный голосок. Это проказница-белка тоже спустилась на землю. Конечно, не так как неуклюжий медвежонок.
«Издеваешься? Да? Смотри, что ты наделала! - сквозь слезы ответил медвежонок. - Уйди!»
Белочка то ли еще больше испугалась, то ли, напротив, осмелела. Разве этих белок поймешь? Она подошла к медвежонку близко-близко и взяла его за лапу: «Здесь болит?».
«Угу», - согласился медвежонок и здоровой лапой вытер слезы.
«Я сейчас вернусь» - пролепетала белка и ускакала по тропинке.
Лапка медвежонка продолжала болеть.
Вскоре белка вернулась, неся в зубах зеленый листик: «На, приложи на лапу и боль пройдет».
«А что это за листик?» - поинтересовался Мишастик.
«Ты что не знаешь? Это же подорожник! – удивилась белка. – Это травка от всех болезней лечит».
И, правда, совсем скоро боль стихла, а потом и вовсе прошла.
«Действительно, лечит» - согласился медвежонок.
«Вот и здорово! Ты прости, что я в тебя шишками кидалась. Мне просто скучно было, вот я и решила с тобой немножко поиграть, - сказала белка. – Я даже специально промахивалась, только вот с первой шишкой не рассчитала. Ну, прощаешь?».
«Прощаю, - проворчал медвежонок. Они протянули друг другу мизинчики, перекрестили их и вместе сказали: «Мирись, мирись, мирись! И больше не дерись! А если будешь драться, я буду кусаться!». С последними словами они показали друг другу свои маленькие острые зубки. После этого они наконец-то познакомились.
«Я медвежонок Мишастик».
«А я белочка Изабеллочка. Я живу вон на том дереве и все сверху из дупла вижу».
«Может ты и ветер вчера видела?»
«Нет, не видела. Здесь весь день вчера было так тихо, так спокойно… А куда ты идешь?» 
Как и все лесные белки, Изабеллочка была любопытной. Ей было все интересно, все любопытно. Зачем медвежонку ветер? Почему такой малыш бродит один по лесу? И где его мама?
Только медвежонку не хотелось отвечать. Все девчонки такие ябеды. Им ни одну тайну нельзя доверить. Сразу побегут всем все рассказывать. Поэтому он только сказал: «Я иду ветер искать. Хочешь пойти со мной?»
Вдвоем и веселее. И не так страшно…
Белочка подумала и вежливо отказалась. Оказывается, ее мама (как и мама непоседы медвежонка) тоже не разрешала ей далеко от дома уходить. И ее брату, еще одной сестре и еще одному брату тоже не позволяла от дома дальше, чем на пять деревьев отлучаться. 
«Боишься? - усмехнулся медвежонок. – Я всегда знал, что все девчонки – большие трусишки».
«Вот еще! - фыркнула Изабелла. - Я никого не боюсь! Я… я… я просто очень послушная белочка. К тому же мне и здесь приключений хватает».
Медвежонок не стал спорить, тем более с девчонкой. Раз не хочет составлять ему компанию – то и не надо. И без белки можно как-нибудь справится. 
Сгорая от любопытства, новая знакомая немного проводила его. До того самого места, где заканчивалось пятое дерево от домика белок. 
Перед самым расставанием она еще раз спросила его: «И все же, медвежонок, зачем ты ветер ищешь?».
«Как это зачем? – усмехнулся медвежонок. - Ветер у меня соску украл. Я хочу у него ее забрать. Это моя соска»
«Какой ты смешной, - засмеялась белочка. – Такой большой, а все за соской бегаешь. Эх ты!»
И белочка, ловко запрыгнув на сосну, скрылась в густой, зеленой кроне. Мишастик снова остался один на извилистой тропинке.


ИСТОРИЯ, в которой Мишастик снова лезет на дерево.

«Странные эти существа, белки. Прыгают целый день, цокают. Шишками кидаются. Нет, чтобы меня, голодного накормить» - думал медвежонок, спускаясь по тропинке. Кушать хотелось так сильно, что он стал подумывать: а не вернутся ли назад, к маме. К холодильнику, в котором специально для него стоит молоко. 
Но мысли об украденной соске тоже не давали ему покоя. Они были намного сильнее чувства голода.
Медвежонок вздохнул и пошел дальше, в глубь леса. 
К его великому огорчению, по пути ему не попадались кусты с ягодами. Правда, один раз он нашел кустик со спелыми красными ягодами, но эти ягоды были совсем не похожи на малину, и поэтому медвежонок не стал их есть. Вдруг это коварные волчьи ягоды. Съешь одну такую ягодку – и на всю жизнь превратишься в злого, зубастого волка!
От досады он даже хотел вырвать из земли этот куст, а потом посбивать шапки растущих вокруг мухоморов, но тут возле уха раздалось «ж-ж-ж-ж».
Мишастик посмотрел по сторонам, но так и не понял, откуда раздается это «ж-ж-ж-ж». Мухи так не жужжат, комары, те пищат, а жуки… вообще гудят. Кто же это жужжит?
Он задрал голову наверх. Вдруг это воришка-ветерок летит в облаках и жужжит от радости, что теперь у него есть соска. Но ветра не было. Зато в кроне дерева, под которым росли мухоморы и неизвестные ягоды, летали какие-то черные существа.
«Так вот это кто жужжит у меня над ушами!», - догадался медвежонок. Как называются эти жужжащие существа, медвежонок не знал. Но он решил забраться на самый верх, чтобы по-хорошему рассмотреть жужжалок и спросить их о ветре. Ведь, если они живут так высоко, значит вчера мимо них мог пролетать ветерок, и они, жужжалки, могли его видеть. Ну, если не все, то хотя бы одна из этих жужжалок могла его заметить…
Он поплевал на ладошки, подпрыгнул и стал карабкаться по шершавой коре старого дуба. Лезет медвежонок по дереву, вниз старается не смотреть. Не то головушка закружится.
Наконец добрался он до того места, где жужжалки жили.
Крылатые жужжалки были немного похожи на мух, только мухи бывают черными, а у этих - черными были только полоски на желтом брюшке. Или нет, наоборот. У них были желтые полоски на черном брюшке.
Медвежонок глазел на странных мух, а те глазели на него и, конечно же, без остановки жужжали. Только медвежонок хотел им сказать «Здравствуйте!», как полосатые мухи стаей накинулись на него и стали немилосердно жалить его в шубку. А кто и прямо в нос.
«За что?» - только и успел крикнуть медвежонок. От боли он разжал лапы и кубарем полетел с дерева вниз.
На этот раз он упал не на землю, а на куст и поэтому не ушибся. Но даже, если бы он и ушибся, то все равно бы этого не почувствовал, потому что сейчас все его тело горело, как в огне, от укусов вредных мух.
Медвежонку хотелось реветь от боли. С криком «мама!», не разбирая дороги, он побежал по лесу, а следом за ним неслись грозные полосатые мухи. Теперь их жужжания Мишастик не забудет никогда.
Он добежал до озера и остановился как вкопанный. Дальше бежать было некуда. 
Жужжание исчезло. Злющие мухи от него отстали. «Наверное, им мамы тоже не разрешают далеко от дома летать», - решил Мишастик, почесывая места укусов.
Ему опять хотелось плакать. Спрашивается, ну за что его так больно покусали? Что он сделал им плохого? Он ведь хотел только спросить…
Жалобно поскуливая, Мишастик подошел в воде, зачерпнул прохладной водицы в ладошку и стал брызгать ее на свою шерстку. Он хотел было листики подорожника на ранки приложить, но возле озера их так и не нашел.
«Какой я глупый! – сказал он сам себя. – Ведь подорожник потому так называется, что только вдоль дороги растет. Надо скорее вернутся на мою тропинку, и нарвать целебных листиков».
С воодушевлением медвежонок принялся искать тропинку, по которой раньше шел. Но вот беда: тропинки нигде не было видно.
«Я заблудился», - прошептал медвежонок, вернувшись обратно к озеру. Он сел на песчаный бережок и заревел от горя и боли. 




ИСТОРИЯ, в которой за Мишастиком гонится чудище.

Прошло немного времени и слезы у медвежонка закончились - все до единой выплакались на золотистый песок. Остались разве что всхлипывания и редкие икания. Но и те скоро пропали, будто и не было их вовсе.
Вот только места укусов никак не прекращали болеть. Да и голод каждую минуту напоминал мишке, не пора ли уже обедать?
«Ах, как, наверное, хорошо сейчас дома! – облизывался медвежонок. – Мама готовит обед из моих самых любимых блюд. С молочком… Хотя, нет! Скорее всего, она ничего не готовит. Бегает по лесу и меня ищет. Плачет, волнуется»
Медвежонку так стало жалко маму-медведицу, что он снова начал подумывать, а не вернутся ли ему домой. Но домой, как ты уже знаешь, дорогу он потерял.
Кроме того, у него жутко болели от укусов лапы и распухший нос. Уж очень больно жалились эти жужжалки! Жгли как огонь.
Кто-кто, а мама-медведица быстро бы придумала, как унять его жгучую боль и раздобыла бы подорожник.
«А все ветер виноват, - злился Мишастик. - Зачем ему понадобилась моя соска? У него же и рта нет!».
Голодный, искусанный, потерянный Мишастик пугливо озирался по сторонам. 
Вдруг в камышах раздалось шуршание. Может, это как раз ветерок прилетел с камышами поиграть? Послушать их шелест, помутить гладь воды.
«Сейчас я его схвачу! Ух, я ему покажу!» - обрадовался Мишастик и приготовился к прыжку. Ну-ка, попробуй, ветер, подлети ко мне поближе! 
К его удивлению, из зарослей камышей вместо ветра выплыла какая-то зеленая штука с большими глазами, торчащими над водой. Она не мигая смотрела на медвежонка и плыла прямо на него.
«Ой! Ты кто?» - почти шепотом спросил Мишастик, пятясь назад.
Зеленая штука поморгала черными глазами и неожиданно выпрыгнула из воды на берег. 
«Мама!» - закричал перепуганный медвежонок и побежал не оглядываясь подальше от озера. Только пятки засверкали.
Когда он остановился, чтобы перевести дух, зеленая штука тоже оказалась рядом. Она сидела на пригорочке и смотрела на него своими большими глазами. 
Складывалось впечатление, что ни он, ни это странное создание с большими глазами никуда не убегали, а оставались все время на этом месте.
От страха сердце медвежонка заколотилось сильнее прежнего. Неужели от этого чудовища нет спасения? А если оно вздумает его сожрать?
Медвежонку совсем не хотелось стать обедом, но сил бежать дальше уже не было. Он сделал пару шагов и упал на траву. Зеленая штука тут же сделала в его сторону пару смешных скачков. 
«Я –лягушонок» – сказало зеленое чудище.
«Что?» - чуть слышно переспросил Мишастик, холодея от ужаса.
«Лягушонок. Ты спросил меня: «ты кто?», а потом убежал так быстро, что я даже не успел тебе ответить. А сам-то ты кто такой?»
«Медвежонок. Меня зовут Мишастик», - прошептал он, разглядывая своего нового знакомого.
«А почему ты от меня убежал?»
«Не знаю… Ты меня не съешь?»
Вместо ответа лягушонок повалился на траву рядом с медвежонком и начал громко смеяться: «Съем? Вот умора! Я съем медвежонка! Ха-ха-ха! Держите меня, а то я сейчас лопну от смеха. Ха-ха-ха!»
Рассмотрев смеющегося лягушонка, Мишастик убедился, что тот вовсе не такой страшный, как ему показалось у озера. Чего он его испугался? Тоже мне зеленое чудище… Все-таки не зря мама-медведица говорила, что у страха глаза велики.
Подождав, когда лягушонок вдоволь нахохочется, Мишастик спросил: «А ты зачем за мной побежал?»
«Я подумал, что это такая игра. Ты убегаешь, я тебя догоняю... Давай теперь, наоборот, я буду убегать, а ты меня будешь догонять. Идет?» 
«Идет!» - крикнул медвежонок, и они побежали обратно к озеру. Лягушонок прыгал так ловко и быстро, что Мишастику никак не удавалась его поймать. Зато было очень весело.
Позже Мишастик узнал, что это игра называется «салочки». Но пока этого ни медвежонок, ни лягушонок не знали. Потому что оба были еще малышами. Лягушонку, вообще, только несколько недель отроду было.
Между тем лягушонок и медвежонок добежали до озера.
«Э-э-эх!» - крикнул лягушонок и с разбегу - бултых!.. Только круги по воде пошли.
Мишастик в нерешительности остановился на песке и поглядел в темную воду. Ну, вот! Не успели познакомится, как уже расстались. Где же он? Может утонул? Может лягушонка спасать надо? А как?
«Эй! Ты чего там ищешь?» - услышал Мишастик сзади. Он оглянулся. За его спиной целый и невредимый стоял лягушонок.
«Я думал, ты утонул» - вздохнул с облегчением мишка.
«Утонул? Вот чудак! - засмеялся лягушонок. – Как же я могу утонуть, если я в воде родился».
«А как ты здесь оказался?» - по-прежнему недоумевал медвежонок.
«Как? Просто! Под водой проплыл, подальше от тебя на берег вылез и к тебе на своих четверых по лесу прискакал. Сыграем еще?».
Медвежонок покачал головой: «Не могу больше. Лапки болят»
Лягушонок внимательно посмотрел на его распухшие лапы: «Кто же тебя так укусил?»
«Это все они! Жужжалки колючие!» - проревел Мишастик и погрозился кому-то в сторону леса.
«Какие жужжалки? Мухи, что ли?»
«Нет, не мухи. Какие-то полосатые жужжалки. Они на дереве живут. Я полез к ним про ветер спросить, а они меня кусать начали. Я же ничего им не сделал!»
И Мишастик снова начал плакать от боли и несправедливости.
«Ладно, не реви, - сказал лягушонок. – Лучше опусти лапы в холодную воду. Боль твоя пройдет»
«А я не утону?»
«Не утонешь. Здесь мелко».
Мишастик осторожно приблизился к воде и робко опустил в нее заднюю лапу. Стало намного лучше. Мишастик свесил в воду вторую ногу. Холодная вода лечила ни чем не хуже, чем подорожник белочки.
Мишастику стало так хорошо, что он стал погружаться в воду дальше. Сначала по коленки, потом по животик, а потом и вовсе по горлышко. Так чудесно в воде было! И совсем не страшно.
«Так зачем же ты на дерево про ветер полез узнавать?» - спросил лягушонок, когда они вдоволь накупавшись вылезли сушится под солнышком на бережку. 
«Как зачем? Ветер у меня соску украл. Я без соски ни спать, ни играть не могу»
«Смешной ты! Сейчас же мы играли без всякой соски», - укоризненно сказал лягушонок, который со своей соской давно расстался, не смотря на то, что ему было всего несколько недель.
«Но это моя соска и я никому не хочу ее отдавать»
«Хм… Дело твое. Ладно, пойдем к твоим жужжалкам. Да не бойся! Мы посмотрим на них издали, они нас не заметят»
«Но я заблудился, - грустно возразил Мишастик, потому что снова встречаться с кусающимися жужжалками ему не хотелось. – Дерево, на котором они живут стоит на тропинке. А тропинку я потерял»
«Не беда! Я тут все вокруг знаю. Вмиг до тропинки допрыгаем!»
И медвежонок с лягушонком отправились искать тропинку, дерево и жужжалок.

 

ИСТОРИЯ, в которой Мишастик подружился с жужжалками.

Без особого труда лягушонок нашел тропинку. Честно говоря, ее даже искать не пришлось, потому что тропинка вела к озеру. Или, наоборот, начиналась от озера. Точнее медвежонок считал, что дорожка шла от его дома, а лягушонок – что от его. 
Они шли по найденной тропке и спорили об этом. Каждый считал себя правым и не хотел уступать. Хорошо еще, что показался толстый дуб, а то у них дело точно бы до драки дошло. 
«Слышишь, - приподняв ухо, сказал медвежонок. – Жужжат».
«Я, кажется, знаю, кто такие твои жужжалки» - догадался лягушонок.
«Да? И кто же?» - оживился медвежонок.
«Твоих жужжалок зовут пчелами. Мне бабушка про них рассказывала»
«Интересно, за что эти пчелы не любят маленьких медвежат?»
«Не переживай, они никого не любят. Такие уж они… - сказал лягушонок, поглядывая на вершину дуба. Снизу пчелы казались летающими черными точками. - К тому же пчелы охраняют свой мед. Когда ты к ним залез, они подумали, что ты решил их ограбить, вот и накинулись на тебя».
«Не, я не такой. Я даже не знаю, что такое мед»
«Медвежонок, который никогда не пробовал мед, - поразился лягушонок. – Вот это да!»
«Ты только не смейся надо мной. А то я тебе задам! Лучше расскажи мне, что такое мед»
«Мед? Ну, как тебе объяснить… - лягушонок долго подбирал слова. Ведь он и сам никогда в жизни его не пробовал. Не лягушачья это еда. Наконец ему в голову пришла идея: – Ты лучше снова заберись на дерево, но до домика пчел не доползай. Оттуда и попроси у них мед, чтобы его попробовать» 
«А они мне дадут? Не искусают? - медвежонок поежился от одной мысли, что ему снова сделают больно. Но в тоже время ему страшно как захотелось отведать меду. - Давай лучше ты к ним полезешь».
«Я? Ну, нет! Я не умею по деревьям лазить!» - возмутился он.
Мишастик недоверчиво посмотрел на лапки лягушонка. Чтобы лазить по деревьям, нужны острые коготки, а у лягушонка их не было. У него вообще были какие-то очень смешные лапы. С перепонками.
«Впрочем, если ты не хочешь мед, я могу угостить тебя сушеными комарами, – тут же предложил ему смышленый лягушонок. – Или ходи голодным».
Голодным медвежонку ходить совсем не хотелось. Он поплевал на лапки и начал снова, вот уже третий раз за этот день карабкаться по дереву.
«А ты точно знаешь, что мне мед понравится?» - спросил медвежонок, добравшись до первой ветки.
«Точно! Моя бабушка говорила, что все медведи просто обожают мед. Они жить без него не могут»
«Вот как, - подумал Мишастик. - Как же я-то раньше без него жил?» 
Он полез дальше, пока лягушонок с земли не закричал:
«Все! Хватит! Зови пчел!»
«А как их звать?»
«Ну… Позови их как-нибудь. Пчелки, пчелки, летите ко мне!»
«Хорошо, - согласился медвежонок, задрал голову и прокричал: - Пчелки, пчелки, летите ко мне!».
Пчелы не обратили на мишку никакого внимания. Они летали где-то в вышине и что-то жужжали себе под нос.
«Громче зови! И не забудь извинится!» - посоветовал лягушонок, и медвежонок снова поманил пчел, только на этот раз он добавил волшебное слово «пожалуйста».
То ли пчелы теперь его наконец-то расслышали, то ли слово «пожалуйста» и, вправду, волшебное, но пчелы вмиг слетелись к медвежонку. Они сразу его узнали.
«Хочешь, чтобы бы мы опять тебя искусали?» - спросила самая большая и грозная пчела.
«Нет! Я хочу извинится за то, что без приглашения сунулся к вам в домик. Я больше так не буду» - сказал медвежонок.
«То-то! А зачем ты к нам в дом полез?»
«Мне было интересно, кто это там наверху жужжит, вот я и полез посмотреть»
«Неужто ты не знаешь, что любопытной Варваре на базаре нос оторвали?»
«Чего? Чего? – усмехнулся медвежонок, который ничегошеньки не знал про девицу Варвару. – Эта Варвара ваша родственница?»
Пчелы засмеялись в ответ: «Нет, дурачок, это такая поговорка. Означает, что нельзя быть чересчур любопытным. За это можно поплатится».
«А-а-а-а… Уважаемые пчелы! У меня к вам вопрос, скажите, пожалуйста, не видели ли вы вчера проказника ветерка? Он у меня соску украл. Мне надо его разыскать, чтобы вернуть обратно мою соску» 
Пчелы скрестили лапки на полосатых животиках и самая большая и грозная пчела, наверное, их предводительница сказала: «Нет, ветерок мы не видели. Но зато знаем, где он живет».
«Где же?»
«Есть в нашему лесу одно высокое дерево, еще выше нашего старого дуба. Найди его, заберись на самую верхушку – там и найдешь домик ветра. Ну, мы полетели. У нас дел невпроворот, надо мед собирать».
«Спасибо вам, пчелки. Без вас я бы никогда ветер не нашел… Не хочу вас больше отвлекать, но очень прошу вас угостить меня медом. Я с вчерашнего вечера ничего не ел, а лягушонок говорит, что для медведей мед – это самая лучшая еда. Пожалуйста!».
Пчелы заулыбались в ответ, но в просьбе не отказали: «Спускайся вниз. Сейчас мы тебя накормим»
Пчелы улетели к себе в дом за медом, а медвежонок полез вниз, на землю к лягушонку.
Мед оказался потрясающим. Душистым и сладким. Липовым. Медвежонок решил, что вкуснее меда он никогда еще ничего не ел и вряд ли что-нибудь попробует.
Лягушонок был другого мнения. Он считал, что самая лучшая и вкусная еда - это его любимые мухи и комары. Но он не стал об этом ему говорить. Бабушка часто повторяла, что на вкус и цвет товарищей нет. Он просто презрительно смотрел на вымазанного с головы до пят медвежонка-сластену и все ждал, когда тот наестся до отвала.
Пчелы только посмеивались, наблюдая за тем, как несмышленыш- медвежонок уплетает липовый медок.
Когда мед закончился, Мишастик старательно облизал все пальчики и поблагодарил пчел за великолепное лакомство и указанную дорогу.
«Я пойду с тобой, - сказал лягушонок. – А то ты вдруг опять заблудишься, испугаешься или проголодаешься. Меня зовут Зелёнка»
«Зелёнка. Какое смешное имя!»
«Нормальное имя для зеленого лягушонка. Я же не смеюсь над твоим».
«Не обижайся, - сказал Мишастик, по-дружески похлопав лягушонка по плечу. – Пойдем лучше ветер искать».
И медвежонок с лягушонком пошли по тропинке искать самое высокое дерево в лесу. Дерево, на котором живет ветер.

 

ИСТОРИЯ, в которой Мишастик упал и встретил Малышку.

Они были такие разные, медвежонок и лягушонок, но оба так сильно обожали путешествия и всякие приключения, что им было совсем не скучно вместе.
Тропинка вела их вглубь леса.
«Послушай, Мишастик, - с тревогой в голосе спросил лягушонок, – а твоя мама не будет тебя искать?»
«Нет, - не задумываясь ответил медвежонок. – Не будет. Я же не надолго из дома ушел. Вот найду свою соску и сразу вернусь. А твоя мама?»
«Моя точно не будет. Таких как я у нее сорок восемь штук. Где ж тут за всеми уследишь?!»
Медвежонок засмеялся. Он на минутку представил, что у его мамы-медведицы в берлоге живут сорок восемь потешных медвежат. Одни молоко из бутылочек сосут, другие под кроватью тапочек грызут, еще парочка на горшках сидят, а остальные спят рядком. В его мечтах один медвежонок, очень похожий на него, поднялся на задние лапки и приветливо помахал ему платочком в клеточку.
И вдруг – бум!.. Медвежонок с платочком пропал, а вместе с ним исчезли и остальные сорок семь мишек и мама-медведица в придачу.
Мишастик открыл глаза и обнаружил себя возле большого пня, о который он, скорее всего, и сделал этот «бум!». Пень был трухлявый и поросший мхом. От того, наверное, этот «бум» не вышел таким громким и болючим. Будь пень не таким старым, не миновал бы тогда наш Мишастик здоровенной шишки у себя на лбу.
Тропинки под ногами не было, Мишастика окружали кусты жимолости.
Лягушонка поблизости тоже не было, зато на пне кверху лапками лежала серая зверушка с тоненьким хвостиком.
Медвежонок поднялся и оглянулся. Он сразу догадался, что с ним произошло. Сколько раз мама ему говорила о том, что нельзя ходить по лесу и считать ворон. Даже если вместо ворон ты считаешь сорок восемь медвежат. Зазевался – и вот попал в беду: неловко ступил и кубарем скатился вниз по склону оврага. Лягушонок остался наверху, на тропинке, а он, медвежонок-разиня, теперь внизу.
«Ау! Мишастик! Ты где?» - донесся до него голос Зеленки, который был удивлен внезапному исчезновению своего друга.
«Я здесь, Зеленка! Внизу!» - отозвался медвежонок.
«Вечно с этим медведем что-то приключается, - проворчал лягушонок, и начал спускаться по склону. – Не успеешь его накормить, как он тут же куда-то падает».
Между тем Мишастик рассматривал странного зверька, неподвижно лежащего на пеньке. Он еще никогда не видел таких странных существ. Для тебя может показаться, что ничего странного в мышке нет (а это была именно она), но ведь Мишастик был малыш, который до этого дня не видел ни белки, ни пчел, ни лягушек, ни, представь себе, мышей. 
Мишастик осторожно приблизился к незнакомке и начал ее обнюхивать. Все звери, и кошки, и собаки, и медвежата, когда встречают что-то новое, они это что-то новое обязательно обнюхивают со всех сторон. Не знаю, что именно может рассказать им запах, но поверь мне, так происходит всегда.
Так вот, медвежонок начал обнюхивать мышку. От нее пахло сеном и молоком. Запах молока так обрадовал медвежонка, что он начал обнюхивать зверька еще усерднее, не хуже собаки-ищейки.
Внезапно мышка открыла глазки и так громко чихнула, что даже взлетела в воздух и перевернулась со спинки на животик, хвостом к мишке.
«Кто это устраивает тут сквозняки? – пискнула она. – Так ведь и заболеть недолго!»
Искать виновника сквозняка долго не пришлось, потому что обернувшись, она увидела медвежонка.
Надо сказать, что эта мышка тоже была маленькая, совсем еще мышонок и поэтому встреча с медвежонком была для нее такой же неожиданной и непредсказуемой.
«Ты не ушиблась?» – улыбаясь, спросил Мишастик. 
Запах молока настолько нравился медвежонку, что он не только перестал считать этого зверька опасным, но и решил сразу предложить ему свою дружбу. 
«Нет, - отряхиваясь, ответила мышка. - С чего ты решил?»
«Так ведь ты упала на спину, когда… я упал»
«Упала? Тебе показалось, я никогда не падаю»
«Чего же ты тогда валялась кверху лапами?»
«Во-первых, не валялась, а лежала, - сурово поправила мышка. – А во-вторых, я принимала на пне солнечные ванны. Это понятно?»
Медвежонок в задумчивости почесал голову: «Нет, не понятно. Какие могут быть солнечные ванны, если сюда солнце не светит?»
«Ну, не знаю… Тогда я принимала здесь воздушные ванны. 
Тут к ним присоединился лягушонок. Он выглядел слегка запыхавшимся. Все-таки не лягушачье это дело по оврагам прыгать и мишек искать.
«Привет, мышка!» - поздоровался лягушонок, и мышка кивнула ему в ответ. 
«Мышка?» - вздрогнул Мишастик и попятился назад.
Лягушонок недоуменно смотрел на своего испуганного друга: «Чего ты испугался? Это же мышка Малышка. Мы с ней вчера у озера познакомились».
«Моя мама говорила мне, что из всех зверей она боится только тараканов и мышей. Они живут у нас в чулане. Она говорит, что страшнее этих зверей не бывает»
Мышка и лягушонок рассмеялись. Им было совсем непонятно, как можно боятся мышей. 
«Не бойся, - сказал лягушонок, - Малышка тебя не съест. У нее зубки-то крохотные».
Медвежонок неохотно вернулся к старому пню. Если лягушонок мышей не боится, то чего же он тогда испугался.
«А кто ты?» – поинтересовалась у медвежонка Малышка.
«Я? – робко переспросил Мишастик, как будто возле пенька были еще незнакомые мышке зверята. – Меня зовут Мишастик. Я – медвежонок»
«Ох, - только и успела сказать Малышка, снова грохнувшись на пенек кверху лапками.
«Что это с ней? – удивился медвежонок. – Второй раз она уже падает»
«Наверное, ее мама говорила ей, что страшнее медведя зверя в лесу нет» – ответил лягушонок.
Он начал обмахивать пострадавшую лопухом и скоро Малышка снова открыла глаза-бусинки. На этот раз она была поспокойнее. Видимо, мышь решила, что раз Зеленка дружит с медведем, значит и ей ничего угрожать не может.
«Не подумайте, что я испугалась, - сказала она. – Это просто снова мои воздушные ванны»

 

ИСТОРИЯ, в которой у Малышки появилась идеальная идея.

 «А куда вы идете?», - спросила мышка и на всякий случай спряталась за спину лягушонка. Ее мама говорила, что от таких больших зверей как медвежата, лисята или волчата всего можно ожидать. Сначала они притворяются добренькими и сладко-сладко с тобой говорят, а потом стоит тебе зазеваться и… раз! - тебя уже нет на этом свете. 
«Видишь ли, Малышка», - ответил лягушонок и повернулся к ней мордочкой. Потому что бабушка Зеленки была такой же мудрой, как и мышкина мама. В свою очередь она научила своего внука всегда быть вежливым: если ты общаешься – смотри при этом в глаза своего собеседника.
Но боязливая мышка видимо не поняла этого жеста вежливости и поэтому она снова быстро шмыгнула за спину лягушонка. Зеленка снова повернулся к ней мордочкой и посмотрел на нее так строго, что мышка Малышка больше не решилась прятаться.
«Так вот, - продолжил лягушонок. – Мы идем к ветерку. Он живет на самом высоком дереве нашего леса»
«Вот как, - удивилась мышка. – А зачем вам ветерок?»
Пришлось лягушонку все-все рассказать. Эту историю ты уже хорошо знаешь, потому пока зверята беседуют, прогуляемся немного по лесу, подышим свежим воздухом с запахом смолы. Только чур!.. далеко от них не уходить, а то заблудимся.
Погуляли? Хорошо, возвращаемся к нашим маленьким путешественникам.
«Ну, допустим, - рассуждала мышка, сидя на пенечке и задумчиво накручивая тоненький кончик хвоста на пальчик. – Допустим, что до дерева вы дойдете. Дальше что?»
«Дальше мишка залезет на верхушку дерева, зайдет в дом ветра и…»
«Стоп! – решительно остановила она лягушонка. – Во-первых, я очень сомневаюсь, что медвежонок залезет на такое высокое дерево. Сколько раз ты уже сегодня с деревьев падал?»
«Два»
«Где два, там и три»
«Что ты хочешь этим сказать?» - вмешался медвежонок. До этого момента он молчал, не мешая Зеленке вести беседу.
«А то! – продолжала мышка Малышка. – Два раза ты сегодня упал, значит и третий раз свалишься. А с такой огромной высоты знаешь, как больно падать?»
«Я не боюсь, - поежившись, пробурчал Мишастик. – А что там во-вторых?» 
«А во-вторых, ты, Мишастик, такой неуклюжий и косолапый, что ветер разбудишь. И тогда не видать тебе соску как своих ушей»
«Почему ты, Малышка, решила, что ветерок будет спать? Его может и дома-то в это время не будет», - обиделся медвежонок.
«Глупый! Посмотри, как тихо в лесу. Значит, твой дружок-ветерок сейчас спит»
«Никакой он мне не дружок. И вообще, даже если он проснется, я все равно у него свою соску заберу. Я - сильный!»
«Сильный - не значит умный, - не унималась мышка. – Не хотела я с вами связываться. У меня еще столько дел не сделано: зерно не собрано, крошки не подобраны, а в кладовой запасы на зиму не пересчитаны. Но вижу – пропадете вы без меня. Так уж и быть, помогу по доброте своей душевной» 
«Чем же ты нам поможешь?» - недоверчиво спросил медвежонок. Все девчонки такие выскочки и задаваки. Думают, что без них никто не справится.
«Ха! Ваш ветер очень хитрый. Может даже хитрее лисы. Ему вас, простачков, обмануть ничего не стоит»
На самом деле, хитрый ветер или нет, Малышка не знала, но ей ужасно хотелось выглядеть всезнающей, а еще больше - тоже участвовать в этом путешествии.
«У меня созрел план, - продолжала она. Лягушонок с медвежонком тут же уставились на нее. – План очень простой. Потому что моя мама говорит, что все гениальное – простое. Так вот, моя идея заключается в том, что медвежонок, он же агент М, посадив меня, агента М-два, к себе на плечо залезет на дерево, или объект Д. Потом тихонечко приблизиться вплотную к дому, или объекту Д-два. Тут я, тайный агент М-два на цыпочках прокрадусь к ветерку или объекту В, и стащу у него секретный чип. Все! Задание выполнено! Мир спасен агентом М-два! Зло побеждено! Ура!!! Ну, где же ваши аплодисменты?»
«Постой, постой… Мы с медвежонком ничего не поняли. Что за агенты-объекты. Ты что с дуба рухнула?»
«С дуба рухнул медвежонок, - ответила Малышка. Потом вздохнула, мол, все мальчишки такие - никогда ничего не понимают. Будь на их месте девочки, а еще лучше две мышки-девочки, они бы сразу обо всем догадались. Но вслух она сказала: – Вы, что детективы про шпионов никогда не читали?»
Зеленка с Мишастиком покачали головой. Какие странные и незнакомые слова: шпионы, детективы, объекты…
«У, темнота, - махнула рукой Малышка. – Мой дедушка знает о шпионах все. Он мне рассказывал, что давным-давно читал про них книжку. Ее какой-то растяпа в лесу обронил, а мой дедушка нашел и прочел от корки до корки»
«От корки до корки, - повторил за нею медвежонок. – А это как?»
«То есть прочитал от первой до последней страницы»
«А нам можно ее прочесть?» - загорелся лягушонок. Он почувствовал непонятную тягу к шпионским приключениям и захотел поскорее узнать о тайных агентах все-все-все.
«Чем ты слушаешь, Зеленка? – возмутилась мышка. – Я же сказала, что мой дедушка прочел ее всю, от корки до корки. Это значит, что всю ее съел, когда читал. Страницу за страницей. Только картонные корочки остались. Они у меня в домике вместо обоев на стенах».
«Так что же нам делать?» - спросил мишка.
«Слушаться меня, - невозмутимо ответила Малышка и спрыгнула с пенька. – К вашему счастью, я знаю, какое тут в лесу самое высокое дерево. Это недалеко. Пойдемте! Я вам все объясню»
И мышка, а за нею лягушонок и медвежонок отправились в путь.
Как и обещала, по дороге Малышка объяснила свою идеальную идею. Правда, на этот раз она не говорила такие непонятные слова, как объект или агент. Вот, что она придумала.
Когда они все вместе доберутся до самого высокого дерева в лесу, мышка залезет на плечо медвежонка. Мишастик поднимет ее до домика ветерка. Потом мышка осторожно прокрадется в домик, найдет мишкину соску и также незаметно выйдет из него. Спящий ветерок ничего не заметит.
Так по замыслу мышки соска должна вернутся к своему законному владельцу – медвежонку.

ИСТОРИЯ, в которой все получилось не так, как планировалось.

Мышка оказалась права: самое высокое дерево в лесу – старая-престарая сосна – росло неподалеку. Восхищенные путешественники стояли под ним, задрав головы. 
«Какое большое», - только и смог вымолвить медвежонок.
«Здоровенное», - подтвердил лягушонок.
«Гигантское», - пискнула мышка и тут же задумалась: а знают ли эти двое такое сложное научное слово, как «гигант».
Чтобы тебе легче было вообразить, какой ширины это дерево, представь, что восемь медвежат возьмутся за лапы и встанут вокруг него – вот такое оно толстое. Впрочем, если тебе больше нравятся лягушата, то представь лягушачий хоровод из шестидесяти четырех штук. А мышатами такое дерево измеряется аж семидесятью штуками. Не знаю, как тебе, а мне легче представить восемь медвежат, чем семьдесят мышат.
Медвежонок всматривался в крону сосны и вскоре высоко-высоко над землей заметил голубой домик ветерка. Его было очень трудно увидеть: голубой домик на фоне голубого неба.
«Ну, - сказала мышка. – Задача ясна. Полезли наверх»
Медвежонок в очередной раз поплевал на ладошки, а Малышка вскочила ему на плечо, и подъем начался.
Было трудно, потому что сначала у сосны почти не было ни ветвей, ни сучьев. Мишастик тяжело дышал и продвигался очень медленно.
Лягушонок даже забеспокоился. Он попробовал тоже карабкаться по дереву, но у него вообще не было коготков, поэтому у него ничего не получалось. 
Малышке тоже было нелегко. Она крепко вцепилась в шерстку мишки и старалась не смотреть вниз.
Шаг за шагом мышка и мишка приближались к домику. Один раз они чуть не сорвались вниз, но все обошлось.
И вот, наконец, они добрались до толстой ветки, на которой стоял дом ветерка. Он был небольшим, ведь в нем жил маленький ветерок, а не здоровенный ветер. Голубая крыша, белые стены. На окошке голубенькие занавески в васильках и ромашках.
«Ну, я пошла», - тихонько сказала Малышка, слезла с мишкиного плеча и неуверенной походкой подкралась к дому.
Дверь, выкрашенная яркой голубой краской, оказалась не заперта. Да и от кого неуловимому ветерку запираться?
Когда дверь скрипнула, у мишки от страха душа ушла в пятки, но он вспомнил о том, как больно ему падать с такой высоты и поэтому просто закрыл глаза. Ничего не происходило. Вокруг него было по-прежнему тихо.
Мишастик открыл сначала один глаз, потом другой. Все было спокойно.
«Как вы там?» - раздалось откуда-то снизу и медвежонок не сразу сообразил, что это волновался его друг лягушонок. Вместо ответа он приложил палец к губам. Мол, тихо. Не кричи и не отвлекай.
Оставим пока Мишастика одного и посмотрим, что сейчас происходит в доме ветерка…
Все-таки не зря наша Малышка была мышкой! Ведь только мышки умеют бесшумно передвигаться по полу!
Пока все шло по плану. Как по маслу.
Как и ожидалось, ветерок сладко спал в своей кроватке. Периной ему служило облачко, подушкой – облако поменьше, ну и укрывался он тоже мягким облаком.
Малышка тихонечко вскарабкалась на кровать. Прошмыгнула по перинке, пробежалась по одеялу, остановилась на подушке. 
Ни о чем не подозревающий ветерок посапывал во сне, слегка надувал свои щечки и чмокал соской, как самый настоящий малыш. Мышка даже невольно залюбовалась им. До чего же он был хорошеньким и миленьким! Даже не верится, что такой симпатяга способен на воровство чужих сосок. Вон как старательно чмокает!
Но любоваться было некогда. Того и гляди: проснется ветерок. Как потом соску у него отберешь?
Малышка задумалась. Этого она не учла: как заполучить соску, чтобы ветерок при этом не проснулся? Думала она, думала, ничего не придумала. Будь что будет!
Осторожненько мышка протянула тоненький хвостик под нос ветерка и давай его щекотать.
Ветерок терпел, терпел. Кряхтел, кряхтел. Потом не выдержал и чихнул. Соска вылетела, Малышка тут же ее подхватила передними лапками и быстро спрыгнула с подушки на одеяло, с одеяла на перинку, а с перины – на пол. 
Ветерок еще раз чихнул и проснулся. Конечно, он заметил воришку и помчался за ней.
«Куда это ты с моей соской?» – крикнул он ей вдогонку и быстро-быстро, как только может ветер, перегородил ей дорогу. Бежать было некуда. Мышка в ужасе застыла на месте и даже не заметила, как выронила соску.
Мишастик тоже услышал завывающий голос ветерка. Перепугался и тотчас надумал бежать, но вспомнил, что мышка там сейчас одна, что защитить ее, кроме него, совсем некому и самоотверженно ворвался в домик. Увидел он ветерка и давай его колотить. Не со зла, со страху.
Только толку не было. Потому что это был ветер, а не какая-нибудь зверушка лесная. Если мне не веришь, поймай ветер и попробовать сам его поколотить. Посмотрим, что у тебя получится!
Сам ветерок такого обращения никак не ожидал. Мало, что эти воришки разбудили его после обеда, попытались украсть у него любимую соску-пустышку, так теперь еще и ни за что ни про что колотить надумали. Набрал он полные легкие воздуха и так сильно дунул, что Мишастик пушинкой отлетел обратно к двери. 
Медвежонок поднялся, спрятал бесполезные кулаки за спину и не без любопытства стал разглядывать малютку-ветерка. Не каждый день тебе удается увидеть такого силача. Правда, несмотря на свою силищу, ветерок был совсем не страшный. Как решила мышка, миленький.
«Я пришел к тебе за своей соской, - решительно сказал медвежонок. - Отдавай ее сейчас же! А то получишь!»
Ветерок усмехнулся: «Почему это я должен тебе свою соску отдать?»
«Потому что она не твоя, а медвежонка», - пискнула Малышка, которой по-прежнему было страшно, но она решила не показывать свой страх. Странно, как это она до сих пор не упала в обморок.
«Вот уж нет, - оскорбился ветерок. – Это моя соска. Мне ее мама подарила».
«Врешь! Ты ее у меня украл, когда я мороженое ел!»
«Сам врешь! Если ты был занят мороженым, откуда ты знаешь, что это именно я ее украл?» – возмутился ветерок, которого, кстати, звали Шалун.
«Мне моя мама-медведица сказала, что ты пролетал мимо и украл мою соску».
Возмущению Шалуна не было предела: «Во-первых, я никогда ничего ни у кого не краду. А, во-вторых, мне мама летать пока еще не разрешает. Говорит, что я еще маленький».
«Все равно отдавай мою соску! Я ее сразу узнал! Она моя»
И медвежонок проворно поднял с пола пустышку. Ветерок уступать не хотел и поэтому тоже схватился за соску, только с другого края. Что тут началось! То Мишастик перетянет к себе соску, то ветерок. Потом опять медвежонок. Затем опять Шалун.
Долго бы длилось это перетягивание соски, если бы Малышка не решилась помочь своему другу. Взяла и укусила малыша ветерка за ногу. Ветерку больно не было. Он даже почти ничего не почувствовал. Но он отвлекся, и… в следующий момент соска оказалась на стороне наших друзей.
«Ура!!!» – в один голос закричали мишка и мышка, прыгая от радости на месте.
«М-а-м-а!!!» – заплакал ветерок. 
Как и всякая мама, мама Шалуна, тут же поспешила на помощь сыну. Ей даже пришлось бросить такое важное занятие, как «разгоняйство» тяжелых туч над полем пшеницы. 
«Кто тут обижает моего Шалуна?» – грозно спросила она, поглядывая в окошко голубого домика. 
Надо сказать, что мама ветерка была очень большой и в маленький домик никак не помещалась. Поэтому и говорила она в окно.
«Мы его не обижаем, - тут же нашла, что сказать Малышка, пятясь к двери. – Мы с ним играем. И, вообще, нам с Мишастиком уже пора домой. До свидания!»
«Они у меня соску украли!» – сквозь слезы прогудел ветерок.
«Ну-ка, выходите все из домика. Будем разбираться», - строго сказала мама ветерка. Наверное, все мамы такие строгие и справедливые.
Ничего не оставалось, как всем троим послушаться и выйти из домика. 
Мама ветерка тут же подхватила троих ребятишек и перенесла их с сосновой ветки на землю. А то чего доброго, кто-нибудь оступится и случайно упадет с дерева. Потом хлопот не оберешься!
Когда лягушонок увидел своих друзей, летящими на крыльях ветра, он сначала обрадовался, а потом испугался. Затем снова обрадовался.
Лягушонок не знал, что ему думать. Толи все кончилось, толи все только-только начинается. Но все очень быстро прояснилось после того, как Мишастик в очередной раз рассказал свою историю. О том, как он обнаружил пропажу своей соски, как отправился на ее поиски. Как повстречал белку Изабеллу, потом жужжалок, которые оказались пчелами, потом Зеленку, потом опять жужжалок-пчелок, потом мышку Малышку. Рассказал, как они залезли на самое высокое дерево, и что произошло с ними потом. 
«И это все?» – только и спросила мама ветерка. Она совсем не сердилась. Напротив, ей было очень смешно. До чего же эти детишки несмышленые и потешные!
«Отдавайте нам нашу соску», - на всякий случай добавил лягушонок. 
«Давайте лучше пить чай с конфетами» – ласково предложила мама-ветер.
«Давайте!», - обрадовалась Малышка.
«А как же моя соска?» - занервничал ветерок, поглядывая на медвежонка. 
Мама ветерка немного помедлила с ответом, а потом сказала: «Соска?.. Шалун, ты уже достаточно большой и сможешь прекрасно без нее обойтись. Давай отдадим ее медвежонку. Видишь, какой большой путь он проделал, чтобы ее найти» 
«Но это моя соска!» – запротестовал ветерок.
«Конечно, твоя. Но если тебе нравится оставаться малышом, если ты не хочешь летать по лесу, учится разгонять тучи и облака и, вообще, узнавать мир – можешь оставить ее себе. Пока у тебя эта соска – я буду считать тебя еще маленьким».
Ветерку уже очень давно надоело, что к нему относятся как к маленькому. Кроме того, ему надоело сидеть одному дома. Ему хотелось летать, гонять облака и узнавать мир. Поэтому он без колебаний согласился расстаться с соской. 
Что касается медвежонка, то он совсем недолго радовался тому, что соска вернулась к нему. 
Он внимательно ее рассмотрел. Эта соска определенно была не его. У его соски был зеленый ободок, а у этой - белый. Но не это было главным. Потому что то, что сейчас говорила мама ветерка, ему, Мишастику, могла сказать и его мама-медведица. Конечно, она не стала бы предлагать ему полетать или научится разгонять облака, но то же посоветовала бы делать вещи, которые маленькие еще не умеют. Например, читать книжки или складывать цифры.
«Постойте! Я понял, - сказал он всем. – Мне теперь соска не нужна. Я ведь тоже уже не маленький. Я вырос и стал большим!»
Мама ветерка легонько потрепала его по голове:
«Я рада, что ты это понял, медвежонок. Ты отважился на опасное путешествие, повстречал новых знакомых. Не побоялся отстоять свое право на твою вещь. Значит, ты и в самом деле вырос, медвежонок. А теперь давайте пить чай»

 

ИСТОРИЯ, в которой Мишастик вернулся домой.

Чай был очень вкусным. Липовым. Горячим. С конфетами «Косолапый мишка» и «Белочка».
Несмотря на то, что все уладилось, медвежонку было как-то не по себе. Причин тому было две. Первая - ему захотелось домой, к маме. Она, наверное, сейчас волнуется. Места себе не находит. А вторая – где же все-таки его соска? Нет, он вовсе не лукавил, когда говорил, что теперь спокойно проживет без этой штуковины, просто Мишастик искал теперь справедливость. Если соска пропала, то где же она на самом деле? Ну, не испарилась же она?!
После чаепития друзья засобирались домой. Малышка вспомнила, что у нее еще не подсчитаны сухарики и колоски, хранящиеся в чуланчике. Лягушонку не терпелось рассказать о путешествии своим братьям и сестрам. «Эти головастики, - думал он. – Никогда еще не были дальше своего болотца». А Мишастик, как мы уже знаем, соскучился по маме. 
Поблагодарив маму ветерка за чай, друзья отправились в путь. Шалуну разрешили их немного проводить, и он с радостью носился возле них, забегал вперед или нарочно прятался в траве, чтобы его отыскали.
Настало время прощаться.
«Прощай, ветерок! – сказала Малышка. – Слушайся маму!»
«И много не шали!» – добавил Зеленка.
Шалун только улыбался в ответ. Когда очередь прощаться дошла до медвежонка, то Мишастик не раздумывая протянул ветерку соску: «Знаешь, что… Мне больше не нужна соска. К тому же она не моя. Моя была с белым ободком. Извини, что ворвались в твой домик, да еще и соску у тебя отняли»
«Это ничего, - рассмеялся Шалун. – Я же сказал, что соска мне больше не нужна. Я теперь взрослый ветер. Можешь оставить себе пустышку на память. Дарю»
«Спасибо, но…», - протянул обратно соску Мишастик, но ветерок не соглашался ее взять.
«То вы не могли эту соску поделить, теперь не можете от нее избавится», - удивилась Малышка. 
«В таких случаях, - вспомнил лягушонок, - моя бабушка говорила, что если возникает спор, то лучше взять и зарыть его в землю»
«Да не спор! – воскликнула мышка. – Топор зарывают! Топор войны!»
«Какая разница?!», - обиделся лягушонок.
Мишастик вырыл ямку на тропинке, ветерок аккуратно перенес в нее соску, а Малышка с лягушонком забросали ямку землей.
«Не жалко?» – спросил Зеленка.
«Не-а», - одновременно замотали головами ветерок и медвежонок. 
«Вот и чудесно», - сказал он.
На прощанье ветерок помахал друзьям рукой. При чем так сильно помахал, что все цветы-травы склонились к земле и долго-долго не могли подняться. 
Юные путешественники остались втроем.
Они дошли до оврага, в который недавно нечаянно скатился медвежонок. 
«Вот и мой домик, - сказала мышка. – Приходите ко мне в гости. Я угощу вас сухариками»
«Конечно, придем», - печально ответил Мишастик. Печалился он не от того, что при всем своем желании в мышкину норку не пролезет, даже нос не засунет, а потому что расставаться всегда так грустно. Даже когда не навсегда.
«К тебе ходить опасно. Ты когда нас видишь, всегда в обмороки падаешь», - пошутил лягушонок. Ему тоже было грустно расставаться с Малышкой, но он решил не показывать вида. Она ведь девчонка. Зазнается еще.
«Это я-то в обмороки падаю? Ну, знаешь ли?!» - занегодовала мышка Малышка.
«Да, шутит он, - успокоил ее Мишастик. – Шутит»
Но Малышка продолжала сердится и дуться. Пришлось лягушонку извинится. Не хватало еще, чтобы их дружба из-за каких-то глупых обмороков разрушилась.
Мышка сразу подобрела. Сбегала к себе в норку, принесла мишке и лягушонке по белому платочку в подарок.
Лягушонок и медвежонок продолжили путь. Норка Малышки под кустом осталась далеко. Мишастик стал думать, вспомнит ли он тот куст, когда соберется навестить подружку. Наверное, да. 
Впереди блеснуло зеркало озера. Значит лягушонок уже почти дома.
«Может искупаемся на прощанье?» - предложил Зеленка. Ему тоже не хотелось так быстро отпускать от себя Мишастика. 
«Я бы с радостью. Но уже поздно. Меня мама ждет»
«А может тебя проводить? Заблудишься опять без меня», - не унимался лягушонок.
«Теперь не заблужусь. Я ведь взрослый», - улыбнулся медвежонок.
«Ну, тогда пока!»
«Пока!» - ответил медвежонок, но лягушонка уже на берегу не было. Он нырнул в гладь озера. Только круги по воде побежали в разные стороны.
Мишастик вздохнул и поспешил домой. Мимо дерева с гудящими в вышине пчелами, мимо елки с домиком белочки Изабелочки.
Она как раз сидела на ветке и старательно грызла гриб.
«Привет, Мишастик! Ну, как нашел свою соску?» – спросила она.
«Нет» - ответил медвежонок.
«Чего ж тогда возвращаешься? Струсил? К маме на ручки захотел» – засмеялась белочка.
«Не нужна мне больше соска. Вырос я…»
«Что-то не очень заметно», - не унималась белка. Ей страсть как хотелось услышать про его приключения, но медвежонок почему-то не спешил про них рассказывать. 
«Прости, Изабеллочка, мне надо идти», - сказал Мишастик и продолжил свой путь домой.
Белка проводила его взглядом. И чего она с ним тогда не пошла? Сразу видно, что у Мишастика приключений было на целую книгу. Вон как изменился, повзрослел. А тут, в пяти деревьев от дома какие могут быть приключения? Ну, сойка пролетела, про птенцов свои рассказала. Ну, ежик грибы тут собирал. Никаких опасностей и головокружительных событий. Со скуки с ума сойдешь… 
Когда Мишастик добрался до берлоги, солнце уже почти село. 
Мама-медведица сидела у печки и горевала: «Где же мой медвежонок-несмышленок? Куда он убежал?»
«А вот он я!» - сказал медвежонок, вбегая в дом.
Мама-медведица сразу обрадовалась, да так сильно, что ругать сына за непослушание не стала. Прижала его к себе, поцеловала в макушку и прошептала: «Нашелся! Мой Мишастик нашелся!»
А Мишастик думал о том, как все-таки здорово снова оказаться в родном доме, в котором вырос и окреп. В котором в углу стоит ночной горшок-беглец, на столе - тарелка с черникой и молоком, а на кровати лежит… на кровати лежит…
Медвежонок не верил своим глазам. На его кроватке, на подушке лежала соска. Та самая с белым ободком.
Тут все и выяснилось. Мама-медведица рассказала ему о том, как хотела отучить сына от соски. Как спрятала ее в сундук, а потом, когда загоревала, вытащила обратно. Смотрела на соску и думала, как там ее медвежонок. Где он? Что с ним?
«Мама, ты только не плачь, - сказал медвежонок, вытирая ее слезы платочком-подарком. – Я теперь никуда от тебя не убегу. Честное слово. Я тебе теперь во всем помогать буду. Я уже взрослый»
Но мама еще плакала. 
А медвежонку не терпелось показать, какой он теперь у нее взрослый и самостоятельный. Он поставил кипеть чайник, подбросил в огонь сухих веток и запер изнутри дверь. Хотел даже пол подмести, но не нашел веник.
Вот сколько дел можно сразу переделать, зная что ты уже не маленький! 
На маму он не сердился. Ведь соска ему была больше не нужна. Не спрячь она ее тогда, неизвестно, сколько бы еще ее сын оставался малышом.
К тому же, он не только отважился на путешествие, но и повстречал новых друзей – лягушонка, мышку и ветерка по имени Шалун. А это было для него очень важно.
Ему хотелось рассказать маме о них. Поведать о всех своих приключениях, но после ужина (самого вкусного ужина в его жизни!) глазки стали закрываться, голова тяжелеть и он незаметно для себя уснул за столом. Даже чай с медом не допил.
Ему снилось солнце. Большое, красное. Закрывающее собой почти все небо.
Оно медленно садилось за гору, на вершине которой сидел он сам. По обе стороны от него сидели лягушонок и мышка Малышка. Они любовались закатом. Самым красивым закатом в их жизни. 
«Неужели мы больше никогда не встретимся?» – спросил медвежонок.
«Встретимся», - отозвался лягушонок. 
«А когда и где? Мне надо точно знать», - поспешила вмешаться Малышка. 
«Не знаю, - ответил медвежонок. – Я обещал маме не оставлять ее больше одну»
«А я знаю!» - раздалось сверху. Друзья задрали головы. В красных лучах заходящего солнца порхал ветерок Шалун: «Я знаю! Мне мама сказала, что мы скоро встретимся. Уже этой осенью, в школе. Будем вместе учится в одном классе» 
«А что такое осень?»
«А что такое школа? Надеюсь, там жирными комарами кормить будут?» 
«А что такое класс? Я умею прыгать в классики. Это то же самое?»
Посыпались вопросы, на которые Шалун ответа еще не знал. Все-таки он был еще ветерком, а не ветром…
Тем временем мама-медведица заботливо перенесла Мишастика в постельку, подоткнула одеяло и тихо-тихо сказала: «Какой же ты у меня еще маленький».

Олег Булдаков



КОНЕЦ

   
   
     
   

 

 

главная страница

содержание

следующая сказка

Рейтинг@Mail.ru