Водопьянов Олег

главная страница           содержание            следующая глава

     
     
   

Глава вторая

НЕ ТЯНИ КОТА ЗА ХВОСТ

 

   

Не прошло и полминутки, как ляпики были уже внизу. Они хотели побыстрей познакомить Степана со всеми остальными, но среди спасателей царил переполох. Одни ляпики спешно собирали лагерь, другие подавали сигналы группам восходителей о срочном спуске.

– Что случилось? – встревожено спросил Чок одного из спасателей.

– На той стороне кого-то завалило. Нам передали, что из завала торчит только хвост. Он явно не наш, но мы должны его спасти. Кто это с вами?

– Это Степан, – ответил Чок. – Он – кот. Он умеет прыгать по горам.

– Отправляй его с кем-нибудь за отставшими группами. Пусть собираются на той стороне. Мы выступаем прямо сейчас!

Спасатели закинули на плечи рюкзаки и скорым ходом двинулись в обход горы. Чок быстро объяснил Дилли и Степану, что нужно делать, и побежал за ними. Когда случается беда, ляпики никогда не спорят друг с другом и не выясняют, кто из них должен командовать. Они просто делают то, что надо. И это очень правильно.

 

На той стороне горы их поджидали ляпики-спелеологи. Именно они увидели возле большой пещеры порванный мешок и большую кучу всякой домашней мелочи, высыпавшейся из него. Прямо из кучи торчал толстый зеленый хвост с метелочкой на конце, а рядом с ним – такая же зеленая нога с двумя пальцами.

– Осторожно на осыпи! – скомандовали спасатели. – А ну-ка, взяли все вместе за хвост!

– Постойте! – раздался вдруг голос Степана.

Ляпики обернулись. Степан стоял как-то боком, спина его выгнулась дугой, а шерсть на загривке стояла дыбом.

– Кажется, я знаю, чей это хвост… – неуверенно произнес он. – Мама мне говорила, что бывает опасно тянуть за чужой хвост. Особенно, если он большой, толстый и зеленый. А этот…

– Когда надо спасать, не спрашивают, какого ты цвета, – прервал его один из спасателей. – А ну-ка, ребята! Раз-два, взяли!

 

С третьего раза куча шевельнулась. Из-под нее показалась вторая нога, а затем и все остальное. Ляпики удивленно расступились. Ничего подобного они еще не встречали. Существо было большим и казалось почти взрослым. Толстый хвост переходил в еще более толстое туловище, большую часть которого занимал живот. Живот был такой объемистый, что даже сейчас, когда существо лежало на спине, он походил на половинку футбольного мячика. Еще чуть выше, там, где из туловища росли маленькие ручки, живот переходил в голову без шеи и почти без плеч с длинным носом-дудкой и оттопыренной нижней губой. Но самыми странными оказались его уши. Такие уши можно было бы вырезать из старой резиновой грелки. Они были такие длинные, что сразу хотелось спросить, как же он не наступает на них при ходьбе. И вообще… Зачем нужны такие? Может быть, для того, чтобы обматывать себя вокруг шеи? Или завязывать бантиком?

– Он потерял сознание, – прервал паузу Чок. – Надо привести его в чувство.

За дело взялись спасатели. Сначала они терли ему уши, потом хлопали по щекам и даже попытались сделать искусственное дыхание. Ничего не помогало.

– Плохо дело… – сказал Чок. – Кажется, мы его теряем.

Но тут существо шевельнуло лапкой и почесало себе живот. Потом оно перевернулось на бок и захрапело.

– Однако… – произнес кто-то из ляпиков. – Может, ему не так уж и плохо? Кто он, вообще, такой?

Ляпики подошли поближе, чтобы внимательно рассмотреть «пострадавшего».

– Зеленый, но не лягушка…

– Ушастый, но не заяц…

– Хвостатый, но не… – ляпики посмотрели на Степана. – Нет. Это, точно, не кот.

Дилли, который был самый маленьким из ляпиков, наконец-то пробрался между своих товарищей. Он был ближе остальных к земле и первым обратил внимание на кисточку на конце зеленого хвоста.

– Какая прелесть! – воскликнул он. – Я видел такую метелочку в наших джунглях. Может быть, он – цветочек? – Дилли взялся за кончик хвоста и поднял его вверх так, что метелочка распушилась и стала похожа на фонтанчик.

– Точно, как одуванчик! – засмеялся он, набрал в себя побольше воздуха и дунул.

 

Ох!

 

Все произошло мгновенно. Вот только сейчас незнакомец храпел на боку, а вот он уже сидит совершенно прямо, растопырив ноги и откинув хвост. Его уши вовсе не висели. Они стояли вертикально вверх, как две свежие морковки, и были совершенно красные.

А Дилли нигде не было…

– Дилли, ты где? – позвал друга Чок.

– Дил… – коротко звякнуло где-то под существом. Чок повернулся к незнакомцу.

– Здравствуйте. Извините, пожалуйста… – вежливо начал он, – Вы не видели, куда делся мой друг? Такой маленький, с бубенчиком?

Незнакомец никак не реагировал. Он смотрел куда-то далеко-далеко вдаль. Или куда-то глубоко-глубоко внутрь себя. В общем, никуда он не смотрел.

– Дил… – снова звякнуло где-то совсем рядом.

– Извините, – все так же вежливо обратился к незнакомцу Чок. – Кажется, Вы сидите на моем друге… Пожалуйста, подвиньтесь.

Незнакомец медленно повернул голову к Чоку и наклонился так, что едва не уперся носом прямо ему в лицо.

– КТО?!! – вдруг рявкнул он так громко, что Чок отступил на два шага назад.

– Что – кто?.. – растеряно спросил ляпик.

– Кто сказал «подвинься»? Я ему сейчас так двину! Ты кто?!

– Меня зовут Чок, – ответил Чок.

– Я не спрашиваю, как тебя зовут. Я спрашиваю – ты кто?!

– Ляпик. Мы – ляпики. Мы здесь живем.

– Так… – незнакомец огляделся по сторонам. – А еще здесь кто-нибудь живет?

– Рыбка живет. Степан вот поселился. А остальные уехали.

Несмотря на грубое поведение, Чок все равно старался быть вежливым.

– Послушайте, мы начали говорить о моем друге…

– Жди, – оборвал его незнакомец. Теперь он пристально смотрел на котенка, который от его взгляда стал еще меньше и попытался спрятаться за спины ляпиков. Незнакомец как бы прикинул его рост, потом прикинул что-то в уме, а потом как бы выкинул все это из головы. Он снова повернулся к Чоку.

– Кто… посмел… – его глазки начали краснеть так же, как и его уши, – тронуть… мой… ХВОСТ!!

– Я Вам и пытаюсь это сказать, – на самом деле, Чок уже и не знал, что ему говорить. – У меня есть друг. Его зовут Дилли. Ему очень понравилась Ваша кисточка. Он просто хотел на нее подуть…

– Где он?!

– Вы на нем сидите.

– Я на нем сижу? – по лицу незнакомца расплылась довольная улыбка, а уши медленно опустились и позеленели. – Правильно делаю. Пускай там и сидит…

 

Ситуация зашла в тупик. Незнакомец сидел на Дилли и явно не собирался двигаться, Чок растерянно оглядывался на других ляпиков, а те так же растерянно разводили руками. Дилли что-то подозрительно долго не звякал.

Никто и никогда прежде не обращался с ляпиками таким образом и не разговаривал с ними такими словами. Они попросту не знали, что в такой ситуации следует делать.

Я тоже не знаю, чем бы все это закончилось, если бы блуждающий взгляд незнакомца не упал бы на кучу, из-под которой его вытащили. Среди прочей домашней утвари, просыпавшейся из мешка, там что-то поблескивало.

– Эй, там! – встрепенулся незнакомец. – Отошли все оттуда. Живо! Там все мое! – Он резво встал и зашагал к куче прямо сквозь стоявших вокруг ляпиков. Те едва успели уступить ему дорогу.

 

– Дилли! Ты живой? – бросился Чок к тому месту, где только что сидело странное существо.

– Конечно, живой, – ответил ему Дилли. – Только я стал совсем плоский.

– Ну, это поправимо, – с облегчением вздохнул Чок.

Вместе с остальными ляпиками он аккуратно отлепил Дилли от пола так, чтобы на полу не осталось ни одного прилипшего кусочка. А потом они слепили его заново так, что он совсем не отличался от себя прежнего. Даже бубенчик остался целым.

– Что со мной было? – удивленно оглядел себя Дилли. Он так и не понял, что с ним произошло.

– Вот оно с тобой было, – Сим указал рукой в сторону кучи. – Роется оно там. Ищет чего-то.

– Странный он какой-то… – пробормотал Дилли.

– Не то слово, – с тревогой в голосе отозвался Чок. – Но, если он собирается тут жить, то придется нам с ним как-то договариваться. И лучше это сделать сегодня.

– Да, – согласился Сим. – Но сначала надо обязательно помыться. После горы и всего вот этого… – Сим покосился в сторону кучи, где усердно копался незнакомец. Тот больше не обращал на ляпиков никакого внимания.

 

Следующие полчаса ляпики провели в ванной комнате. Они хорошенечко помылись, потом немного побултыхались, а под конец расшалились так, что даже озабоченный Чок пару раз улыбнулся, а потом и вовсе расхохотался. Ляпики забывают о неприятностях очень быстро.

Когда они снова вернулись к горе, за окошком уже темнело, а значит, день клонился к вечеру. Осыпь, из которой они вытащили незнакомца, исчезла. Точнее, она была, но незнакомец переворошил ее полностью и раскидал далеко вокруг. Сам он, явно утомившийся, сидел, привалившись спиной к горе, и задумчиво щекотал кисточкой хвоста оттопыренную нижнюю губу. Внешне он тоже поменялся. На пальцах рук и ног у него были накручены ржавые гайки, на ушах висели канцелярские скрепки, а на шее, свисая до живота, блестела цепочка с очень блестящим брелком от ключей. Рядышком валялся растрепанный журнал с цветными картинками. Время от времени незнакомец листал его, вырывал какую-нибудь картинку с пирожными или тортиком и тут же ее ел. Вокруг его головы кружили в воздухе две залетные уличные мухи.

Ляпики подошли поближе, и вперед выступил Чок.

– Добрый вечер, – вежливо сказал он.

Незнакомец еще больше оттопырил нижнюю губу, но промолчал.

– Мы пришли к Вам, чтобы поговорить, – продолжил Чок. – Но сначала скажите, пожалуйста, как Вас зовут и кто Вы такой?

Незнакомец перестал теребить свою кисточку и повернулся к ляпику.

– Ты точно знаешь, что здесь никто больше не живет?

– Да, – ответил Чок.

– И никого, похожего на меня, или больше, чем я, вы здесь не встречали?

– Нет, – ответил Чок.

– Классно… – прошептал в сторону незнакомец. Он встал во весь рост, набрал в себя побольше воздуха и заговорил громко и важно, глядя поверх голов:

– Слушайте все! Повторять не буду. Я – злохвост! Я здесь единственный злохвост. А значит, я здесь самый главный злохвост. Я здесь – Великий Злохвост!

На самом деле этот злохвост (а вы уже знаете, кто это такие) вовсе не был самым большим. Бывают и побольше. Но ляпики раньше их не встречали, а потому сравнивать им было не с чем.

– Тут спрашивают, как меня зовут! – продолжал злохвост. – Так, вот! Меня зовут… – тут он замешкался и даже как бы смутился. – Меня зовут… А никак меня не зовут! Здесь только я звать буду. Эй, вы – двое! – обратился он к двум ляпикам, которые уже начали между собой перешептываться. – Не отвлекаться! Сюда слушать. Так, вот. Жить я буду здесь. Я уже живу здесь. И вот это, – злохвост ткнул пальцем в гору, – будет все мое. Оно уже стало все моим!

Злохвост замолчал и закрыл глаза. По его лицу опять поползла довольная улыбка, словно он вживую увидел, как вся эта гора чужих вещей на глазах у всех становится его собственной.

Паузой воспользовался Чок.

– Мы не против того, чтобы Вы здесь жили, – сказал он. – Места хватит для всех. Но нам надо обязательно кое о чем договориться. И еще нам надо научиться жить дружно.

Услышав последние слова, злохвост тут же открыл глаза. Его уши стремительно покраснели.

– Вот, что… – с угрозой произнес он. – Учить жить здесь буду только я. И начну прямо сейчас. Эй, вы – двое! – обратился он к примолкнувшим шептунам. – Вы будете чесать мне спину. Ты, – злохвост ткнул пальцем в сторону Чока, – найдешь палку и будешь отгонять мух. А ты, – его палец нашел Дилли, – будешь ухаживать за моим хвостом и расчесывать кисточку. И запомните, что теперь в вашей жизни есть только две важные вещи – я и мой единственный хвост.

– Ваш хвост здесь не единственный, – в голосе Чока послышались новые нотки. – У Степана тоже есть хвост.

– И у Золотой Рыбки тоже… – раздался звонкий голос Дилли. – И хвосты у них покрасивее Вашего!

Та-а-ак… – злохвост обвел взглядом ляпиков и уперся в Степана, прятавшегося за их спинами. – Сейчас мы посмотрим, чей хвост красивее, – он шагнул к котенку. – Сейчас мы узнаем, чей хвост станет единственным… А ну-ка, давай его сюда!

Злохвост сделал второй шаг в сторону Степана.

– Мяу! – пискнул Степан.

– Стой, – сказал Чок. – Ты его не тронешь.

 

Злохвост остановился. Прямо перед ним стоял ляпик. Он был раза в два ниже злохвоста, но явно не собирался уступать дорогу. Он смотрел прямо в глаза, и было в них что-то такое, от чего по спине у злохвоста побежала мурашка. Но ляпик был один, и он был такой маленький, а себя злохвост чувствовал таким большим…

– Ах, так! – прошипел злохвост. – Это ты тут договариваться хотел? Вот ты у меня и договорился!

Злохвост сжал свои пальцы в кулачок и замахнулся им на Чока.

«Дон-н-н!» – раздался вдруг совсем рядом чистый и протяжный звон. И чей-то голос тихо произнес:

– Кажется, я сейчас чокнусь…

Это был Дилли.

– Кажется, сейчас мы все чокнемся, – твердо произнес кто-то еще. И это был Сим.

Злохвост посмотрел вниз, но не увидел там маленького одинокого ляпика. Он увидел их всех сразу. Они стояли по обе стороны от Чока, прижавшись плечом к плечу, и смотрели на злохвоста. Никто из них не махал на него руками, не строил страшных рож, и не пытался его напугать. Но стояли все они как-то слишком спокойно и слишком решительно. И было совершенно непонятно, кто же из них главный. Ведь, когда кого-нибудь надо спасать по-настоящему, ляпики не спорят о том, кто из них должен командовать. Они просто делают то, что надо.

И тут злохвост почувствовал, что он не такой уж и большой. Ему показалось, что он вдруг съежился и стал совсем крохотным, а ляпики перед ним выросли словно стена. И еще он понял, что теперь никто не будет его слушать, и не будет с ним разговаривать. Все уже сказано, и всем все уже понятно.

Уши злохвоста сами собой прижались к спине, а глазки заметались из стороны в сторону в поисках выхода. Вот они нашли маленькую щелочку между двумя ляпиками, и злохвост тут же юркнул в нее и побежал прочь. Он бежал так быстро, как умеют бегать только злохвосты и только тогда, когда спасают собственную шкуру.

 

Прошла минута, а может, и полторы. Злохвоста давно уже не было видно, но ляпики все еще стояли неподвижно. Они словно прислушивались к чему-то новому, что появилось у каждого из них. Потом Чок посмотрел на Дилли, Дилли посмотрел на Чока, и вместе они посмотрели на Сима. Сим выглядел так необычно… У него был такой серьезный вид, такие нахмуренные брови, и три волоска на его макушке так решительно торчали вверх… Это было так забавно!

Чок и Дилли улыбнулись. Сим тоже улыбнулся в ответ и засмеялся. И вот уже все ляпики просто покатывались со смеху, показывая друг на друга и хватаясь за животики.

– Да, ты на себя посмотрел бы! Ха-ха-ха!

– А ты Чока видел? Выходит такой – «Ты его не тронешь!» Ха-ха-ха!!!

– А я вообще ничего не думал! Все пошли – ну, и я пошел!

– Ха-ха-ха!!!

 

Вот так, весело и с хохотом, закончился у ляпиков этот день. Когда в комнате стемнело, и в аквариуме зажегся свет, Чок и Дилли пошли в гости к Золотой Рыбке, чтобы покормить ее и познакомить со Степаном. Котенок и рыбка показали друг дружке свои хвосты и очень друг другу понравились. Степан за день так набегался и напрыгался, что вскоре уснул прямо на тумбочке, свернувшись калачиком. Дилли и Чок тоже решили не ходить обратно и устроились спать возле Степана. Он был такой мягкий и теплый!

Про злохвоста никто больше не вспоминал. Но, уже засыпая, Чок повернулся к Дилли и тихо сказал:

– Знаешь, Дил… Ты, конечно, отличный парень и очень хороший друг. Но иногда… Иногда ты бываешь совершенно чокнутый.

– А мне ни капельки не страшно было, – отозвался Дилли. – Ведь ты же не боялся?

– Еще как боялся. Особенно за тебя.

Они полежали еще немного, глядя вверх и о чем-то думая.

– Ну, и ладно, – сказал Чок. – Все это позади. А впереди у нас только хорошее. Давай-ка спать!

Но Дилли ему не ответил. Он уже спал.

 

В эту ночь им приснился один и тот же сон. И он, действительно, был очень хороший.

 

   
     
     
   

 

 

 

главная страница

содержание

следующая глава

Рейтинг@Mail.ru