Русские былины

 

 главная страница          содержание          следующая былина

русская былина

О былине Илья Муромец

поиск  >>>>      
       

народные сказки

мифы и легенды

сказки русских и советских писателей

сказки зарубежных писателей

народное творчество

послушать сказки

е-книги

игротека

кинозал

загадки

статьи

литература 1-11 класс

карта сайта   

 

 

 

В пещерах Киево-Печерской лавры покоятся мощи святого, имя его — Илья Муромец. Известно, что в пре- клонном возрасте пришел он в монастырь и стал монахом, что он был велик ростом и что рука его пробита копьем. По преданию, то есть по расска- зам, дошедшим до нас от наших пред- ков, святой Илья Муромец — это тот самый богатырь, о котором сложено столько былин.
Под древним городом Муромом, в селе Карачарове, родился мальчик, крепкий, крупный — словом, богатырь. Дали имя ему — Илья. Радовались на него родители, дивились сельчане — да только недолго. Напала на мальчика черная хворь, отнялись у него ручки-ножки, не мог он и шагу ступить, не мог даже игрушку в руке удержать. Чем только не лечили родители первенца своего, какими травами не поили — ничего не помогало. Подолгу на коленях молилась мать: просила прощенья за грехи свои, просила исцеления сыночку. Шли годы. И вот уже юношей стал Илья. Лицом прекрасен, в плечах могуч, но — неподвижен. Очень горевал он, что сиднем сидит, ничего делать не может, что обуза он для отца с матерью. И чтобы не задавили печаль и отчаяние, много молился Богу. Молился и чувствовал, как смягчается горе, как легче становится на душе. Однажды, в праздник Преображения, матушка с отцом ушли в церковь. Илья, как обычно, сидел на лавке под образами и, глядя на мерцающий огонек лампадки, произносил про себя молитву. Вдруг кто-то стукнул в окошко.
— Люди добрые, пустите Христа ради странничка.
— Рад бы впустить тебя, мил человек, да встать не могу. Калека я, вот уж тридцать лет и три года сиднем сижу.
Но странник настойчиво просил:
— Впусти, родимый, отвори дверь...
— И рад бы, да недвижен я, — снова ответил Илья.
Но удивительный странник все настаивал на своем.
— Встань, Илия, — словно заклинание, повторял он.
И так велика была сила слов, что Илья, как во сне, поднялся, дошел до двери и толкнул ее рукой. А когда возвращался назад, к лавке, с образа Спасителя взглянули на него ясные добрые глаза. Только тут осознал Илья, какое чудо произошло с ним: и руки, и ноги его стали живыми и послушными! Странник этот был старичок в черном одеянии, только вот глаза у него, как у юноши, веселые, лучистые, и сам он весь сиял и лучился весельем, радостью. Вошел он, перекрестился, в пояс поклонился и сказал: — Не дашь ли, молодец, водицы испить?
Илья, не смея поверить в чудо, дошел до деревянного ведерка, принес старичку попить. Но тот, улыбаясь, сказал:
— Испей сначала сам глоточек.
Илья сделал глоток — и почувствовал себя совсем здоровым. С изумлением глядел он на странника.
— Испей еще глоток, — все так же улыбаясь, молвил старичок.
Илья послушно выпил приятной сладковатой воды и ощутил в себе великую силу.
— За терпение твое и веру исцелил тебя Господь, — сказал странник. — Будешь ты защитником Руси святой, веры нашей православной. И смерть тебя в бою не настигнет.
Илья Муромец. Кто он, этот русский богатырь, во имя чего совершает свои подвиги? О нем сложено былин больше, чем обо всех других богатырях. Могучий и справедливый, Илья — старший на заставе богатырской. Дремучие непроходимые леса стояли в древности между Северо-Восточной Русью — Владимиром, Суздалем, Ростовом — и Поднепровьем со стольным Киевом. В Киев добирались, объезжая леса, ехали к верховью Волги, оттуда к Днепру и по воде до Киева. Но вот к середине XII века появилась в лесных дебрях дорога. Она вела прямо от Оки к Днепру. Дорога эта была намного короче, но и намного беспокойнее прежней. Разбойники грабили и убивали путников. Множество крестов вдоль дороги указывали на могилы тех, кто остался здесь навечно. О таком кресте говорит князь Владимир в былине «Илья Муромец и Соловей Разбойник»:
А у той ли у Грязи-то Черной,
Да у славной у речки у Смородины,
А у того ли креста у Леонидова
С оловей сидит Разбойник, Одихмантьев сын.
В эти времена Русь разоряют враги и внешние, и внутренние. В пределы ее то и дело вторгаются иноземцы. Князь Владимир сетует:
Как у славного у городд Чернигова
Нагнано тут силы много-множечко.
То пехотою никто не прохаживал,
И на добром коне никто да не проезживал.
Препятствия на дороге были угрозой не только для одиноких путников. Они вредили самому Киевскому государству. Сокрушались князья, но справиться с этим злом им было не под силу. Именно этой прямоезжей дорогой едет богатырь Илья Муромец в стольный Киев-град. Ему Русь обязана избавлением от Соловья Разбойника, что сидел у речки Смородины.

следующая былина

 

 

   
 
       
       
   

 

 

 

главная страница

содержание

следующая былина

Рейтинг@Mail.ru