Водопьянов Олег

главная страница           содержание            следующая глава

     
   

Глава пятая

ВЕЛИКОЕ НАШЕСТВИЕ

   

Настоящие злохвосты совершенно равнодушны к чужим неприятностям. И когда Шибзик начал рассказывать про то, как его обидели, по второму разу, большинство злохвостов его уже не слушали. Кто-то разглядывал свою кисточку, кто-то думал о своем. Бэ-Бэ не думал вовсе. Большим Боссом он стал давно, и, как это часто бывает даже среди нас – людей, он совсем отвык что-либо делать своими руками и думать своей головой. Его скучающий взор, блуждая по комнате, случайно наткнулся на Магната. Тот сделал ему знак и кивнул в сторону кухни – мол, дело есть.

– Затихни, – повернулся Бэ-Бэ к Шибзику. Тот затих.

– Никому не расходиться, – приказал Бэ-Бэ остальным злохвостам. – С новенького глаз не спускать! Я щас…

Вразвалочку, но быстро, Бэ-Бэ подошел к Магнату, и они вместе скрылись на кухне.

 

Вы уже поняли, что в этой Семье у злохвоста по имени Магнат было особенное положение. Он жил на кухне в шкафчике под кухонной мойкой возле мусорного ведра, но его жилище вовсе не походило на кучу мусора, как у остальных злохвостов. На полу в его логове лежал коврик, а вдоль стенки стояли в ряд стеклянные трехлитровые банки. Там было много всякого – и вкусного, и ценного, и престижного. Про эти сокровища знали все, но мало кто их видел – местных к себе в дом Магнат не пускал.

Бэ-Бэ относился к Магнату с уважением.

Во-первых, потому что Магнат был единственным в Семье, кто умел думать собственной головой. Он часто давал Бэ-Бэ дельные советы, которые Бэ-Бэ выдавал потом за свои собственные идеи. Магнат не возражал.

Во-вторых, каждый раз, проснувшись после очередной спячки, Бэ-Бэ первым делом шел к Магнату, вежливо стучался и спрашивал:

– Магнат, я тут в последнее время ничего не терял?

– Сейчас посмотрю, – отзывался Магнат и выносил наружу что-нибудь «этакое». – Может быть, вот это?

– Точно, это, – уверенно говорил Бэ-Бэ. – А больше ничего?

– Денька через два приходи, – отвечал Магнат. – Может, что и найдется…

 

О чем говорили на кухне Бэ-Бэ и Магнат, никто из злохвостов не слышал. Но когда Бэ-Бэ вернулся в комнату, его уши были зелеными. Он подошел к Шибзику, погладил его по голове и сказал:

– Злохвосты! Наш маленький брат принес нам добрую весть. Он видел Большую Кучу, и он знает, как до нее дойти.

Заскучавшие злохвосты тут же ожили и зашевелились. Большая Куча была мечтой всех и каждого из них.

– Братья! – продолжил свою речь Бэ-Бэ. – Мы долго, славно и сытно пожили здесь. Но нам стало тесно, а еды стало мало. Нас ждет впереди новый дом и новые возможности для наших потребностей. (Эту фразу ему подсказал Магнат.) Сегодня мы пойдем туда, куда еще не ступала нога злохвоста. Я объявляю Великое Переселение! Мы идем к нашей Куче!

– Ух, ты! Эгей! Ого! До Кучи! – раздалось среди злохвостов.

В любой другой день никто из них не обрадовался бы дальнему путешествию, да еще и на ночь глядя. Но сегодня в животах у них было совсем-совсем пусто. А на голодный желудок не спится даже злохвостам. К тому же для злохвостов слово «наше» всегда означает «мое». Всем им очень хотелось первыми добраться до заветной Кучи и первыми наложить на нее свою лапу.

 

Сборы были недолгими. Все личное имущество злохвосты навесили на себя и выстроились перед входными дверями в походную колонну.

Впереди колонны стояли разведчики. Их задачей было распугивать всякую подъездную мелочь и следить за тем, чтобы навстречу не попалась какая-нибудь другая Семья. Все помнили случай, как однажды в подъезде встретились две переезжающие семьи злохвостов и обе чуть не умерли от голода. Никто не хотел уступать дорогу, а затевать межсемейную драку было боязно. Мало ли чем она закончится…

За разведчиками в окружении свиты сидел на походном троне Бэ-Бэ. Своими ногами в походы он не ходил. Ногами он тоже пользовался чужими. Позади него, нагруженные по самые уши, толпились остальные злохвосты.

Некоторых злохвостов очень интересовало, куда денет свои сокровища Магнат. Не потащит же он на себе все свои банки? К их удивлению Магната вообще не было видно. «Наелся, наверное, и спит», – с завистью подумали они. Но когда под утро злохвосты добрались до новой квартиры, Магнат оказался уже там – причем, со всеми своими банками.

Дверь в подъезд открылась. Бэ-Бэ махнул рукой. Великое Переселение началось.

 

Этим утром, устав после вчерашней морской войнушки, Дилли спал очень крепко и все еще смотрел свой сон. Он катался на кашалоте, когда его разбудил Сим.

– Тихо! Не вставай, – прошептал Сим. – Кажется, у нас серьезные неприятности. Смотри!

Дилли заглянул за край компьютерного стола, на котором они с Симом провели эту ночь. Внизу творилось что-то ужасное. По всей комнате бродили длинноухие зеленые существа, как близнецы похожие на того, которого они напугали позавчера. Но эти были гораздо больше, и их было много. Одни из них рылись в игрушках, разбрасывая их как попало. Хвосты других торчали из шкафов и ящиков, и оттуда прямо на пол вылетали маечки, кепочки и носочки. Третьи гонялись по комнате за испуганными ляпиками, хватали их и тащили к кровати. Там, в гнезде из скомканного одеяла, сидело особенно крупное существо с ожерельем из бельевых прищепок на толстой шее.

– Злохвосты! – тихо произнес Сим.

– Их так много! И они такие большие! – шепотом ответил ему Дилли.

– Надо спасать наших, – уверенно сказал Сим. – Попробуй что-нибудь придумать. Позвени бубенчиком.

– Я попробую, – ответил Дилли и сосредоточился. «Дилли-дили-дилли…» – поплыл по комнате тихий звон.

– Ага! – раздалось совсем рядом. – Вон там еще двое! Тащите их сюда.

Из-за края стола показались два красных уха, а за ними – весь злохвост с сачком для бабочек в руке.

Теперь надо было спасать уже всех.

 

Когда Дилли и Сима подвели к кровати, оказалось, что они были последними. Остальных ляпиков уже переловили. Они стояли под охраной прихвостней в окружении других злохвостов и не ждали от них ничего хорошего.

Бэ-Бэ спрыгнул на пол и подошел к ляпикам.

– Я – Большой Босс, – сказал он. – Я большой. Поэтому я буду приказывать. А вы – маленькие. Поэтому вы будете меня слушаться. Всем понятно?

– Мы Вас слушаем, – произнес Чок. Он стоял чуть впереди своих друзей и смотрел на Бэ-Бэ, не опуская головы.

Бэ-Бэ не уловил разницы в словах.

– Это хорошо, что вы такие послушные, – продолжил он. – Тогда договоримся по-хорошему.

Он набрал в живот побольше воздуха, напряг уши и гаркнул на всю комнату:

– ГДЕ МОЯ КУЧА!

– Вашей кучи здесь нет, – негромко ответил ему Чок. – А та куча, которая здесь была, никогда не была Вашей.

– Ах, так?! – уши Бэ-Бэ напряглись еще больше. – Не хочешь по-хорошему, поговорим по-нашему. Эй, кто-нибудь, сядьте ему на голову!

Все злохвосты за исключением Шибзика сделали шаг вперед.

– Ребята, – раздался среди ляпиков голос Сима, – поодиночке они нас всех сплющат. Держитесь крепче друг за друга. Как в прошлый раз.

Чок отступил к своим, и все они крепко взялись за руки, тесно прижавшись друг к дружке. Больше всего они стали теперь похожи на пирог «Дружная семейка», который иногда пекла моя бабушка.

Злохвосты попытались оторвать Чока от остальных ляпиков, но у них ничего не вышло. Пирог получился очень дружным.

– Ах, так…, – начал было Бэ-Бэ, но вдруг зевнул и пробормотал:

– Ладно. Завтра с ними разберемся. Сейчас есть дела и поважней.

После долгого ночного перехода больше всего на свете ему хотелось сейчас спать. А перед этим – хорошенько покушать.

– Накройте их чем-нибудь, чтобы не разбежались.

Несколько злохвостов притащили с другого конца комнаты большую пластмассовую корзину из-под кубиков. Они перевернули ее вверх дном и накрыли ею ляпиков так, что те оказались как бы в домике с решеткой. На крышу домика уселись два злохвоста, которым Бэ-Бэ прицепил на хвосты по прищепке. Остальные злохвосты стали разбредаться по комнате в поисках, чего бы поесть и где бы поспать, а Большой Босс пошел на свою новую кухню. Следом за ним потянулась его Свита.

 

Кухня Бэ-Бэ очень понравилась. Особенно – духовка с удобными глубокими противнями и лампочкой для внутреннего освещения.

Осмотрев новое жилище, Бэ-Бэ подошел к шкафчику под кухонной мойкой и постучал в дверцу.

– Эй, Магнат! Ты уже там? – позвал он.

– Я уже здесь, – отозвался Магнат.

– Послушай, Магнат, – зевая и потягиваясь, обратился к нему Бэ-Бэ, – я тут в последнее время ничего не терял? Этакого вкусненького…?

Дверца приоткрылась. Магнат протянул Бэ-Бэ большую и толстую книгу.

– Возьми пока это. На неделю хватит.

На книге было написано «О вкусной и здоровой пище».

– То, что надо! – обрадовался Бэ-Бэ и поволок книгу к себе в духовку – кормить себя и прикармливать своих прихвостней.

 

Прошло несколько часов. За окошком уже смеркалось, и в квартире становилось все темнее и тише. В прихожей злохвосты нашли целую пачку старых журналов с вкусными картинками и целый мешок кухонного мусора, приготовленный на выброс. Они притащили все это в детскую комнату и устроили пиршество по случаю переезда. Конечно, этот новый дом оказался не таким, как они ожидали. Здесь было слишком чисто и не по-злохвостовски уютно. Но они знали, что это ненадолго. Ведь там, где селятся злохвосты, всегда появляется мусор. А там, где есть мусор, всегда появляются злохвосты. Сытые и довольные они засыпали один за другим. Еще через час в квартире спали все, кроме ляпиков.

 

Пока злохвосты справляли новоселье, ляпики сидели под корзиной и вели себя очень тихо. Иногда, оторвавшись от праздничного стола, к корзине подходил кто-нибудь из пирующих. Они дразнились, показывали языки и совали пальцы сквозь решетку. Ляпики на них не реагировали. Последним возле корзины появился их старый знакомый Шибзик. Он

остановился шагах в четырех, попереминался с ноги на ногу, словно хотел что-то сказать, потом вздохнул и ушел в темноту, понурив голову.

Когда совсем стемнело, у корзины бесшумно возник Степан.

– Мяу…, – тихо и виновато сказал он.

– Осторожно, – прошептал ему Сим. – У нас на крыше сторожа сидят.

– Они спят, – чуть громче сказал Степан. Он пошевелил ушами и добавил. – Они все спят.

Затем он прижал уши к голове и произнес чуть слышно:

– Ребята, извините меня, пожалуйста…

– За что? – удивился Сим.

– Я струсил. Я убежал…

– Ерунда! – прозвучал в сумраке голос Чока. – Просто ты еще маленький. Вот вырастешь, станешь большим котом, тогда тебя даже я бояться буду.

– Тебе никогда не надо будет меня бояться, – уверенно ответил ему Степан. – И всем ляпикам – тоже. Как мне помочь вам выбраться отсюда?

– Пока не знаю, – сказал Чок. – Думать надо.

Он повернулся к остальным ляпикам:

– Ребята, думаем все вместе!

На несколько минут под корзиной воцарилась напряженная тишина.

– Ну, как? – чуть погодя спросил Чок. – Кто-нибудь придумал?

– Я давно уже придумал, – отозвался Сим. – Но я не уверен, что вам это понравится.

– Рассказывай, – сказал ему Чок. – Потом разберемся.

Сим рассказал.

Он напомнил ляпикам, как в первый день их знакомства со злохвостами Шибзик сел на Дилли и сплющил его в тоненькую лепешку. Если бы между полом и корзиной была бы щель, то такую лепешку можно было бы просунуть снизу. Но щелей под их корзиной не было.

– Раз ляпика можно сплющить в лепешку, то, значит, можно и раскатать в колбаску, – объяснял друзьям Сим, – а потом просунуть колбаску сквозь решетку, как это делали злохвосты своими толстыми пальцами. Я не говорил вам об этом потому, что не знал, как слепить обратно того, кто первым окажется снаружи. Зато теперь у нас есть Степан. Но… мы никогда раньше не делали такое друг с другом.

Это была правда. Ляпикам доводилось лепить своих друзей, возвращая им привычную форму. Например, когда кто-нибудь из них слишком сильно шлепался, спрыгнув со стола, или слишком долго висел на турнике. Но лепить наоборот и делать из друга что-то другое – такое даже в голову никому не приходило. Зачем переделывать то, что и так хорошо?

– Похоже, что это – единственный выход, – произнес Чок и повернулся к Степану. – Ты можешь слепить ляпика обратно?

– Конечно, – уверенно ответил Степан. – Я умею катать мячики и клубочки. Я смогу. Кто будет первым?

Ляпики переглянулись.

– Можно, первым буду я? – раздался голос Дилли. – Я самый маленький, и я уже был лепешкой. Я готов.

 

Ляпики уважительно посмотрели на Дилли и расступились в стороны. Дилли лег на пол, и Чок с Симом начали аккуратно раскатывать его в колбаску. Колбаска получилась длинная и тоненькая, как макаронина. Она легко пролезла сквозь решетку. Отдельно, прямо на мягкую лапку Степана, наружу передали бубенчик Дилли. Теперь дело было за котенком.

Тот и вправду оказался мастером. Через минуту снаружи стоял Дилли – точь в точь такой же, каким был до этого.

– Ты в порядке? – спросил его Чок. – А ну-ка, позвени бубенчиком.

Дилли позвенел. Бубенчик работал как новенький.

 

Следующего ляпика Дилли и Степан лепили уже вдвоем, а потом и втроем. Прошло совсем немного времени, и все ляпики, кроме Сима, оказались на свободе. Скатать в колбаску самого себя Сим не смог.

Друзья попробовали приподнять корзину, чтобы выпустить Сима наружу, но на крыше бывшей тюрьмы спали два злохвоста-сторожа. Корзина оказалась неподъемной.

– Сыграем в стеночку? – предложил один из ляпиков. Остальные заулыбались. «Стеночка» была у них одной из любимых забав. Несколько самых сильных ляпиков вставали в ряд лицом к стене, упершись в нее руками. Второй ряд вставал им на плечи. Третий – еще выше. Так они могли подняться очень высоко – почти до выключателей.

Вскоре несколько ляпиков забрались на крышу, где спали караульные. Еще при свете дня первую пару голодных сторожей сменила вторая – уже покушавшая. После ночного похода, дневных впечатлений и обильного ужина, даже с прищепками на хвостах, они спали сейчас так крепко, что ими можно было стрелять из пушки.

Ляпики подтянули их к краю корзины и, раскачав, столкнули вниз.

– Шмяк! Шмяк! – раздалось в темноте.

Ляпики замерли.

– Хр-р-р-р… Хр-р-р-р… – донесся из темноты храп караульных.

Ляпики облегченно вздохнули и выпустили Сима на свободу.

 

Еще сидя под корзиной, они давно уже придумали, где им спрятаться от злохвостов. Кошачья дверца в ванную комнату была сделана для маленького котенка, а вовсе не для толстых чужаков. Если в ванной закрыться на защелку, то злохвостам в нее не попасть. Но до ванной комнаты надо было еще дойти, а в комнате стало уже совсем темно.

– Если мы пойдем на ощупь, то заблудимся и, обязательно, наступим на чью-нибудь кисточку, – вслух размышлял Сим. – Но сидеть до утра нам здесь тоже нельзя. Злохвосты могут и проснуться.

– Вам не надо идти на ощупь. Я прекрасно вижу в темноте, – раздался голос Степана. – Пусть кто-нибудь возьмет меня за хвост, а остальные пусть возьмутся за руки. Я вас выведу.

Ляпики так и сделали. Цепочкой-змейкой они прошли через всю комнату, обходя в темноте спящих злохвостов, и очень скоро очутились в ванной. Несмотря на усталость, все они выкупались, насухо вытерлись и улеглись спать на тумбочке возле раковины на теплом махровом полотенце.

 

Так закончился у ляпиков этот длинный и тяжелый день. И хотя они пожелали друг другу «Спокойной ночи», а завтра обязательно скажут друг другу «Доброе утро», на душе у них было немножечко тревожно.

 

   
     
     
   

 

 

 

главная страница

содержание

следующая глава

Рейтинг@Mail.ru