Уэйкфилд

 

главная страница           содержание           следующая глава

Ляпики и Злохвосты

Автор С. А. Уэйкфилд в переводе О. Водопьянова  рисунки Г. Андросова

История пятая.
ВОЗДУХ НАПРУЖИНИЛСЯ

поиск  >>>>

   
       

народные сказки

мифы и легенды

сказки русских и советских писателей

сказки зарубежных писателей

народное творчество

послушать сказки

е-книги

игротека

кинозал

загадки

статьи

литература 1-11 класс

карта сайта

 

 

 
ляпики и злохвосты- Королевское Угощение отменяется до хорошей погоды, - прошептал Вилли, подобравшись поближе к банкам, в которых сидели его друзья, - Сегодня вам не придется работать. Вы сидите тихо, а я пойду к Динглу. Вдруг ему удалось позвенеть в свой колокольчик?
Ползком, чтоб его не заметили, Вилли двинулся к банке Дингла. В принципе, он мог бы идти в полный рост - никто бы его не увидел. Все Злохвосты попрятались, как могли. Король сидел в машине и для пущей безопасности протиснулся под сидение. Чанк натянул свою крышу до самого носа. Дождехвост, как всегда, храпел под ванной. Остальные скрывались под кастрюлями, чайниками, кусочками жести, старыми матрацами и корзинками. Все они ждали дождя, который никак не начинался.
  - Ничего не выходит, - печально сообщил Дингл, - я стараюсь изо всех сил. И знаешь, Вилли, мне кажется я потерял свой колокольчик.
  - Может, ты его где-нибудь обронил? - спросил Вилли. - Расскажи, как он выглядит. Я пойду и найду его.
Но Дингл этого не знал. Не знали и остальные Ляпики. Некоторые из них считали что в голове у Дингла есть особенная коробочка с подвешенным на ниточке колокольчиком. И этот колокольчик звенит каждый раз, когда в коробочку запрыгивает хорошая идея. Но никто не мог сказать наверняка, так ли это.
  - Ничего, - подбодрил друзей Вилли, - я пойду к пчелам. Они хорошие. Они знают каждый цветок и каждую травинку. Они обязательно помогут.
Вилли шел по склону печальный и озабоченный. Он все думал и думал, как помочь друзьям, и совсем не замечал, как все вокруг радуется чудесному весеннему дню. Небо засверкало голубизной, ласковый ветерок зашевелил листву деревьев, а на зеленых полянках расправились на солнышке удивительные цветы. В воздухе, в траве и в теплых лужицах ожили тысячи насекомых: мухи, бабочки, жуки, кузнечики, водомерки - все это летало, прыгало, скользило, жужжало и стрекотало. И все они были заняты своими маленькими насекомыми делами - не менее важными, чем все прочие большие дела.
Друзья всегда помогают друг другу. Даже если они совсем маленькие. И вскоре вокруг Вилли собралась целая армия пчел, муравьем, лягушек и птичек. Вместе они осмотрели каждую кочку, заглянули под каждый листочек. Но нигде не нашлось ничего, что могло бы быть колокольчиком Дингла.
После долгих безуспешных поисков Вилли вернулся на свалку.
  - Буш слишком большой, а я даже не знаю как выглядит этот колокольчик, - сказал он, присаживаясь на край старого пружинного матраца.
Матрац тихо скрипнул. В его утробе зашевелились пружины, и одна из них, прорвав рядом с Ляпиком прогнившую ткань, высунулась наружу и медленно закачалась в воздухе. Вилли сперва не обратил на нее внимания, но потом залез на нее и стал качаться вместе с ней. Думать так было гораздо удобнее.
  - Я сейчас на свободе. - думал он, - а остальные сидят в банках. Вот в чем дело. Они не смогут выбраться сами, а я слишком слабый, чтобы помочь им. Кроме того, Дингл потерял свой колокольчик, и мы его не нашли... Если я не помогу им убежать, их заставят делать всю грязную работу для Королевского Угощения. А это серьезно. Все это очень серьезно...

Тут прямо над его головой раздался громкий хохот: "Ха-ха-ха! Хо-хо-хо!". Вилли посмотрел вверх - из зеленой листвы торчала взъерошенная голова попугая Кукабуры: "Ха-ха-ха! Хо-хо-хо!".
  - Добрый день! Что ты тут делаешь? - Кукабура перестал смеяться, но завертел головой так, что кончик клюва торчал то вверх, то вниз.
  - Я думаю о серьезных вещах, - задумчиво ответил Вилли.
  - Думаешь? Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! - Кукабура захохотал так, что Вилли посмотрел на него с опаской. - Не занимайся ерундой. От думания мозги только портятся, особенно у тех, кто не летает. Потому что, когда летишь, думать некогда. Да, вон посмотри на Злохвостов: как ты считаешь, о чем они думают, прячась под кастрюлями в такой чудесный день?
  - Они думают, что идет дождь, - ответил Вилли.
  - Дождь?! Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! Прямо сейчас идет дождь?! Да в такой чудесный день просто счастье - оказаться птицей. Все прямо кипит жизнью. Даже воздух - и тот напружинился!
  - Точно! Напружинился! - неожиданно воскликнул Вилли.
  - Что такое? - удивился Кукабура. - Я просто сказал, что воздух напружинился. Разве ты не чувствуешь? Меня прямо-таки распирает, когда я его вдыхаю.
Но Вилли уже не обращал никакого внимания на Кукабуру. Он прыгал вокруг матраца и кричал:
  - Ура! Пружины в воздухе! Как кузнечики! Кукабура, у тебя сильный клюв. Быстрее! Помоги мне.
И Вилли принялся делать то, что еще никогда не делал ни один Ляпик. Он стал выдергивать из матраца старые ржавые пружины.
  - Весь Буш сошел с ума, - буркнул Кукабура. Но, будучи от рождения птицей отзывчивой и дружелюбной, он слетел с ветки вниз. Вместе они быстро ободрали с матраца обивку, и вскоре возле деревянного каркаса лежала груда упругих железных спиралек.
За работой друзья совсем забыли про Злохвостов. И вспомнили о них только тогда, когда за мусорными кучами раздались истошные вопли и шумное фырканье. Над обиталищем Злохвостов быстро росло темное облачко дыма.
  - Кукабура! Неужели они подожгли Буш? - испуганно произнес Вилли.

Но это горел вовсе не Буш. Это горела Крыша Чанка. Он так разозлился в ожидании дождя, которого все не было и не было, что его раскалившиеся уши подожгли соломенную шляпу.
Увидев, что его Крыша гибнет, Чанк разозлился еще больше, а шляпа от этого вспыхнула еще сильнее. Остальные Злохвосты собрались вокруг него и надавали целую кучу полезнейших советов. Никто из них не двинулся с места, чтобы действительно потушить огонь.
  - Рядом с тобой уютно, как возле печки - сказал Снорг.
  - Вот только трубы не хватает, - добавил Глоб.
  - Постой спокойно минут десять, - зафыркали носами остальные. - Мы принесем сковородку и испечем блины.

Но Чанк совсем потерял голову от страха. Он заметался из стороны в сторону, и все Злохвоты бросились врассыпную. Попасть под горящего Чанка никому не хотелось. Не разбирая дороги, Чанк с размаху налетел на Королевскую Машину. "Бум!" - загудело железо. Из разбитого бокового окошка высунулась разъяренная физиономия Короля.
  - Какой болван бегает с огнем вокруг моей Машины! - гневно зарычал Король Злохвост. - Сядьте ему на голову!
Злохвосты с сомнением посмотрели на Чанка. Судя по всему голова у него была очень горячая.
  - Но мы не можем... - заговорили они.
  - Нет, можете! - властно перебил их Король. - Раз у него есть голова, значит на нее можно сесть! И без разговоров!
  - Но мы же сгорим!
  - Это меня не касается. Если сейчас же ему не сядут на голову, я отменю День Рождения. И не будет никакого Королевского Угощения.
Перспектива остаться без Угощения напугала всех гораздо сильнее, чем властный рев Короля. Со всех ног Злохвосты поспешили к Ляпикам и вытряхнули их из банок.
Оказавшись на воле, Ляпики страшно обрадовались. А разобравшись в чем дело, тут же устроили грандиозное Пожарное Представление.
Первым делом они уронили Чанка на землю, сунув ему под ноги большую палку. Соломенная шляпа к этому времени уже почти вся сгорела. Но, к всеобщему удивлению, огонь запылал еще сильнее. Сухая трава вокруг головы Чанка задымила, огонь перескочил на нее, а потом на большой старый чемодан. Пожар получился совсем как настоящий. А шуму - еще больше.

Почерневшие от дыма Злохвосты натыкались друг на друга, разбивая носы и отдавливая хвосты. Выл Чанк над остатками своей Крыши. Гудел огонь. Верещал окончательно рассвирепевший Король. От всего этого получилось гораздо больше дыма, искр и беготни, чем вначале, когда Ляпики еще сидели в банках.
Наконец Король рявкнул с такой силой, что все разом остановились:
  - Ша! От этих Ляпиков никакой пользы! Засуньте их обратно в банки! Да так, чтобы они оттуда даже не высовывались.
Приказ прозвучал достаточно убедительно. Злохвосты бросили свои пожарные дела и взялись за Ляпиков. Но вот что удивительно: вместо того, чтобы упаковываться и не высовываться, Ляпики вдруг стали выскакивать из банок, словно на пружинках. И чем сильнее запихивали их Злохвосты, тем выше взлетали они над свалкой. Это обстоятельство поразило всех, за исключением Вилли и Кукабуры, притаившихся за соседней кучей. 

Потому что именно они во время всеобщей суматохи засунули в каждую банку по пружине от матраца. И теперь каждый Ляпик, держась руками и ногами за такую пружину, упав на землю, снова взлетал вверх.

  -Вжик! Вжик! Вжик! - словно маленькие кенгурята запрыгали Ляпики вокруг остолбеневших Злохвостов. Пружины так и мелькали в воздухе. Из-за мусорной кучи на своей пружине выскочил Вилли и запрыгал рядом с друзьями.

  - Мы просим прощенья ... Вжик! - крикнул он сверху. - Но мы никак не можем... Вжик!Вжик! ...остаться на Угощение! Вжик! Вы же видите какая сегодня погода! Даже воздух напружинился! Вжик!Вжик!
И Вилли запрыгал вниз по склону, догоняя своих друзей, рассыпавшихся по тропинке как пригоршня веселых кузнечиков

 

<<< назад     далее >>>

 

 

   
 
     
     
     

 

главная страница

содержание

следующая глава

Рейтинг@Mail.ru