Юрий Олеша

 

главная страница           содержание            следующая глава

Три толстяка

поиск  >>>>

   
       

народные сказки

мифы и легенды

сказки русских и советских писателей

сказки зарубежных писателей

народное творчество

послушать сказки

е-книги

игротека

кинозал

загадки

статьи

литература 1-11 класс

карта сайта

 

 

 

Глава 9

КУКЛА С ХОРОШИМ АППЕТИТОМ

Наследник Тутти стоял на террасе. Учитель географии смотрел в бинокль. Наследник Тутти требовал, чтобы принесли компас. Но это было лишним.
Наследник Тутти ожидал прибытия куклы.
От сильного волнения он крепко и сладко проспал всю ночь. С террасы была видна дорога от городских ворот к дворцу. Солнце, вылезавшее над городом, мешало смотреть. Наследник держал ладони у глаз, морщился и жалел о том, что нельзя чихнуть.
- Еще никого не видно, - говорил учитель географии.
Ему поручили это ответственное дело потому, что он, по своей специальности, лучше всех умел разбираться в пространствах, горизонтах, движущихся точках и в прочем подобном.
- А может быть, видно? - настаивал Тутти.
- Не спорьте со мной. Кроме бинокля, у меня есть знания и точное представление о предметах. Вот я вижу куст жасмина, который на латинском языке имеет очень красивое, но трудно запоминающееся имя. Дальше я вижу
мосты и гвардейцев, вокруг которых летают бабочки, а затем лежит дорога... Позвольте! Позвольте!..
Он подкрутил бинокль. Наследник Тутти стал на носки. Сердце его забилось снизу вверх, как будто он не выучил урока.
- Да, - сказал учитель.
И в это время три всадника направились со стороны дворцового парка к дороге. Это капитан Бонавентура с караулом поскакал навстречу экипажу, появившемуся на дороге.
- Ура! - закричал наследник так пронзительно, что в дальних деревнях отозвались гуси.
Внизу, под террасой, учитель гимнастики стоял наготове, чтобы поймать наследника на лету, если тот от восторга вывалится через каменную ограду террасы.
Итак, экипаж доктора Гаспара катил к дворцу. Уже не нужно было бинокля и научных познаний учителя географии. Уже все видели экипаж и белую лошадь.
Счастливый миг! Экипаж остановился у последнего моста. Караул гвардейцев расступился. Наследник махал обеими руками и подпрыгивал, тряся золотыми волосами. И наконец он увидел самое главное. Маленький человек, неуклюже, по-стариковски двигаясь, вылез из экипажа. Гвардейцы, почтительно придерживая сабли и отдавая честь, стояли поодаль. Маленький человек вынул из экипажа чудесную куклу, точно розовый свежий букет, перевитый лентами.
Это была восхитительная картина под голубеющим утренним небом, в сиянии травы и солнца.
Через минуту кукла уже была во дворце. Встреча произошла следующим образом. Кукла шла без посторонней помощи.
О, Суок прекрасно играла свою роль! Если бы она попала в общество самых настоящих кукол, то, без всякого сомнения, они приняли бы ее за такую же куклу.
Она была спокойна. Она чувствовала, что роль ей удается.
"Бывают более трудные вещи, - думала она. - Например, жонглировать зажженной лампой. Или делать двойное сальто-мортале..."
А Суок случалось в цирке проделывать и то и другое.
Словом, Суок не боялась. Ей даже нравилась эта игра. Гораздо сильнее волновался доктор Гаспар. Он шел позади Суок. Она ступала маленькими шажками, подобно балерине, идущей на носках. Платье ее шевелилось, дрожало и шелестело.
Сверкали паркеты. Она отражалась в них розовым облаком. Она была очень маленькая среди высоких залов, которые увеличивались от блеска паркетов в глубину, а в ширину - от зеркал.
Можно было подумать, что это маленькая цветочная корзинка плывет по огромной тихой воде.
Она шла, веселая и улыбающаяся, мимо стражи, мимо кожаных и железных людей, которые смотрели как зачарованные, мимо чиновников, которые улыбались впервые в жизни.
Они отступали перед ней, давая ей дорогу, точно это была владетельница этого дворца, вступающая в свои права.
Стало так тихо, что слышались ее легкие шаги, звучавшие не громче падения лепестков.
А сверху, по широчайшей лестнице, такой же маленький и сияющий, спускался навстречу кукле наследник Тутти.
Они были одного роста.
Суок остановилась.
"Так вот он, наследник Тутти!" - подумала она.
Перед ней стоял худенький, похожий на злую девочку мальчик, сероглазый и немного печальный, наклонивший растрепанную голову набок.
Суок знала, кто такой Тутти. Суок знала, кто такие Три Толстяка. Она знала, что Три Толстяка забрали все железо, весь уголь, весь хлеб, добытый руками бедного, голодного народа. Она хорошо помнила знатную старуху, которая натравила своих лакеев на маленькую Суок. Она знала, что это все одна компания: Три Толстяка, знатные старухи, франты, лавочники, гвардейцы - все те, кто посадил оружейника Просперо в железную клетку и охотился за ее другом, гимнастом Тибулом.
Когда она шла во дворец, она думала, что наследник Тутти покажется ей отвратительным, чем-то вроде знатной старухи, только с длинным и тонким языком малинового цвета, всегда высунутым наружу.
Но никакого отвращения она не почувствовала. Скорее ей стало приятно оттого, что она его увидела.
Она смотрела на него веселыми серыми глазами.
- Это ты, кукла? - спросил наследник Тутти, протягивая руку.
"Что же мне делать? - испугалась Суок. - Разве куклы говорят? Ах, меня не предупредили!.. Я не знаю, как себя вела та кукла, которую зарубили гвардейцы..."
Но на помощь пришел доктор Гаспар.
- Господин наследник, - сказал он торжественно, - я вылечил вашу куклу! Как видите, я не только вернул ей жизнь, но и сделал эту жизнь более замечательной. Кукла, несомненно, похорошела, затем она получила новое,
великолепное платье, и самое главное - я научил вашу куклу говорить, сочинять песенки и танцевать.
- Какое счастье! - тихо сказал наследник.
"Пора действовать", - решила Суок.
И тут маленькая актриса из балаганчика дядюшки Бризака выступила в первом дебюте на новой сцене.
Этой сценой был главный дворцовый зал. А зрителей собралось много. Они толпились со всех сторон: на вершинах лестниц, в проходах, на хорах. Они лезли из круглых окон, переполняли балконы, карабкались на колонны, чтобы лучше видеть и слышать. Множество голов и спин, самых разнообразных цветов и красок, горело в ярком солнечном освещении.
Суок видела лица, которые смотрели на нее широко улыбаясь. Повара с растопыренными пятернями, с которых, как клей с веток, стекали красные сладкие соки или коричневые жирные соусы; министры в разноцветных расшитых мундирах, точно обезьяны, переодетые петухами; маленькие пухлые музыканты в узких фраках; придворные дамы и кавалеры, горбатые доктора, длинноносые ученые, вихрастые скороходы; челядь, разо-
детая не хуже министров.
Вся эта масса лепилась ко всему, к чему можно было прилепиться. И все молчали. Все затаив дыхание смотрели на маленькое розовое создание, которое спокойно и с большим достоинством двенадцатилетней девочки встречало эту сотню взглядов. Она совершенно не смущалась. Эти зрители вряд ли были более строгими, чем зрители на площадях, где чуть ли не каждый день представляла Суок. О, то были очень строгие зрители: зеваки,
солдаты, актеры, школьники, маленькие торговцы! И тех Суок не страшилась. А они говорили: "Суок - самая лучшая актриса в мире..." И бросали на ее коврик последнюю мелкую монету. А между тем за такую маленькую монету можно было бы купить пирожок с печенкой, который заменял какой-нибудь чулочнице и завтрак, и обед, и ужин.
И вот Суок начала разыгрывать свою роль куклы по-настоящему. Она сдвинула носки, потом приподнялась на них, подняла к лицу руки, согнутые в локтях, и, шевеля обоими мизинцами на манер китайского мандарина, начала петь песенку. При этом она покачивала головой в такт мотиву направо и налево.
Улыбалась она кокетливо и лукаво. Но все время она старалась, чтобы глаза ее были круглые и широкие, как у всех кукол. Она пела так:
Вот наукой неизвестной,
Раздувая в тиглях жар,
Воскресил меня чудесно
Добрый доктор наш Гаспар.
Посмотри: я улыбнулась.
Слышишь ли: вздохнула я...
Так опять ко мне вернулась
Жизнь веселая моя.
Я всю жизнь к тебе спешила,
Столько спутала дорог!..
Не забудь сестрички милой
Имя нежное - Суок!
Снова я живою стала,
И, заснувши в тишине,
Я тебя во сне видала, -
Как ты плакал обо мне!
Посмотри: дрожат реснички,
Льется волос на висок.
Не забудь твоей сестрички
Имя нежное - Суок!

- Суок, - тихо повторил Тутти.
Глаза его были полны слез, и от этого казалось, что у него не два, а четыре глаза.
Кукла окончила песенку и сделала реверанс. Зал восхищенно вздохнул. Все зашевелились, закивали головами, защелкали языками.
Действительно, мелодия песенки была очаровательна, хотя и несколько печальна для такого молодого голоса, а сам голос звучал такой прелестью, что казалось - исходил из серебряного или стеклянного горла.
- Она поет, как ангел, - раздались в тишине слова дирижера.
- Только песенка ее немного странная, - заметил какой-то сановник, звякнув орденом.
На этом критика оборвалась. В зал вошли Три Толстяка. Скопление публики могло показаться им неприятным - все бросились к выходам. Повар в суматохе влепил свою пятерню со всем запасом малинового сока в спину какой-то красавицы. Красавица взвизгнула, и при этом обнаружилось, что у нее вставная челюсть, потому что челюсть выпала. Толстый гвардейский капитан наступил на красивую челюсть некрасивым, грубым сапогом.
Раздалось: хрясь, хрясь! - и церемониймейстер, подвернувшийся тут же, выругался:
- Набросали орехов! Трещат под ногами! Возмутительно!
Красавица, потерявшая челюсть, хотела закричать и даже воздела руки, но, увы, вместе с челюстью погиб и голос. Она только прошамкала нечто маловразумительное.
Через минуту в зале не было лишних. Остались только ответственные лица.
И вот Суок и доктор Гаспар предстали перед Тремя Толстяками.
Три Толстяка не казались взволнованными вчерашними событиями. Только что в парке они играли в мяч под наблюдением дежурного врача. Это делалось ради моциона. Они очень устали. Потные лица их блестели. Рубашки прилипли к их спинам, и спины эти походили на паруса, раздутые ветром. У
одного из них под глазом темнел синяк в форме некрасивой розы или красивой лягушки. Другой Толстяк боязливо поглядывал на эту некрасивую розу.
"Это он запустил ему мяч в лицо и украсил его синяком", - подумала Суок.
Пострадавший Толстяк грозно сопел. Доктор Гаспар растерянно улыбался.
Толстяки молча оглядывали куклу. Сияющий вид наследника Тутти привел их в хорошее настроение.
- Ну-с, - сказал один, - это вы доктор Гаспар Арнери?
Доктор поклонился.
- Ну, как кукла? - спросил другой.
- Она чудесна! - воскликнул Тутти.
Толстяки никогда не видели его таким оживленным.
- Вот и отлично! Она действительно выглядит хорошо...
Первый Толстяк вытер ладонью лоб, злобно крякнул и сказал:
- Доктор Гаспар, вы исполнили наше приказание. Теперь вы имеете право требовать награды.
Наступило молчание.
Маленький секретарь в рыжем парике держал перо наготове, чтобы записать требование доктора.
Доктор начал излагать свою просьбу:
- Вчера на Площади Суда построили десять плах для казни восставших...
- Их казнят сегодня, - перебил Толстяк.
- Я именно это и имею в виду. Моя просьба такова: я прошу даровать всем пленникам жизнь и свободу. Я прошу отменить казнь вовсе и сжечь эти плахи...
Рыжий секретарь, услышав эту просьбу, уронил от ужаса перо. Перо, отлично заостренное, вонзилось в ногу Второго Толстяка. Тот закричал и завертелся на одной ноге. Первый Толстяк, обладатель синяка, злорадно захохотал: он был отомщен.
- Черт возьми! - орал Второй Толстяк, выдергивая из ступни перо, как стрелу. - Черт возьми! Эта просьба преступна! Вы не смеете требовать таких вещей!
Рыжий секретарь удрал. Ваза с цветами, которую он опрокинул на ходу, летела за ним и рвалась на части, как бомба. Полный получился скандал. Толстяк выдернул перо и швырнул его вдогонку секретарю. Но разве при
эдакой толщине можно быть хорошим копьеметателем! Перо угодило в зад караульного гвардейца. Но он, как ревностный служака, остался неподвижен.
Перо продолжало торчать в неподходящем месте до тех пор, пока гвардеец не сменился с караула.
- Я требую, чтобы даровали жизнь всем рабочим, приговоренным к смерти. Я требую, чтобы сожгли плахи, - повторил доктор не громко, но твердо.
В ответ раздались крики Толстяков. Получалось такое впечатление, будто кто-то ломает щепки.
- Нет! Нет! Нет! Ни за что! Они будут казнены!
- Умрите, - шепнул доктор кукле.
Суок сообразила, в чем дело. Она снова встала на носки, пискнула и покачнулась. Платье ее затрепетало, точно крылья у пойманной бабочки, голова опустилась, - каждую секунду кукла готова была упасть.
Наследник бросился к ней.
- Ах! Ах! - закричал он.
Суок пискнула еще печальнее.
- Вот, - сказал доктор Гаспар, - вы видите? Кукла снова потеряет свою жизнь. Механизм, заключенный в ней, слишком чувствителен. Она окончательно испортится, если вы не исполните моей просьбы. Я думаю, что господин наследник будет не очень доволен, если его кукла станет негодной розовой тряпкой.
Гнев охватил наследника. Он затопал ногами, как слоненок. Он зажмурил глаза и замахал головой.
- Ни за что! Слышите, ни за что! - кричал он. - Исполните просьбу доктора! Я не отдам моей куклы! Суок! Суок! - разрыдался он.

Конечно, Толстяки сдались. Приказ был дан. Помилование было объявлено. Счастливый доктор Гаспар отправился домой.
"Я буду спать целые сутки", - размышлял он по дороге.
Въезжая в город, он уже слышал разговоры о том, что на Площади Суда горят плахи и что богачи очень недовольны тем, что казнь бедняков не состоится.
 

 

Итак, Суок осталась во Дворце Трех Толстяков.
Тутти с нею вышел в сад.
Наследник мял цветы, напоролся на колючую проволоку и чуть не свалился в бассейн. От счастья он ничего не замечал.
"Неужели он не понимает, что я живая девочка? - удивлялась Суок. - Я не дала бы себя так провести".
Принесли завтрак. Суок увидела пирожные и вспомнила, что только в прошлом году осенью ей удалось съесть одно пирожное. И то старый Август уверял, что это не пирожное, а пряник. Пирожные наследника Тутти были
великолепны. Десять пчел слетелись к ним, приняв их за цветы.
"Ну как же мне быть? - мучилась Суок. - Разве куклы едят? Разные бывают куклы... Ах, как мне хочется пирожного!"
И Суок не выдержала.
- Я хочу кусочек... - сказала она тихо. Румянец покрыл ее щеки.
- Вот хорошо! - обрадовался наследник. - А прежде ты не хотела есть.
Прежде мне было так скучно завтракать одному. Ах, как хорошо! У тебя появился аппетит...
И Суок съела кусочек. Потом еще один, и еще, и еще. И вдруг она увидела, что слуга, следивший издали за наследником, смотрит на нее; и мало того: смотрит на нее с ужасом.
У слуги был широко раскрыт рот. Слуга был прав.
Ему никогда не случалось видеть, чтобы куклы ели.
Суок испугалась и уронила четвертое пирожное, самое рассыпчатое и с виноградиной.
Но дело обошлось благополучно. Слуга протер глаза и закрыл рот.
- Это мне показалось. Жара!
Наследник говорил без умолку. Потом, устав, он замолчал. Было очень тихо в этот жаркий час. Вчерашний ветер, как видно, залетел очень далеко. Теперь все застыло. Даже птицы не летали.
И в этой тишине Суок, сидевшая рядом с наследником на траве, услышала непонятный, равномерно повторяющийся звук, подобный тиканью часов, спрятанных в вату. Только часы делают "тик-так", а этот звук был такой: "тук-тук".
- Что это? - спросила она.
- Что? - Наследник поднял брови, как взрослый человек в минуту удивления.
- А вот: тук-тук... Это часы? У тебя есть часы?
Опять наступила тишина, и опять в тишине что-то тукало. Суок подняла палец. Наследник прислушался.
- Это не часы, - сказал он тихо. - Это бьется мое железное сердце...


 

   далее >>>

 

 

   
 
     
     

 

главная страница

содержание

следующая глава

Рейтинг@Mail.ru