Сёстры Жуковы

 главная страница         содержание          следующая сказка

Сказка о трех сестрах и Черном Смерче.

(Прислали  сестры Жуковы)

 

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. И было у него три дочери, все как одна умницы, да красавицы.
 Старшая дочь, Василиса-искусница, шила-вышивала узорами дивными. Что ни вышьет она – все наяву станется. Вышьет солнце красное, сойдет оно с полотна, разойдутся тучи, станет ясным день.
Средняя дочь - Любава-певунья. Краше песен ее никто не слыхивал. Как начнет она петь – все растет вокруг, расцветает. Выйдет она на зорьке в чистое поле, запоет песню раннюю - рожь да пшеница вверх тянутся, колосья зерном наливаются.
Младшая дочь царя – Акулина. Ни петь, ни вышивать не была она мастерица. Но зато средь народа была любимицей. Любили ее за сердце доброе, да за мудрость житейскую.
Не было среди дочерей у царя любимицы. В каждой из них души не чаял он. Так бы и не расставался с ними никогда, да пришла пора выдавать замуж старших дочерей. Многие женихи к царевнам сватались, много подарков да гостинцев даривали. Да только нельзя было купить подарками чистые сердца девушек. Да и царь-батюшка благословение свое отцовское только тогда решил дать, когда увидел, что по-настоящему полюбились Василисе и Любавушке два брата, два добрых молодца из соседнего государства – Степан да Данила. Собрал царь своих старших дочерей как-то вечером и говорит:
- Дочери мои старшие, Василисушка да Любавушка. Пришло время,  вам  замуж выходить. Жаль мне с вами расставаться да ничего не поделаешь. Вижу, полюбились вам Степан и Данила. Что ж, молодцы они добрые. А уж ежели по сердцу вам пришлись, мне старому и желать больше нечего. Завтра по утру объявлю я пред всеми о своем отцовском благословении. Ох, и тяжело мне с вами расставаться. Разлетитесь вы, как голубицы в разны стороны, и останемся мы вдвоем с Акулиною.
Вспыхнули щеки у девушек. Стыдливо глаза опустили они, а потом отвечали  батюшке:
- Спасибо тебе, батюшка, за слово доброе. Не забудем мы с Любавушкой доброту да ласку отцовскую. Ты ж не скучай, не кручинься.  А каждый седьмой день месяца в гости нас к себе ожидай.
 Старик лишь слезу утер от радости.
Вдруг раздался гром, грозовые тучи небо затянули, сверкнула молния, а ветер поднялся  такой, что деревья до земли склонилися. Распахнул он двери, ворвался в царские палаты и закружился на месте. Испугались девицы, к отцу прижались. Обнял их отец и говорит:
- Не бойтесь, доченьки. То не ветер шумит, не гроза идет. То явился к нам гость незваный.
Лишь сказала он так, сразу ветер стих, и увидели все -  посреди зала тронного и правда гость стоит. Видят сестры, недобрый человек явился к ним. Мысли его, как глаза черны. А холодный взгляд его в самую душу ранит. Одет незваный гость в черные одежды, на голове покрывало черное, перетянуто обручем из серебра. А в ногах его змеи вьются. Оглядел он сестер, улыбнулся недоброй улыбкою и молвил:
- Слышал я, что ты, царь, дочерей своих замуж выдаешь? Потому и явился к тебе во дворец.
- Что явился ты, вижу. Гостям здесь всегда рады. Только скажи, почто дочерей моих испугал?
- Люблю я силу, мощь свою показать, чтобы знали все, кто перед ними. Чтоб склоняли люди головы и почитали меня за господина своего. Потому и явился я как гром среди ясного неба, чтобы поразить своей силой дочерей твоих, да забрать их с собой.
- Погоди-погоди, - отвечал царь. – Уж больно ты скор, как я погляжу. Не успел на порог ступить, имя свое не назвал, а уж дочерей моих забрать собираешься!
- Так ты не узнал меня, старик? – спросил гость и расхохотался,  да так громко, что эхо по всему дворцу пошло. А  потом вдруг нахмурил брови. – Трепещи же, человечишка, предо мною. Потому как сам Черный Смерч к тебе в гости пожаловал, брат  Грома да Молнии. Не каждого удостоил я своим визитом. Так что мой тебе совет - не перечь мне, а лучше дочерей своих в дорогу собирай. Станут они моими женами. Будут в золоте да серебре купаться, в роскоши жить да меня тешить. И на подарки я не поскуплюсь, и тебя, и Василису с Любавой одарю.
- Ишь, ты чего удумал! Дочерей моих забрать собираешься? Как же я тебе их отдам, коли они уже просватаны? Я и слово царское дочерям дал. Да и богатства твои нам не надобны. Человек богат душой должен быть. У тебя же душа черным-черна. Так что, ступай себе с Богом. Не отдам я тебе своих дочерей, вот тебе и весь мой сказ.
- Так ты перечить мне вздумал? Разве не знаешь ты, что повинуются мне все на этом свете. Потому что если рассержусь я на кого, не миновать тому беды. В пух и прах разнесу все вокруг, камня на камне не оставлю. А что слово твое царское? Так на то ты и царь: слово дал, слово и назад взял.
Кинулись тут дочери в ноги к отцу, слезами залились горькими:
- Не отдавай нас, батюшка! Христом богом просим!
- Не бывать тому! – ответил царь. - А вы, дочери любимые, не бойтесь. Не отдам вас гостю непрошеному. А тебе так скажу, Черный Смерч, не боюсь я тебя, что бы ты ни говорил. Стар я уже, чтобы бояться. Пугать меня, что воду в ступе толочь. Дороже дочерей у меня нет ничего. И в обиду их я тебе не дам. Убирайся подобру-поздорову. А вы, доченьки, ступайте к себе в комнаты. Разговор наш закончен, и гость непрошеный уже покидает нас.
Как услышал Черный Смерч речи царские, еще чернее стал от злобы своей. Змеи, что у ног его вились, зашипели, засверкали глазами зелеными.
- Не желаешь по хорошему? Что ж, впервые решил я спросить разрешения. Видно ни к чему это. Погляди в последний раз на дочерей своих. Больше вы не свидитесь.
Сказал так Черный Смерч, взмахнул широким рукавом, потемнело все вокруг. Закружился он на месте, ураганом прошелся по залу тронному. И как крепко ни держал царь своих дочерей, а только выхватил их Черный Смерч и унес прочь. Увидел царь, что нет никого в тронном зале кроме него самого, а по небу вечернему черная туча пронеслась и скрылась за горизонтом. Кликнул царь прислугу. Кинулись все  искать Василису и Любаву. Всю ночь искали, да так и не нашли. А на утро позвал к себе царь Степана да Данилу и молвил им:
- Добрым должно было быть это утро для всех нас. Хотел я рано по утру объявить о ваших помолвках с моими дочерьми – Василисой и Любавой. Да черная беда пришла на наш двор. Налетел ураганом Черный Смерч и унес дочерей моих куда неведомо. Что делать теперь, добры молодцы? Где их искать?
Отвечали ему Степан да Данила:
- За невестами своими мы хоть на край света отправимся. Медлить не станем. Сегодня же и поедем.
- Где бы ни были они, голубки ясноглазые, везде их найдем. Если же через год не вернемся назад, значит, нет уж и нас в живых. А с пустыми руками назад не воротимся.
Сказали так добры молодцы, собрались и в путь отправились. Хотел царь за младшей дочерью Акулиной послать, она в ту пору у тетушки своей гостила.  Да она тут как тут. Приехала, как сердцем чуяла, что случилось неладное. Как узнала Акулина, что Черный Смерч унес ее сестер, расплакалась. А потом утерла слезы и поклялась сама себе, что во что бы то ни стало найдет своих сестер. Как услышал царь про то, разгневался:
- Одна ты у меня осталась. Никуда тебя не отпущу. Твоих сестер сберечь не смог, хоть тебя сберегу. Да мыслимое ли дело девице за мужское дело браться?!
Но Акулина отца-то послушала, а от клятвы своей не отказалась. Утром ранехонько встала,  собрала узелок, переоделась в простое платье и тайком в путь отправилась.
     Долго ли коротко ли ехала царевна Акулина, про то нам не ведомо. Много дорог она прошла, много добрых людей на своем пути встретила. Но где бы она ни была, у кого бы ни спросила, никто не слыхивал о Черном Смерче. Наконец, привела Акулину дорога к  лесу. Идет Акулина по лесной тропинке, любуется. Солнышко сквозь ветви деревьев проглядывает, соловушка заливается песней переливною.  Села она у старого дуба отдохнуть да перекусить. Только развернула Акулина узелок с едой, глядь, откуда ни возьмись, словно из-под земли появилась перед ней белочка. Прыгнула она к царевне, смотрит ей прямо в глаза, словно просит чего.
  - Видно не мне одной есть хочется. Что ж, разделю с этой белочкой свой ужин.  
      Насыпала девица на ладошку семечек, белочку угостила. Погрызла  рыжая  и ускакала. А следом за ней из кустов медвежонок вышел, да рядом с девушкой уселся. Не испугалась она. Погладила по голове малыша, за ушком почесала, хлебушком с солью угостила. Медвежонок лизнул ее в щеку и  в лес убежал. А Акулина доела последний кусочек хлеба, запила его родниковой водой и отдохнуть прилегла. Только глаза закрыла, вдруг слышит она, что такое? Будто плачет кто-то. Пошла она на плач. И видит: сидит на земле возле дерева  птичка-синичка и плачет.
- О чем ты так горько плачешь? - спросила девушка.
- Как мне не плакать? – отвечает птичка. – На этом дереве гнездо с нашими птенчиками. Злая куница того гляди, до гнезда доберется. А я ничем своим деткам помочь не могу, крылышко повредила.
Подняла Акулина голову, смотрит и правда, куница к гнезду по дереву пробирается, а вторая синичка ее отгоняет, крыльями машет. Взяла девушка палку, прогнала куницу. Обрадовались синички, принесли в благодарность гроздь черноплодной рябины. Поблагодарила их девушка и вернулась обратно. А на том месте, где она отдыхала, старушка сидит.  Сама маленькая, девушке чуть до плеча достает.
- Здравствуйте, бабушка, - поздоровалась Акулина.
- Здравствуй, Акулинушка, - ответила старушка.
Удивилась царевна, что бабушка знает, как ее зовут и спрашивает:
- Откуда вы знаете мое имя?
- Ты меня не знаешь, а вот мне все про всех известно. Да и как  не узнать? Весь лес шумит о том, какая красавица, да умница отдохнуть у нас остановилась. Да ты сама послушай.
Прислушалась тут Акулина к шуму леса.
- А и впрямь, шумит, - рассмеялась она. – Неужели обо мне?
- О ком же еще? О тебе, милая. О доброте да ласке твоей, а еще о смелости.
Засмущалась царевна и говорит:
-        О чем вы, бабушка? Какая там смелость? Какая доброта?
- Знамо, какая: белочку накормила, медвежонка не испугалась, да и синичкам помогла. Вот об этом и гудит лес. Как же забрела ты в глушь лесную? Видно сразу, что не местная.
- Как же Вы, бабушка, узнали это?
- Да ведь местный люд  сюда уж давно дорогу забыл.
- Правда Ваша, бабушка, издалека я пришла. И зовут меня Акулиною. Да видно Вы  уже все знаете.
- Что знаю, а что не знаю. Пойдем со мной, девица. День к вечеру клонится. Негоже тебе, на ночь глядя, под открытым небом ночевать. Переночуешь у меня в избушке, расскажешь о печали своей. Глядишь, может, и помогу чем. Я, ведь, не простая старушка. Старушкой-Ведуньей меня зовут. Всякие премудрости мне знакомы и хорошему человеку я всегда рада помочь.
    Согласилась Акулина и пошла вслед за старушкой. Привела ее Ведунья в самую чащу леса к маленькой избушке. С первого взгляда ее и не заметишь. Спрятана она под пушистыми лапами старой ели. Подошла старушка к той ели, хлопнула в ладоши три раза. Раздвинула ель свои ветви, и увидела царевна ее жилище. Дверь приветливо отворилась, и гостья вошла. Потолок в избушке был низкий, пришлось Акулине наклониться, чтобы не стукнуться головой. Истопили они баньку, напарились. А потом уселись со Старушкой-Ведуньей за маленький деревянный столик, стали чай ароматный пить с пирогами капустными, да разговоры разговаривать. Рассказала ей Акулина все как на духу: и о том, как дружно жили они с отцом и сестрами, и о том, как злой Черный Смерч унес Василису и Любаву, и о том, как ищет она, Акулина, своих сестер по всему белому свету. Всплакнула царевна, а старушка ей и говорит:
- Ты, дочка, поплачь да послушай, что я тебе скажу. Дело ты доброе делаешь. Семье своей помогать, сестер из беды выручать надобно. Только без моей помощи тебе не справиться. Будешь долго бродить по дорогам, а сестер своих так и не сыщешь. Но за то, что не сдаешься ты, что не потеряла надежду, помогу тебе.
Сказала так Старушка-Ведунья, открыла шкафчик и достала из него клубочек ниток.
- Некогда мне, бабушка, сейчас вязать да шить, в дорогу пора.
- Э, милая, не простой это клубочек, а волшебный. Выйдешь завтра из дому, бросишь его на дорогу, он тебя и приведет куда надобно. А теперь спать ложись. Утро вечера мудренее.
Послушалась Акулина, легла спать.  А на утро, проводила старушка царевну до крыльца, дала ей клубочек в одну руку, а платочек в другую и говорит:
- Про клубок я тебе уже сказывала. А платочек этот подальше спрячь до поры, до времени. Он тебе еще пригодится. Достанешь его, когда надобно будет от лихого человека спрятаться. Махнешь им в левую сторону – невидимой станешь, махнешь в правую – прежний вид примешь.
  Поблагодарила Акулина старушку, спрятала платочек в кармашек, а потом бросила клубок на землю и пошла вслед за ним. Мал клубочек, а катится быстро. Акулина едва поспевает за ним.
     Много ли мало ли времени прошло с тех пор, как рассталась она со Старушкой-Ведуньей. Наконец, привела ее дорога к высокой горе. Тут клубок и остановился. Подумала царевна, подумала и решила идти дальше. Стала она подниматься в гору по узкой, еле заметной тропинке. Долго ли кротко ли шла царевна, день стал клониться к вечеру. Наконец, дошла она до пещеры. Вошла в нее Акулина и увидела огромного Орла. Испугалась девица, убежать хотела, а он и молвит ей человеческим голосом:
- Не пугайся, красна девица. Принеси мне, милая, водицы ключевой, да освободи от проклятых оков.
Пригляделась Акулина и видит, скованы лапы Орла оковами. Ослабел он, крылья на земле лежат. Хоть и страшно к нему подходить, да сердце не выдержало. Пожалела она его, напоила водой, накормила хлебушком, что Старушка-Ведунья в дорогу дала. А потом освободила от оков, да и спрашивает:
-        Сказывай теперь, что с тобой приключилося? Кто приковал тебя в этой пещере?
      Поел Орел, запил водой ключевой, стал рассказывать:
- Семь лет уж сижу я в этой пещере без пищи и воды. Силы мои покидают меня. Думал, сгину здесь в одиночестве. Да, видно, сжалился Господь надо мной, тебя прислал. Как же зовут тебя, моя спасительница?
- Акулиной, - ответила царевна.
- Слушай, Акулинушка, мою историю. Зовут меня Иваном. Когда-то, десять лет назад  был я царевичем. Жил я в далеком царстве-государстве со своими родителями. Все у нас было хорошо, да стал на наше государство Черный смерч налетать. Урожаи губил, людей уносил. Только пшеница созреет, колос золотом нальется, как налетит Черный смерч, все колосья побьет, а зерна развеет. Или растет в деревушке девушка-краса. Холят ее родители, лелеют. А только выйдет она за околицу, пойдет за ягодой или за хворостом, смерч уж тут как тут, налетит, да и заберет ее в свое царство. И так люд от него  стенал, что позвал меня царь-батюшка и сказал:
- Сын  мой единственный, отправляю тебя на битву со Смерчем- лиходеем. Уж так измучил он наш народ, мочи нет. Каждый день ко мне люди с челобитной приходят, извести окаянного просят. Так что не медли, Иван-царевич, собирайся, да в путь отправляйся.
- Собрался я, - продолжал Орел свой рассказ, - попрощался с батюшкой, получил отцовское благословение  и отправился в путь.  Долго я скитался в поисках Черного Смерча. Слыхать-то про него –  может, кто и слыхал, а вот как найти, никто сказать не мог. Но не отступал я, дальше искать продолжал. Наконец, он сам объявился. Явился передо мной, как гром среди ясного неба – черные одежды одет, змеи у ног его вьются. Посмотрел он на меня тяжелым взглядом и молвил: «Так значит, ты и есть тот самый Иван-царевич, о котором написано в волшебной книге? Не уж-то тебя я должен бояться?  Знаешь ли ты, что стоит мне только мизинцем шевельнуть, от тебя и мокрого места не останется? Да уж, ладно. Пощажу тебя. Помни же мою доброту. Превращу тебя в орла, чтобы не смог ты и близко подлететь к людям. Станут они тебя, защитника своего, бояться да в ужасе убегать, увидевши. Узнаешь ты цену людской благодарности».
Больно кольнули меня слова его насмешливые. Взмахнул я мечом своим булатным, а рубануть им не успел. Напустил на меня Черный Смерч чары колдовские. Выпал из рук моих меч булатный. Руки в крылья превратилися. А вместо слов человеческих, птичий крик из горла вырвался. Расхохотался тут Черный Смерч, да и говорит:
- Быть тебе в таком облике, пока не победишь мою Змею.
А потом махнул рукавом и исчез, словно и не было его.
- Что же дальше с тобою сталося? – спросила Акулина.
- А дальше, девица, вот что было. Как сказал Черный Смерч, так и случилось. Бояться стали меня люди. Как завидят, бегут, как черт от ладана. Как не старался я, чего только ни делал, все попусту – не хотели меня слушать  люди, не хотели помочь. Да и как им меня не бояться такого огромного? Одним крылом своим полдеревни накрыть я мог. Как взмахну крыльями – на земле сильный ветер поднимается. Решил я тогда – жизни своей не пощажу, а сыщу ту змею, о которой Черный Смерч говорил и избавлю людей от него. Да только, сколько змей я ни истребил, все без толку. Уж и не знаю, о какой такой змее он сказывал?
- Где же жил ты-то, Иван-царевич, если люди тебя боялися?
- Здесь и жил, вдали от людей, вблизи от врага своего. Государство-то его черное высоко в небе, на огромной грозовой туче.
- Как же ты узнал об этом?
- Искал я его по всей земле с утра до ночи. А когда всю землю облетел, то понял. Не могла Земля-матушка допустить, чтобы такая нечисть жила на ней. Полетел я тогда высоко в небо.  Увидел тучу да такую огромную, что поместились бы на ней семь государств наших. Там в высоком темном замке и жил Черный Смерч. Но и теперь не смог я до него добраться. Ураганом сбросил он меня с неба и приковал оковами в пещере. Да еще к тому ж, наложил заклятие: что сидеть мне в этой пещере до самой смерти, до тех пор, пока молодая девица ни  придет сюда по своей воле и, не испугавшись вида моего, освободит от оков. Уж и не чаял я, Акулинушка, что случится это. Думал скоро смерть ко мне явится, а не девица. Ты ж, красавица, не устрашилась вида моего и спасла от верной гибели. Должник я теперь перед тобой до конца дней моих. А теперь твоя очередь сказывать. За семь лет ни зверь, ни птица, ни человек не появлялись здесь.  Что тебя привело сюда, красна девица?
Посмотрела Акулина на орла внимательно, подумала и рассказала  ему всю правду: про то, что случилось в их царстве-государстве, да про сестер своих. Послушал ее Орел, послушал и говорит:
- А что ж женихи-то не пошли искать невест своих? – удивился Иван.
- Как не пойти? Пошли. Да только я их ждать не стала, сама в путь оправилась. А теперь чует мое сердце, беда с ними случилась. И сестер не нашли и сами верно сгинули.
- Не печалься, царевна, авось и не сгинули. Глядишь, сыщутся. А нас с тобой видно не зря судьба свела. Отплачу я добром за доброту твою. Да и мне с Черным Смерчем поквитаться пора. Да вот одна беда, ослаб я за семь лет. Ежели будешь кормить меня три дня досыта, да поить водой ключевой, тогда наберусь я сил, и полетим мы с тобой, Акулинушка, в царство смерчево.
Так они и сделали.

КАК СТЕПАН ДА ДАНИЛА СВОИХ НЕВЕСТ ИСКАЛИ.

А в ту пору, когда Акулина с Орлом разговаривала, два добрых молодца – Степан да Данила по белу свету скакали, искали своих возлюбленных. Много городов и деревень уж они проехали, со многими повстречались на своем пути, но никто не мог сказать, где искать царство Черного Смерча. Долго ли коротко ли скакали добры молодцы по пыльным дорогам, наконец, повстречался им седой, как лунь старичок. Сидел он на обочине дороги, чертил что-то своей палкой. Подъехали к нему Степан да Данила, с коней сошли, да стали расспрашивать, не слыхал ли он про то, где Черный Смерч живет. Глянул на них старец и молвил:
- Зачем же он вам понадобился, молодцы? Посмотрите на себя. Вы молоды да красивы. Вам ли за Черным смерчем гоняться? Езжайте себе по добру по здорову.
- А ты, дедушка, за нас не решай, чем нам заниматься. – ответил Данила. - Если знаешь чего, не утаивай, сказывай все по порядку. Ну, а ежели нет, так на нет и суда нет, поедем дальше.
- Не сердитесь на меня старого, добры молодцы. Добра я вам желаю. Ведь все, кто отправлялся на поиски того самого Черного Смерча, назад не ворачивались. Потому и вам говорю, езжайте-ка, пока не поздно, ко своим девицам.
- То-то и оно, дедушка, - ответил Степан, - Не к кому нам возвращаться. Похитил наших невест Черный Смерч. Скоро год будет, с тех пор, как отправились мы на их поиски. И назад без них не воротимся.
- Коли так, - отвечал им старик, - Помогу вам с бедою вашею.  Слыхал я от своего отца, что живет Черный Смерч на огромной грозовой туче. Лишь перед сильной грозой спускается он на землю, погостить к своей сестре, Ясной Молнии. А живет она во широком поле, в одиноком доме о четырех окнах. Поезжайте теперь прямо к ней. Ежели придетесь ей по нраву, может и скажет она, как брата ее найти. Если же нет, сожжет на месте, один пепел от вас останется. А теперь, сыночки, с ровной дороженьки съезжайте. Дальше путь ваш будет все полем идти. Поезжайте прямо на запад, туда, где солнце садится. Поторопитесь, до заката успеете. Бог вам в помощь. Да и мне в путь пора.
     Сказал так старик и пошел по пыльной дороге. А Степан да Данила съехали с дороги и  отправились в чистое поле искать тот самый дом, у которого окна глядят на все четыре стороны света.
Много ли мало ли времени прошло, стал день к вечеру клониться. Вот уж и одинокий дом показался вдали. Да вдруг потемнело синее небо, поднялся ветер, да тучи над головою сгустились. А в скором времени хлынул дождь, да такой сильный, что наши молодцы в миг до нитки промокли. Не долго думая, постучали они в дверь и, не дождавшись ответа, вошли. В доме никого не было. Решили молодцы спрятаться от непогоды: грозу переждать, да отдохнуть с дороги.
Поужинали они наскоро, да легли спать-почивать. Вдруг среди ночи распахнулась дверь настежь, и залетел в дом шар огненный. Подскочили молодцы от неожиданности, схватили мечи булатные, приготовились встречать гостя незваного. Ударился тут огненный шар оземь и превратился в прекрасную девицу. Одежды на ней из парчи серебряной, плащ звездами вышит. На голове корона огненная. Увидела их девица, нахмурилась и говорит:
- Кто вы такие и как осмелились без спросу зайти в мой дворец?
Удивились молодцы, о каком таком дворце молвит девица? А потом глянули кругом -  уж не в ветхом домишке они, а во дворце красоты невиданной. Все в нем блестит, все сверкает, искорками переливается.
А девица все больше сердится. Вот уж в глазах ее молнии блеснули.
- Отвечайте, кто вы такие? И как посмели в мой дворец без спросу войти? Или не знаете, кто здесь живет?
- Как не знать, - отвечал Данила. – Ясная Молния в нем живет. К ней-то мы и пришли.
- Вот оно что? Ну, считайте, что вы с нею встретились. Я и есть Ясная Молния, сестра Грома и Черного Смерча. Чего же вам от меня надобно?
- Один старец, которого мы повстречали на дороге, сказывал нам, что только ты знаешь, как с Черным Смерчем встретиться.
Услыхала Ясная Молния про старца, улыбнулась и говорит:
        - То не простой старец вам встретился. Это брат мой старший, Гром Раскатистый. Любит он позабавиться, да человеческий облик принять.  А с Черным Смерчем у него свои счеты. Потому и сказал вам, как меня найти. Вот только не пойму я, зачем  вам Черный Смерч понадобился? Не любит он с людьми встречаться. А если и встречает кого, не миновать тому беды.
- И об этом нам известно, - ответил Степан. – Да только нет нам пути обратно, пока не сразимся с ним.
Оглядела Ясная Молния молодцев с ног до головы. А потом присела  рядом с ними, да стала выспрашивать, что за дело у них такое важное, что даже жизни своей не жалко им. Поведали тогда добры молодцы о своей беде, да о невестах своих похищенных. Послушала их девица, нахмурилась, а потом и говорит:
- Знала я, что братец мой беды людям несет да разрушения. Обо мне тоже слава дурная идет, характер, мол, у меня вспыльчивый. Да не ведала, что разлучает мой братец сердца любящие. Что ж, скажу я вам, как встретиться с ним, а там будь, что будет. Каждый раз во время грозы заезжает он навестить меня. Так что, в скором времени должен он явиться в мой дом. Я спрячу вас. Только обещайте, что до поры до времени, будете сидеть тихо.
Только она произнесла эти слова, налетел сильный ветер, ставни на окнах захлопнулись. В  тот же миг услышали все сильный стук в дверь. Только  успела Ясная Молния набросить на добрых молодцев  свой  плащ серебряный, как вошел в дом Черный Смерч. Поздоровался он со своей сестрицей. А потом посмотрел на нее пристально и говорит:
-       Странная ты  какая-то, сестрица сегодня, будто волнуешься о чем.
- Такая я, как всегда, – отвечала Ясная Молния. – И в доме моем все по-прежнему. Просто давно ты не был у меня в гостях. Летаешь все по белу свету, сестру свою совсем позабыл.  Расскажи-ка лучше, что нового в твоей жизни ветреной?
- Есть и новое, - отвечал Черный Смерч, усаживаясь на скамью. – Надумал я, сестрица, жениться.
- Ишь ты, - удивилась она. – И невеста сыскалась замуж за тебя пойти?
- Сыскалась. Да не одна, а целых две.
Услыхали это Степан с Данилой, из укрытия своего чуть не выскочили. Да Ясная Молния тихонько хлопнула рукой по плащу, напоминая им об обещанном. Сама же продолжала:
- На что ж тебе две невесты? У людей вон одна жена, и любят они ее одну всю жизнь до самой смерти.
- То-то и оно, что у людей. Я все ж таки не простой человечишка. Я Черный смерч! Не должно мне жить, как они живут. У людей одна жена, так пусть у меня две будет, да такие, каких ни у кого не было и не будет никогда. Одна песню  запоет – все растет вокруг, другая начнет шить-вышивать – оживает все.
И опять чуть не выскочили добры молодцы из своего укрытия. И опять Ясная Молния не выпустила их.                                                                                                                                                                                                
- Где ж ты нашел  их, братец Черный Смерч, таких диковинных? – продолжала она.
- Мне ли да не знать всех диковин?
- Как же уговорил ты их замуж идти?
- Где это видано, что бы я уговаривал кого-то? Сказал и все тут.
- И счастливы они, невесты твои?
- Мне что за дело? Был бы я счастлив, завидовали бы мне все вокруг, вот и хорошо.
- Смотри, братец, доиграешься. Больно ты нос  стал задирать, гляди, лоб не расшиби.
Сказала так Ясная Молния и сдернула плащ с добрых молодцев.
- Смотри-ка, какие добры молодцы к нам в гости пожаловали. Говорят, давно ищут встречи с тобой. Почему бы, думаю, не помочь добрым людям?
Увидал Черный Смерч Степана с Данилой, чернее прежнего сделался.
- Ах, вот ты как со мной, сестричка? Мягко же ты стелешь, да жестко спать.
- Сам виноват! - оборвала его Ясная Молния. – Бесчинствам твоим конца и края не видно. Пришла пора разобраться. А мне здесь больше делать нечего. Да и братец Гром уже, наверное, заждался.
Сказала  она так, топнула ногой, превратилась в огненный шар и в окно вылетела.
- Что ж, оно и лучше, - сказал тут Степан. – Ни к чему женщине в мужской разговор вмешиваться.
- Разговор наш коротким будет, - ответил Черный Смерч. –  Забыли вы, жалкие людишки, с кем дело имеете? Знать пришла пора напомнить.
- Что-то тесно тут троим молодцам. Не выйти ли на улицу. Там и посмотрим, чья правда будет.
Вышли они на улицу. А там гроза разыгралася. Дождь льет, как из ведра, гром гремит, да молния сверкает. Блеснули в ночи острые мечи добрых молодцев. Да не успели они сразиться с Черным Смерчем. Взмахнул он черным своим рукавом. Тут, откуда ни возьмись, взметнулись из-под ног его две змеи в руку толщиной. Глянули они на добрых молодцев, сверкнули глазами зелеными. В тот же миг застыли Степан да Данила на месте, в холодный камень превратились. Захохотал тут Черный Смерч на всю округу, а потом и говорит:
- Так-то вам,  глупые людишки, на самого Черного Смерча меч поднимать. Стойте же теперь здесь, посреди поля безлюдного. Пусть обдувают вас ветры буйные, холодный дождь камень размывает. Никто и не узнает, где искать вас. Так и сгинете на этом самом месте. А о невестах своих и думать забудьте. Не родился еще тот человек, что со мной сразиться сможет. А коли и родился он, так его и в живых уж нет.
Взмахнул он рукой, закружил на месте, а потом превратился в ураган и унесся в неведомую сторону. Лишь смех его по полю разнесся.
 

 ПРО ТО, КАК ВАСИЛИСА И ЛЮБАВА СМЕРТЬ ЧЕРНОГО СМЕРЧА ИСКАЛИ.

     А пока Черный Смерч над землей-матушкой летал, да беды творил, Василиса с Любавой в его дворце томилися. Уж и печалились они, и слезы горькие лили, а все одно: слезами горю не поможешь. Вот и говорит Василиса:
- Что же это мы с тобой, сестрица, все горюем? От слез да от печали нашей, разве что исправится? Давай-ка, лучше, украсим все здесь яркими красками, да цветами диковинными. Чтобы стало здесь все, как в доме у родного батюшки.
- И-то правда, сестричка, - ответила Любава.
Взялась Василиса за нитку с иголкой, да стала вышивать узоры яркие. А Любава песню веселую завела. И так у них работа спориться стала, что скоро весь дворец заиграл разными красками.
А в ту пору воротился домой Черный Смерч. Увидел он, что с его дворцом сталося - пуще прежнего разозлился.
- Ах, вы, негодные! Разве не знаете вы, что не люблю я красоту да веселье?
Топнул он в сердцах ногой, набежали  тучи темные. Топнул другой раз, закружил ветер по комнатам. Всю красоту да веселье из дворца выдул, и следа от них не осталось. Стало все по-прежнему мрачным и унылым. Вздохнули царевны, опечалились. А Черный Смерч продолжал:
- Вышейте-ка мне лучше тучи черные, да взрастите армию чертополоха. А то, как я погляжу, слишком радостно людям жить стало. Пусть затянется небо тучами, да зарастет вся земля репьями и колючками, тогда посмотрим, как они веселиться будут.
- Не бывать этому! – прервала его Василиса. – Никогда не будет на земле-матушке того, о чем ты говоришь. Не станем мы с Любавой помогать тебе.
- Это мы еще посмотрим, - сказал Черный Смерч, зловеще улыбнувшись. – А пока ступайте в свои комнаты, да к свадьбе готовьтесь. Слуги принесут вам наряды подвенечные.
Ничего не сказали девушки, молча в комнату отправились. А когда остались наедине, Любава и говорит:
- Не выйду я замуж за Черного Смерча. Уж лучше умереть, чем его женой стать.
- А потому, Любавушка, бежать нам надобно. Только сначала узнать надо, как Черного Смерча убить можно. Ведь ни мечом, ни кинжалом не сразить его. Знать хитрость здесь какая-то.
- Это ты верно, сестрица, говоришь. Что толку, что убежим мы. Так и будет он лиходей беды людям нести. Кто бы только нам помог?
- Уж и не знаю. А только думаю я, что надобно бы нам перехитрить Черного Смерча.
- Давай, Василиса, притворимся покорными, да любящими. Пусть он подумает, что смирились мы. Станет он разговорчивей. Глядишь, и узнаем, где он смерть свою хранит.
- А для начала надобно нам  отложить нашу свадьбу.                
Только сказали они это, как в комнату их вошла девушка, ужин принесла. Попросили ее Василиса с Любавою передать, что мол, поговорить хотят они с Черным Смерчем. Кивнула девушка и удалилась так же тихо, как и пришла. А через несколько минут вернулась и сказала, что правитель желает, чтобы они пришли для беседы с ним в тронный зал. А сестры к тому времени уже обо всем договорились друг с другом. Принарядились они и отправились на встречу с Черным Смерчем. Удивился правитель, когда увидел девушек в красивых нарядах. Даже голос его стал мягче да ласковей. Не понял он, что на хитрость пошли земные девушки. Спросил он, о чем таком хотели поговорить с ним его невесты. Первой Василиса начала:
- Подумали мы с Любавой. Ведь не каждой девушке оказал ты такую честь, Черный Смерч. Не всякой предложил замуж пойти за тебя. А мы, неблагодарные, еще противимся. Ты уж прости нас неразумных.
Сказала она так и рядом с правителем у ног его присела. Не уразумел хитрости Черный Смерч. Сладкие речи Василисы ум его помутнили. А тут еще и Любавушка молвила:
- Решили мы с Василисою, надо бы нам поближе с тобой познакомиться, узнать, что тебе любо, а что нет. Чтобы жили мы после свадьбы ладно да дружно и во всем бы тебе угодны были.
Еще больше вскружилась голова у правителя.
- Любо слышать мне речи ваши сладкие. Что ж хотите вы мои невесты? Любое желание ваше будет исполнено.
- Отложи свадьбу нашу на несколько дней, чтобы смогли мы получше к ней приготовиться.
- А пока, покажи нам свой дворец, да расскажи о себе, наш возлюбленный.
Согласился Черный Смерч отложить свадьбу ровно на три дня. Сам же стал дворец свой показывать, да рассказывать обо всех своих диковинах. День так прошел, затем другой. Не расстаются с правителем его невесты. Ни одного слова, им сказанного, не пропускают. Все ждут они, не обмолвится ли он о смерти своей. Перестал Черный Смерч об опасности думать, поверил он девушкам. Вот тогда и спросила его Василиса:
- О многих диковинах ты нам рассказал, показал нам весь свой дворец. Не устаем удивляться мы, как велик и могуч ты, Черный Смерч. Вот только об одном мы с Любавой печалимся.
- О чем же, мои милые?
- Волнуемся мы, что вдруг случится что-то с тобой? Останемся мы тогда одни-одинешеньки. Вот если бы могли мы знать, как уберечь тебя от любой беды, были бы мы тогда счастливы.
Рассмеялся он, услышав слова девушек, и  ответил:
- Смешно мне слушать вас, красны девицы. Кто посмеет поднять руку на самого Черного Смерча? А ежели и найдется такой смельчак, так ни за что не найти ему моей смерти, потому и не боюсь я никого. И вам бояться за меня ни к чему.
- А все ж, - не утерпела Любава, - Скажи нам, где прячешь ты свою смерть.
Глянул на нее Черный Смерч с подозрением, да увидев красивые глаза девицы, и думать забыл об опасности.  
- Так и быть, чтоб утешить вас, девицы, расскажу вам о своей тайне. Смерть моя в самой дальней комнате этого дворца хранится, и сокрыта она в рубиновом камне, что в тайной комнате лежит.
- Любую тайную комнату найти можно, - сказала Василиса. – Ты бы понадежней спрятал смерть-то свою.
- Комнату ту не всякий найдет, - отвечал ей правитель. – Скрыта она от взгляда постороннего туманной пеленой. Ну, а ежели  и найдет кто ее, то все одно - погибнет он зажатый в тисках огромной змеи, что неусыпно камень тот охраняет.    
Опечалились красны девицы, что так трудно до смерти Черного Смерча добраться, да виду не показали. А когда расстались они с правителем, то не сговариваясь решили, что не пощадят жизни своей, а комнату ту непременно найдут. В тот же вечер отправились они на поиски. Блуждали они всю ночь, но так ничего и не нашли. И на следующую ночь постигла их неудача. Казалось, все комнаты осмотрели царевны, во все уголки огромного замка заглянули. Но тайной комнаты нигде не было. Времени до свадьбы оставалось совсем мало. Настала третья ночь. И снова отправились девицы на поиски. И опять исходили они все коридоры. Но все безуспешно. Наконец, дошли они до самого края царства Черного Смерча. Видят , стоит невысокая башенка. Дверь в нее плотно закрыта. А ко входу ее даже тропинки нет. Решили девицы:
  - Посмотрим здесь. А уж ежели и тут ничего нет, знать, не судьба нам найти ту самую заветную комнату, что смерть Черного Смерча хранит.
     С трудом открыли Василиса с Любавой деревянную дверь. Вошли они и увидели лестницу, ведущую наверх. Верхние ступеньки ее туманом заволокло. Боязно девушкам, да делать нечего. Стали они подниматься по лестнице. А ступеньки-то старые, деревянные, так и скрипят под ногами. Наконец, поднялись сестры на самый верх и оказались в белом тумане, да таком густом, что друг друга еле видно. Взялись они за руки, чтобы не так страшно было, вперед пошли. А когда из тумана-то вышли, увидели перед собой дверь дубовую. Взялись они за кольцо-то, чтобы дверь ту открыть. Пошел тут стук да звон со всех сторон! И откуда ни возьмись, явился перед ними сам Черный Смерч.
- Ах, вы лгуньи! – крикнул он на девиц. – Добрыми, да любящими прикинулись. Думали меня, Черного Смерча, обмануть? Не выйдет! Теперь ясно мне, зачем вам свадьбу откладывать понадобилось. Так вот, что я вам на это скажу: не хотите замуж за меня выходить, не надо.  Закрою я вас в этой самой башне, будете работать на меня. Ты, Василиса, станешь тучи темные, да ливни проливные вышивать. А ты, Любава, вырастишь мне сорной травы, да столько, чтобы задушила она все посевы людские.
     - Не бывать этому! - ответила Любава. – Что хочешь делай с нами.
     - Ах, так? Что хочешь, значит? Тогда превращу я вас в глупых пичужек, которые без толку чирикают. А чтобы не улетели, посажу вас в клетку.
Сказал так правитель, взмахнул черным рукавом и произнес заклинание на незнакомом для девиц языке. Не успели они и охнуть, как превратились в двух маленьких серых птичек  с розовыми хохолками на голове. Посадил их правитель в золотую клетку. А потом отнес в тронный зал и поставил на окно. Сам же  закружил на месте, превратился в Ураган и унесся на Землю.

КАК АКУЛИНА И ОРЕЛ В ГОСТЯХ У ГРОМА ПОБЫВАЛИ.

А меж тем Акулина Орла-то выходила. Три дня она кормила его одним мясом, да поила водой ключевой. А на четвертый день утром взмахнул Орел крыльями и в небо взмыл. Сделал он круг над горою, назад вернулся.
- Вот теперь, - говорит, - Можно и в путь отправляться. Силы у меня прибыли. Самое время в царство Черного Смерча лететь. Садись мне на спину. Да смотри, крепче держись. А если холодно тебе станет, укройся в моих перьях, сразу согреешься.
Сказано-сделано, села девушка  Орлу на спину, в густые перья его зарылась, и отправились они в дальний путь.
     Долго ли коротко ли они летели. Слышит Акулина, гром гремит, да так сильно, что уши закладывает.
- Что это? – спрашивает она у Орла. – Откуда гром среди ясного неба?
- Это  мы ко дворцу Великого Грома приближаемся. Видно спит он, после грозы отдыхает.
- Разве нам к нему надобно? – удивилась царевна.
- Придется навестить его. Было время, помог он мне, из беды выручил. Надо бы поблагодарить.
Скоро прилетели они к замку Грома. А замок-то у него был не простой – весь из пушистых облаков сделан. Здесь-то  и почивал великан. Раскинув руки и ноги, крепко спал он на своей воздушной кровати. Подлетел Орел к самому его уху, да как крикнет во всю мочь:
- Эй, братец Гром, просыпайся! Время гостей принимать.
Заворочался великан, глаза открыл, брови недовольно сдвинул. Потом посмотрел он по сторонам, желая узнать, кто бы его будить вздумал. Но когда Орла увидел, обрадовался.
- Ты ли это, братец Иван? Жив-здоров, как и прежде. Давненько не виделись. Где пропадал ? А с тобою кто? Кто это в перьях твоих прячется, один нос любопытный торчит?
- Это спасительница моя, Акулина. Если бы не она, не видать бы нам с тобой друг друга. Приковал меня Черный Смерч в пещере, заклятье наложил. Еще бы день-другой и конец бы мне пришел. Но, слава Богу, Акулинушка пришла, спасла меня, выкормила, выходила.
- Опять Черный Смерч беды творит? Нет на него никакой управы. Вообразил, видишь ли, себя повелителем неба и земли.  Надоело мне смотреть, как бесчинствует он. Решил я однажды, как старший брат с ним поговорить. Как он узнал об этом, песком придорожным обернулся – и нет его. А то еще змеей скользкой в песках спрячется. Уж и не знаю, найдется ли на него управа-то?
- Найдется, Громушка, - ответила Акулина.
Увидела она, что Великий Гром не такой уж и страшный, а совсем даже наоборот, да и выбралась из своего укрытия.
- И кто же это? Уж не ты ли, пичужка?
- Я, - смело ответила девушка.
Рассмеялся великан, да так громко, что Акулину ветром сдуло. Хорошо еще, что дворец у Грома весь из мягких облаков сделан был, не ушиблась.
-  Напрасно ты смеешься, - осердилась она, вставая на ноги. – Лучше подсказал бы, в той ли стороне ищем мы Черного Смерча?
- Прости, лапушка, что обидел тебя, - отвечал великан. – Многие уж искали моего брата, кто-то и находил. Но никто еще живым назад не вернулся. Вот и вам не советую, отправляйтесь назад.
- Нет нам дороги назад, братец Гром, - ответил Орел. – А Акулина правду говорит, никак не найдем мы его царство. Может, забыл я за семь лет дорогу к нему?
- Да не ты дорогу позабыл, это Черный Смерч новую хитрость придумал. Царство его теперь на месте не стоит. Вместе с черной тучей плывет оно по небу. И потому найти его простому люду не мыслимо. Но есть у меня одна вещица, которая отыскать его поможет. Вижу я, не отступитесь вы от дела своего, а потому помогу вам. Только вот в царство Черного Смерча придется вам порознь добираться. Ты, Акулинушка, одна пойдешь. А друг твой, Иван-царевич, позже прилетит. Надобно тебе, братец Иван, слетать к горе-великанше. Там, на самой вершине ее, под плитой тяжелой, найдешь ты меч- кладенец. Возьмешь его, да назад лети, Акулине своей помогать. Не забоишься ли, девица, одна отправиться к самому Черному Смерчу?
- Не забоюсь, Громушка.
 Достал тогда Гром из своего огромного кармана разноцветный шарик. Положил он его на ладонь, а потом дунул изо всех сил. Покатился шарик, и развернулась из него дорожка разноцветная. Согнулась она мостиком – радуга получилась. Смотрят Орел с Акулиною, дивятся. А Гром и говорит:
- Ты теперь прямехонько по радуге шагай, да смотри, не медли. А то она у меня девица капризная. На одном месте стоять не любит. Одним концом она теперь в моем царстве стоит, другим в царство Черного Смерча упирается.
Поблагодарили Орел и Акулина братца Грома, да каждый своим путем-дорогою отправились. Акулина по радуге в царство Черного Смерча пошла, а Орел к горе-великанше за мечом кладенцом полетел.

КАК АКУЛИНА И ИВАН-ЦАРЕВИЧ ЧЕРНОГО СМЕРЧА ОДОЛЕЛИ.

     Долго ли коротко ли шла Акулина, про то нам не ведомо.  А через какое-то время привела ее радуга к огромной грозовой туче. Только ступила она на  нее, как радуга опять свернулась в разноцветный шарик и исчезла.
     Глядит девица, стоит на  туче мрачный черный дворец. Окна в нем туманом заволокло, а у двери змеи-охранники на хвостах стоят, извиваются. Остановилась Акулина, призадумалась, как ей через охрану пройти незамеченной. Вспомнила тут она про волшебный платочек, что Старушка-Ведунья ей подарила. Достала она его из кармашка, махнула в левую сторону и стала невидимой. Проскользнула девица мимо охранников, никто и не заметил.
     Зашла Акулина и не знает, куда дальше идти, где сестер своих искать? А Черного Смерча в ту пору дома не было, летал он по своим злым делам. Пошла она туда, куда сердечко позвало, и пришла в тронный зал. Смотрит, нет никого, только на окне золотая клетка стоит. А в ней две птички-невелички сидят. Увидели они ее, обрадовались, зачирикали, крылышками забили. Пожалела их девушка, открыла клетку, выпустила на волю. А птички-то не улетают, вокруг Акулины вьются, щебечут, за собой зовут. Удивилась она, за ними вслед пошла.
Привели ее птички к старой башенке, да к той заветной двери, за которой смерть Черного Смерча хранится. Только взялась она за кольцо, чтобы дверь-то открыть, пошел тут шум да звон по всему замку. Испугалась девица. А птички не унимаются, торопят ее, дальше идти зовут. Набралась Акулина смелости, дернула со всей силы за кольцо и открыла дверь в комнату. Вошла она и видит, стоит посреди комнаты ларец, драгоценными каменьями украшенный. А вокруг того ларца огромная змея кольцом свернулась. Увидела она гостью непрошеную, подняла голову, зашипела, глаза красным огнем зажглись, из пасти два зуба ядовитых, будто два кинжала торчат. Поползла она прямо к Акулине. В ужасе попятилась девица назад. А Змея все ближе приближается. Вот уж и отступать некуда, стена позади. Поднялась тут Змея на хвосте, капюшон свой раскрыла. Вот-вот проглотит девушку. А птички вокруг Змеи вьются, в глаза клюют. Только она и не замечает их. Зажмурилась Акулина.
- Ну, - думает, - Видно, смерть моя пришла.
Вдруг разбилось окно, и в комнату Орел влетел, а в лапах его меч-кладенец зажат. Разжал он когти, меч в пол по самую рукоятку воткнулся. Стали тут Орел со Змеей биться не на жизнь, а на смерть. Обвила она его кольцами, стала душить. А Орел не сдается, клюет ее острым клювом. Наконец, изловчился он, клюнул Змею прямо в голову. Тут ей и конец пришел. В тот же самый миг стукнулся Орел об пол и обернулся добрым молодцем статным да пригожим. Подошел он к Акулине и говорит:
- Ну, Акулинушка, душа моя, знала ты меня в облике Орла. Погляди ж теперь на меня добра молодца.
Глянула она на него, вспыхнули румянцем ее щеки. Тут вдруг налетел ветер, закружил по комнате. Смотрят Акулина с Иваном-царевичем, а это Черный Смерч домой пожаловал. Увидел он, что его Змею победили, почернел от злости и молвил:
- Одолел таки ты мою Змею, Иван-царевич? Но рано радуешься, человечишко. Сразись-ка теперь со мной, непобедимым Черным Смерчем!
- Что ж, - ответил Иван-царевич. - Двум смертям не бывать, а одной не миновать, да только рано ты, Черный Смерч победу празднуешь. Попробуй-ка сначала на вкус мой меч-кладенец.
Сказал так Иван-царевич, ухватился за рукоятку, выдернул меч из пола и стал со злодеем биться. А Черный Смерч обернулся пыльным ураганом. Кружит он вокруг молодца, глаза песком засыпает. Взмахнул Иван своим мечом раз, другой, третий, да все без толку. Проходит меч сквозь песок. А Смерч-то над царевичем потешается. Радуется он, что не может Иван-царевич его одолеть. Бьются они час, бьются другой, а конца битвы и не видно.
А пока Иван-царевич с Черным Смерчем бился, Акулина к ларцу подошла, взялась за кольцо,  с трудом подняла тяжелую крышку. Озарилась тут комната красным светом. Зажмурилась девушка. А когда глаза открыла, увидела на дне ларца красивый рубиновый камень, сияющий красным светом. Взяла она его в руки, залюбовалась. Так и переливается он на свету. А птички вокруг нее вьются, щебечут, из рук тот камень выбивают. Поняла тут Акулина, что не простой это камень.
- Так вот что Змея охраняла, – догадалась она. – Видно в камне этом смерть Черного Смерча хранится.
Подняла она камень высоко над головой, да и бросила со всего размаху об пол. Ударился он, на мелкие осколки разбился.
Взревел тут Черный Смерч, и в тот же миг принял он облик человеческий. Не растерялся Иван, взмахнул мечом и убил злодея одним ударом богатырским.
- Вот и нет больше непобедимого Черного Смерча, - сказал царевич, утирая пот со лба. – Выполнил я наказ отцовский.
А потом подошел к Акулине, взял ее за белы рученьки, посмотрел в глаза ее  голубые и молвил:
- Без тебя, Акулинушка, не одолеть бы мне злодея. Видно не зря свела нас с тобой судьба. Полюбил я тебя, краса-девица. Не мила мне теперь жизнь без тебя. Что ж, молчишь ты, скажи люб ли я тебе?
- Давно полюбился ты мне, Иванушка, душой чистой, за сердцем благородным.
      Обнял ее добрый молодец. Вдруг услышали они шелест крыльев. Обернулись и видят: легкий ветерок пронесся по комнате, закружил двух маленьких птичек, что Акулине помогали. А через мгновение вместо них явились перед взором Ивана да Акулины две девушки – Василиса и Любава.
- Так значит, это вовсе не птички были, а вы, мои милые сестрички? - обрадовалась Акулина. – А я-то думаю-гадаю, откуда в таком мрачном дворце птички появились?
Бросилась Акулина обнимать своих сестер. И плачут они от счастья и смеются. Да только не успели девицы от таких чудес в себя прийти, как вдруг раздался гром, сверкнула молния. Явились перед царевнами и Иваном Раскатистый Гром с Ясной Молнией.
- Ай да герои! Ай да молодцы! – загремел Гром. – Победили таки Смерча лиходея, освободили Землю-матушку.
- Спасибо тебе, Громушко, - молвила Акулина. – Ежели бы не ты, не сыскать бы мне сестер своих, не найти Черного Смерча.
- Да, будет тебе, девица. Смелости твоей любому молодцу поучиться бы. Не забоялась одна в царство смерчево прийти. А теперь, поглядите, какой сюрприз моя сестрица для вас приготовила.
Откинула тут Ясная Молния свой серебряный плащ. Вышли оттуда Степан да Данила живые и невредимые.
- Кончились чары смерчевы. Все встало на свои места, - сказала Ясная Молния. – И вам пора на Землю возвращаться. Ну, братец Гром, доставай свою непоседу радугу.
Как и в прошлый раз, достал Раскатистый Гром из своего большого кармана разноцветный шарик. А потом дунул на него изо всех сил. Покатился шарик, и развернулась из него семицветная радуга.
- Вот и дорога к дому родному перед вами. Шагайте смелее.
Поблагодарили царевны с царевичами Грома и Молнию и в обратный путь пустились. Долго ли коротко ли они шли. А только дорога домой им короткой показалась. Скоро пришли они к родному дворцу. Вошли  и видят, царь-батюшка в печали сидит, горюет по дочерям своим. Увидал он их живыми-здоровыми, обрадовался. А потом и говорит:
- Ну, спасибо вам, Степан да Данила, что дочерей моих домой вернули.
- Да не нас благодари, царь-батюшка, это Иван-царевич всех спас.
- Ишь ты!  А ты, откуда взялся, Иван-царевич?
- Долгая это история. Только одно скажу, без Акулины твоей, царь, не сладить бы мне с Черным Смерчем.
- Что ж, Иван, благодарствую тебе за дочерей своих. Проси чего хочешь. Любое желание твое исполню.
- Одно у меня желание – отдай мне в жены свою дочь Акулинушку.
Посмотрел царь на Ивана, потом на Акулину и спрашивает.
- Что скажешь, дочь моя младшая? Люб ли тебе этот добрый молодец?
- Люб, батюшка. Ой, как люб! – ответила девушка да залилась румянцем.
- Ну, что ж тут сказать? – махнул рукой царь. – Быть по сему. Хотел я две свадьбы праздновать, да видно три придется! Вот только, доченьки мои, потрудиться прежде надобно. Пока вас не было, разорил нас Черный Смерч. От красоты былой ничего не осталося. Глянули царевны, и правда, серо да уныло стало в их царстве государстве.  Принялись они за дело, Василиса шить-вышивать, а Любава песни петь. И скоро стало все вокруг лучше прежнего. Вот тогда и говорит им отец:
- Вот теперь, дочери мои любимые, веселым пирком, да за свадебку!
Сыграли они свадьбу, какой еще никто не видывал. Народу на нее съехалось видимо-невидимо. И Гром Раскатистый со своей сестрою Ясной Молнией там были. И Старушку-Ведунью позвать не забыли.  Три дня праздновали они свадьбу. А после зажили долго и счастливо.
 

 Гидроизоляция стен подвалов. Все способы гидроизоляции подвала.
 

 

 

главная страница

содержание

следующая сказка

Рейтинг@Mail.ru