Водопьянов Олег

главная страница           содержание            следующая глава
 

     
     
   

Глава седьмая

БОЛЬШАЯ СТИРКА

   

Следующее утро оказалось самым плохим из всех, что помнили ляпики. В это утро им впервые не удалось сделать зарядку и умыться. И прямо с утра злохвосты заставили их делать такую работу, какую они никогда не согласились бы делать по собственной воле.

– Это наша квартира, – заявили злохвосты, – и порядок здесь должен быть тоже наш!

Как выглядит злохвостовский порядок, вы уже знаете. Но злохвосты не стали ждать, когда это произойдет само собой. Они захотели, чтобы это случилось прямо сейчас, и чтобы сделали это сами ляпики.

Мусор и вещи, распиханные вчера злохвостами под кровать и под стол, снова были вытащены на середину комнаты. Ящики шкафов были выдвинуты, а дверцы распахнуты так, чтобы злохвостам было удобнее в них копаться. На неубранной мятой постели появились обертки от конфет и крошки. В углах комнаты сама собой начала собираться пыль, а воздух стал несвежим. Шторы на окнах злохвосты задернули, чтобы солнце не слепило им глаза.

– Все лучше и лучше! – довольно потирали руки злохвосты.

Еще вчера они поделили пленников между собой, и теперь каждый из них внимательно следил за своим ляпиком, чтобы тот не разговаривал с другими и чтобы ляпики не собирались вместе. Если же кто-то из ляпиков заканчивал свою «работу», его сажали в баночку и относили за шкаф. Там, возле баночек, постоянно сидели два дежурных злохвоста. У каждого на хвосте было по две прищепки. На этот раз злохвосты были очень бдительны.

 

Но не только злохвосты внимательно следили за ляпиками. Время от времени из коридора в комнату осторожно заглядывал Дилли и тут же прятался обратно, чтобы его не заметили. Рядом с ним сидел Степан. Он был готов при первой же опасности посадить ляпика на спину и бежать вместе с ним в ванную.

– Ты что-нибудь придумал? – уже в который раз спрашивал Степан у Дилли.

– Еще нет, – отвечал ляпик. – Злохвосты с наших глаз не спускают.

Они подождали еще немного.

– А теперь придумал? – снова спросил Степан.

«Дон!» – тихо звякнул бубенчик.

– Кажется, придумал! – сказал Дилли. – Злохвосты обманули нас, притворившись ляпиками. А я обману их, притворившись злохвостом.

– Ты маленький! У тебя нет ушей и хвоста, – засомневался Степан.

– Я притворюсь очень маленьким злохвостом. А уши и хвост мы вылепим прямо из меня, как колбаски. Мне нужны только краски и кисточка. И еще – зеркало. Краски лежат в детской на столе. Эх!… Нам до них не добраться…

– Я знаю, где есть краски и кисточка, – сказал Степан. – И зеркало там тоже есть.

– Где? – спросил Дилли.

– Во взрослой спальне, – ответил Степан.

 

Тем временем злохвостовские приборки в детской почти завершились. Ляпики сильно устали и были все в пыли и в соринках. Но никто не повел их умываться. Злохвосты рассовали их по баночкам и оставили за шкафом под присмотром новых караульных. Сами они решили попакостить в свое удовольствие. Пакостили они так…

Несколько злохвостов вытащили из стола цветные фломастеры и принялись черкаться на стенах. Другие наделали себе плевательные трубочки и стали плеваться друг в друга жеваной бумагой. Третьи нашли где-то ножницы и пошли вырезать бахрому на шторах. В комнате началось настоящее безобразие.

Бэ-Бэ тоже захотел устроить какую-нибудь пакость. Но он был Большим Боссом, и ему хотелось, чтобы его пакость была особенно большой. Какое-то время ничего большого в голову ему не приходило. Он уже готов был на всех обидеться и по-простому сесть на чью-

нибудь голову, как вдруг в углу комнаты ближе к окошку что-то блеснуло. Бэ-Бэ направился туда и увидел аквариум, в котором медленно и грациозно плавала Золотая Рыбка. Хвост ее шевелился словно занавеска, расшитая золотыми ниточками.

– Ух, ты!!! – в изумлении воскликнул Бэ-Бэ. Он закрыл глаза и представил себе этот шикарный хвост вместо своей кисточки.

– Ух, я… – восхищенно прошептал он, но тут же обиженно выпятил нижнюю губу в два раза дальше обычного.

Вода! Золотой хвост, который почти уже стал его собственным, плавал в противной, гадкой, омерзительной воде. Он был для него так же недоступен, как луна и звезды. От огорчения Бэ-Бэ плюнул себе под ноги. Вот так…

– Тьфу!

И тут его осенило. «У меня внутри есть вода, а я не съеживаюсь», – прозвучал голос в его голове. – «Значит, я могу воду выпить. Как? Через трубочку!»

Впервые в жизни Бэ-Бэ услышал собственные мысли. Впервые в жизни у него появились собственные мысли!

«Ура!», – продолжал говорить внутренний голос. – «Я стал умным! Да, я теперь умнее самого Магната! Этот хвост просто обязан быть моим!»

Как раз в этот момент мимо Бэ-Бэ пробегал злохвост с плевательной трубочкой. Бэ-Бэ, не задумываясь, треснул его по голове, отобрал трубочку и полез наверх к заветной цели. Он уселся на уголок аквариума, опустил конец трубочки в воду и начал пить.

Он пил все больше и больше. Иногда он останавливался и переводил дыхание, не выпуская трубочки изо рта. Сначала надулся его живот. Потом он начал раздуваться весь, словно воздушный шарик. Все остальные злохвосты бросили свои мелкие пакости и собрались внизу, глядя на Бэ-Бэ как завороженные. Воды в аквариуме становилось все меньше, а триумф Большого Босса становился все ближе.

Когда воды в аквариуме осталось совсем мало, Золотая Рыбка забеспокоилась всерьез. Она заметалась из стороны в сторону и подняла со дна кучу ила и песка. Вода замутилась. Из пещерки под плоскими камушками выглянул краб Гоша.

– Ты чего носишься, как угорелая? – спросил он рыбку. – Опять не покормили?

– Спасите! Помогите! – прямо под водой закричала рыбка.

Краб Гоша выдвинул глаза-перескопики и посмотрел вверх.

– Вот, шельмец… – проворчал он. – Шалить – шали, а в аквариум не лезь!

Поскрипывая суставчиками, краб не торопясь вылез из норки и ловко ухватился большой клешней за трубочку.

– А ну, иди сюда, паршивец! Со мной поговоришь… – сказал он и дернул за трубочку вниз.

А-а-а!.. Плюх!!!

Большой Босс свалился в аквариум. От выпитой воды он был такой большой и тяжелый, что брызги от его падения взлетели до потолка и дождем посыпались на злохвостов. Злохвосты бросились врассыпную. «Ой!», «Ай!», «Ой-ой-ой!» – донеслось до них из аквариума. А потом что-то маленькое, мокрое и зеленое пролетело над их головами и шмякнулось прямо на пол.

Это краб Гоша поговорил с Бэ-Бэ по-морскому, а потом раскрутил его за хвост и вышвырнул из аквариума.

Злохвосты склонились над своим падшим начальником. После купания он стал таким маленьким, что был теперь не больше среднего ляпика.

– Чего уставились? – тоненько запищал Бэ-Бэ. – Уши откручу! На голову сяду!

– Ага… – сказали злохвосты. – Щас!

И они всей Семьей сели ему на голову.

Авторитет Бэ-Бэ был подмочен навсегда. Точнее – от него вообще ничего не осталось.

 

Припомнив бывшему начальнику все обиды и несправедливости, злохвосты не успокоились. Каждый из них в тайне всегда мечтал о том, чтобы самому когда-нибудь стать Большим Боссом. И вот, наконец, место самого главного члена Семьи оказалось свободным. Им предстояло выбрать себе нового вожака.

В злохвостовских Семьях такое случалось крайне редко. Но на этот случай было общее Правило: «Большим Боссом может стать любой злохвост, если все остальные признают его Боссом». Делалось это так…

Все злохвосты садились в круг и выжидательно смотрели друг на друга. Если кто-то из них решал, что именно он достоин стать Большим Боссом, он выходил в центр круга и громко объявлял:

– Я – самый большой злохвост! Никто не посмеет сесть на мою голову!

Каждый из братьев-злохвостов имел право тут же на глазах у всех опровергнуть сказанное и предложить в качестве босса себя. Если этого не происходило, то стоявший в круге злохвост признавался Большим Боссом. На шею ему торжественно вешали ожерелье из прищепок, а гайки на пальцы он накручивал себе сам.

 

На этот раз процедура была нарушена. Желающих стать боссами оказалось много, и некоторые из них очень торопились.

– Я – самый большой злохвост! Никто не посмеет… – начал было один из них.

– Нет! Я – самый большой! – перебил его другой.

– Нет, я! Нет, я! – раздалось со всех сторон.

Завязалась всеобщая свалка. Каждый из злохвостов старался громко выкрикнуть заветную фразу и одновременно сесть на голову ближайшему конкуренту. Тот, в свою очередь, пытался сделать то же самое.

Когда я был маленьким, мы часто играли с ребятами во дворе в «кучу-малу» и в «царя горы». Но, то была игра, и играли мы понарошку. Среди злохвостов все случилось по-настоящему. Уже через минуту появились первые отдавленные уши и разбитые носы. Выборы нового босса быстро превратились в обычную драку.

В свалке приняла участие вся Семья и даже те, кто караулил ляпиков. В пылу сражения никто не обратил внимания на то, что мимо них осторожно крадется странная зеленая фигурка. Это был Дилли. Он не нашел во взрослой спальне ни акварельных красок, ни цветных фломастеров. Но Степан показал ему тумбочку с зеркалом, на которой стояло множество баночек и лежало множество разных вещиц, с помощью которых взрослые девочки наводят себе красоту. Поглядывая в зеркало, Дилли раскатал себе злохвостовский хвост и вытянул длинные уши. Спину и живот Дилли покрасил зелеными тенями для век, а уши обмакнул в красный лак для ногтей. Метелочку он настриг из накладных ресниц и прилепил ее на кончик хвоста кусочком пластыря. Получилось очень смешно, но, честно говоря, не очень похоже. И если бы злохвосты не были так заняты и посмотрели бы на него чуть внимательнее, то они сразу узнали бы в нем ляпика.

К счастью, злохвостам было не до этого. Никто из них не заметил малыша, и Дилли благополучно добрался до своих друзей, сидевших в баночках за шкафом.

Друзья узнали его сразу.

– Дилли! Что они с тобой сделали?! – ужаснулись ляпики, решив, что это злохвосты так поиздевались над их товарищем.

– Это я сам замаскировался, – объяснил им Дилли. – Я пришел вас спасать.

– Как хорошо, что они тебя не видели… – сказал Чок. – И как хорошо, что ты такой смелый!

Дилли помог Чоку выбраться из баночки. Вдвоем они быстро освободили остальных ляпиков. Посовещавшись шепотом, друзья двинулись цепочкой вдоль стены к выходу из комнаты.

 

Тем временем большинство злохвостов уже отказались от претензий на главную должность и сидели на полу, потирая ушибленные места. В центре круга остались четыре прихвостня, которые мерялись теперь своими хвостами, ушами и кисточками. Один из них привстал на цыпочки, чтобы оказаться выше других, и вдруг увидел ляпиков.

– Ляпики сбежали! – закричал он, указывая пальцем на беглецов. – Лови их!

Беглецы успели пройти лишь половину пути. Они как раз делали поворот в углу комнаты, когда со всех сторон к ним ринулись злохвосты. Пути к бегству и к отступлению были тут же отрезаны. Сгрудившись в углу и прижавшись друг к другу, ляпики приготовились достойно встретить свою судьбу.

– Это конец, – произнес Сим.

– Теперь нас спасет только чудо… – прошептал Чок.

 

И чудо случилось!

 

Есть люди, которые говорят, что чудес не бывает. Вы им не верьте! Чудеса есть, и они совсем рядом. Просто, иногда, мы так к ним привыкаем, что перестаем замечать. Ну, разве не чудо, когда утром встает солнце? Или когда весной зацветает сирень? Или когда домой приходит мама?

 

В прихожей щелкнул замок и входная дверь открылась.

– Есть кто-нибудь дома? – раздался в квартире ласковый голос. – Встречайте! Я приехала.

– Мама вернулась! – радостно закричал кто-то в детской, и по коридору быстро пробежали детские ноги.

– Наконец-то. А мы тут заждались… – донеслось из гостиной.

– Ну, как вы тут жили без меня? – спросила мама. – Рассказывайте, показывайте…

– Да, мы тут… – в голосе явно чувствовалось смущение. – Мы думали, что успеем…

– Ох! – всплеснула руками мама. – Ну, и грязищу вы тут развели. А ну-ка, все живо за приборку! Чтобы через час ни одной пылинки не было!

 

В детской комнате разом распахнулись шторы, и в окна хлынул солнечный свет. Злохвосты зажмурились.

– Окна настежь! – скомандовала мама. – Здесь давно не проветривали.

Злохвосты заметались из стороны в сторону. Кто-то полез под кровать, кто-то юркнул под стол, кто-то попытался скрыться в шкафу.

– Пыль протереть. В шкафах прибраться. Грязную одежду в стирку, – продолжали звучать в квартире страшные для злохвостов слова. – А потом – влажная приборка. Начинаем с комнат, заканчиваем прихожей. И не забываем менять воду и полоскать тряпки. Начали!

– Спасайся, кто может! – в панике закричали злохвосты. – Полы мыть будут!!!

Забыв про все на свете, злохвосты ринулись вон из квартиры.

 

 

Час спустя вся квартира снова сверкала, как новенькая. Ляпики обошли ее всю, но нигде не увидели ни единого следа от пребывания в ней злохвостов. Ковры были тщательно пропылесосены, рубашки и маечки лежали в шкафу аккуратными стопочками, стекла на окнах стали такими прозрачными, словно их не было вовсе. Ляпики облегченно вздохнули и веселой гурьбой пошли в ванную умываться.

– Я так соскучился по дождику! – сказал Сим.

– Так, давайте устроим тропический ливень! – предложил кто-то.

– И радугу! И радугу! – поддержали его остальные.

– Стоп, ребята, – вдруг остановил их Чок. Он предостерегающе поднял руку. – Там, под ванной, кто-то есть.

Из-под ванной высовывался кончик хвоста с метелочкой.

– Эй, Дилли! – позвал Сим. – Вылезай оттуда. Хватит злохвостом прикидываться.

– Это не я, – отозвался Дилли из-за спины Сима. – Я давно уже ляпик.

– Так… – сказал Чок и заглянул под ванну. – А ну, покажись – кто ты такой?

Под ванной зашуршало, и оттуда вылез Шибзик. Он выглядел очень жалобно и совсем не смотрел ляпикам в глаза.

– Я не хочу быть злохвостом, – сказал он. – Мне с ними плохо. Можно, я останусь с вами?

Ляпики никогда не желают плохого другому, даже если это злохвост. Но память о недавних событиях была еще свежа, и никто не хотел, чтобы все повторилось. Друзья молча смотрели на Шибзика, который все глубже и глубже втягивал голову в плечи.

– Вот что… – прервал паузу Чок и повернулся к Дилли. – Ты больше всех от него натерпелся. Тебе и решать.

Дилли ответил совершенно серьезно.

– Я думаю, что если кто-то… – он посмотрел на Шибзика, – …если кто-то хочет стать лучше, то надо всегда давать ему шанс. Пусть, остается.

Все ляпики облегченно вздохнули.

 

 

Вот так закончилась эта история про ляпиков и злохвостов.

Наверное, кто-нибудь скажет, что ляпики зря оставили Шибзика у себя. Ведь он – злохвост, а значит – плохой. «Не знаю», – честно отвечу я. Иногда мне кажется, что не совсем важно, с кем ты дружил и что ты делал раньше. Гораздо важнее, с кем ты дружишь и что ты делаешь прямо сейчас.

Ну, а тем, кто скажет, что все это – выдумка, и что злохвостов и ляпиков на самом деле не бывает, я скажу так:

– Может, и не бывает… Поживем – увидим.

 

   
     
     
   

 

 

 

главная страница

содержание

следующая глава

Рейтинг@Mail.ru